Ущемление женщин

В марте 2019 года Комитет министров Совета Европы принял Рекомендацию о предупреждении и пресечении сексизма. В данном документе содержится не только первое международно признанное определение сексизма, но и перечень конкретных мер, направленных на искоренение этого широко распространенного явления.

Сексизм проявляется во всех сферах жизни: свист вслед женщине на улице, игнорирование женщин во время рабочих совещаний, навязывание мальчикам агрессивных ролевых моделей в видеоиграх. Сексизм также проявляется, когда замечания в отношении женщин-политиков касаются длины их юбок, а не содержания их последних докладов в парламенте. Распространение сексизма может привести к принятию дискриминации и даже насилия.

По словам Генерального секретаря Совета Европы Турбьёрна Ягланда, «никто не должен подвергаться дискриминации по половому признаку. Это один из основополагающих принципов, однако мы все еще далеки от соблюдения его на практике. Предпринимая усилия по предотвращению и искоренению сексистского поведения, Совет Европы стремится содействовать обеспечению равных условий для женщин и мужчин, мальчиков и девочек».

Сексизм ‒ это пагубное явление, которое лежит в основе гендерного неравенства, порождая у его жертв чувство собственной никчемности, самоцензуру, негативные изменения в поведении и ухудшение здоровья. Прежде всего от сексизма страдают женщины и девочки. К его проявлениям могут быть особенно уязвимы некоторые группы женщин, такие как политики, журналисты, защитники прав человека женщин, молодые женщины. Однако сексизм может затрагивать также мужчин и мальчиков, если они не соответствуют стереотипным представлениям о гендерных ролях. Наконец, особенно серьезные последствия сексизм может иметь для некоторых женщин и мужчин в силу их этнической принадлежности, возраста, ограниченных возможностей, социального происхождения, религии, гендерной идентичности, сексуальной ориентации и некоторых других факторов.

Для решения этих проблем и содействия выполнению Рекомендации в полном объеме Совет Европы представляет видео и веб-страницу инициативы по искоренению сексизма с хэштегом #стопсексизм и слоганом «Сексизм: Видеть. Называть. Искоренять». Задача данной инициативы состоит в том, чтобы помочь широкой общественности научиться распознавать проявления сексизма и противостоять им.

Дискриминация – это запрещённое неравное отношение, целью или результатом которого является постановка лица в менее благоприятную ситуацию по отношению к другому лицу, которое находится в обстоятельствах, сравнимых с этим лицом, и в основе которого лежит проявление запрещённого неравного отношения, в том числе ущемление прав лица и указание дискриминировать лицо.

Запрет на дискриминацию полностью охватывает отношения между государством и индивидом и применяется также в отдельных сферах частного права, например, в трудовых отношениях.

Дискриминацией не считается неравное отношение, если различное отношение соответствует объективному требованию, если цель этого требования правомерна, и средства, выбранные для её достижения, соразмерны. Дискриминация не усматривается в мероприятиях социальной защиты, например, особые права в связи с беременностью и материнством. Также различные положительные мероприятия, направленные на стимулирование соблюдения прав какой-либо малозащищённой группы (положительная дискриминация), не считаются дискриминацией.

Виды дискриминации

Прямая дискриминация проявляется в случаях, когда ситуация по отношению к лицу отличается и является менее благоприятной, чем по отношению к другому лицу, и в основе этого отношения лежит какой-либо запрещенный признак дискриминации.

В Латвии очень широко распространены случаи проявления прямой дискриминации, когда на работу не принимаются женщины и пожилые люди. Прямая дискриминация допустима только в том случае, если к тому есть обоснованная и объективная предпосылка. Например, на работу в китайский ресторан на роль обслуживающего персонала можно выбирать людей с восточной внешностью и отвергать кандидатов, не соответствующих выдвинутому требованию. Тем не менее по отношению к работникам кухни, которых не видят посетители, выдвигать подобное требование недопустимо.

Косвенная дискриминация может быть установлена в случаях, когда, казалось бы, нейтральное правило, критерий или практика ставит группу лиц (которую объединяет какой-либо общий признак дискриминации) в особенно неблагоприятное положение в сравнении с другой группой. В таком случае проявляется ситуация, при которой лицу не запрещается осуществлять свои права по причине принадлежности к определенной группе, однако возможности или приобретения этой конкретной группы не являются равноценными. Например, требуя у официанток носить на работу короткие юбки, исключаются мусульманские и более зрелые женщины. Нельзя принимать за косвенную дискриминацию случай, когда такое правило, критерий или практика объективно обоснована правовой целью и средства, выбранные для её достижения умеренны.

Домогательство лица (англ. яз. — harassment) является видом дискриминации, когда человек подвергается подчинению такому, по его мнению, нежелательному действию, цель или результат которого задевает достоинство данного человека или в создании запугивающей, враждебной, унизительной или притесняющей среды. Например, рабочий коллектив притесняет коллегу гомосексуалиста или же мужчина регулярно выражает комплименты своей коллеге относительно её женственной привлекательности, таким образом заставляя её чувствовать себя неудобно.

Указание или побуждение к дискриминации так же является видом дискриминации, который проявляется в случаях, когда высказывается указание другой персоне дискриминировать кое-либо лицо, основываясь на запрещенном критерии. Например, владелец ночного клуба приказывает охране не впускать в клуб людей цыганской национальности.

Россию сейчас относят к неопатриархату: у женщин вроде бы есть власть и права, но почему-то они все равно на разных уровнях ограничиваются — как структурно (например, список запрещенных профессий), так и культурно (стереотипы о женской логике или влиянии ПМС на вождение). Исследовательница Дениз Кандиоти еще в 1988 году написала вечно актуальную статью про «патриархатную сделку»: систему патриархата создали и поддерживают мужчины, но он не только дает им привилегии (в виде контроля, роли главного, более широкого доступа к ресурсам), но и заставляет их же платить издержки (в виде той же самой принудительной армии, роли кормильца, необходимости доказывать окружающим, что ты настоящий мужик и крутой).

Женские тактики сопротивления патриархату исследователи сейчас называют термином «женская власть». Это когда женщины вынуждены применять манипуляции для достижения своих целей, потому что они не могут реализовывать свою власть так же открыто, как мужчины. Но такие манипуляции нельзя назвать сексизмом.

Дарья Серенко

художница, активная феминистка

Когда я только начинала вникать в фемтеорию, я никак не могла понять, почему обратного сексизма не существует. Ведь очевидно, что мужчины тоже от многого страдают и что женщины тоже имеют свои предрассудки в отношении мужчин. Но тут все дело в терминах. Обратность сексизма была бы возможна при равных изначальных данных и возможностях, равных стартовых капиталах. А тогда и сам сексизм бы исчез — потому что так называют именно систему дискриминации, то есть когда у одной группы изначально больше ресурсов и возможностей, чем у другой.

Сексизм можно разделить на несколько видов:

Институциональный сексизм поддерживается системой, властью, общественными институтами. Сюда подходят, например, ограничивающие законы в отношении женщин, запрет абортов, запрет на профессии, разница в зарплатах, разница в представительстве на руководящих должностях, отсутствие закона о домашнем насилии и многое другое. Такой сексизм — часть патриархата (господство мужчин. — Прим. ред.), то есть остаточная часть того мира, где женщины умирали, борясь за свои права. Институциональный сексизм и сейчас опирается на то, что у женщин якобы есть некое предназначение и что у государства на женщин есть некое право (например, на их репродуктивную функцию).

Межличностный сексизм проявляется в оскорблениях. Чаще всего это трансляция какого-нибудь гендерного стереотипа. И вот здесь фразы вроде «все мужики — козлы» иногда называют обратным сексизом. Конечно, ничего хорошего в оскорблениях нет, с любой стороны. Но когда люди употребляют слово «обратный», они подразумевают, что в адрес мужчин якобы транслируется точно такой же объем угнетения. Но никакой симметрии нет. И это вдруг обесценивает контекст, то есть институциональное угнетение женщин, делает его невидимым, сводя все к межличностным (конечно, тоже важным) штукам. Межличностный сексизм и в адрес женщин, и в адрес мужчин проистекает из одной и той же патриархальной системы, из истории угнетения женщин, из институциональной дискриминации. Именно поэтому этот термин некорректен, и я призываю использовать вместо него что-то вроде «взаимные гендерные стереотипы».

Кендра Джеймс, редактор и журналистка, размышляет о том, скольких ресурсов нас лишает список навыков под заголовком «Не женское это дело».

Умения, которых у нас, женщин, нет, особенно пригодились бы, когда «сильное мужское плечо» в один прекрасный день удаляется в неизвестном направлении. Да и вообще, если бы кое-кому не сказали, что «точные науки — не женское дело», то кое-кто был бы уже Нобелевским лауреатом по физике. Или умел косить газоны для собственного удовольствия.

Газонокосилка моего брата

Моего младшего брата научили пользоваться газонокосилкой как только он стал доставать до ее ручек. А я? Помните эту сцену из сериала «Безумцы», где один персонаж запускает газонокосилку в офисе? Все смеются, веселятся, а потом такой звук «Пфффбт!» и брызги крови и отрубленная нога в ботинке. Именно такой сценарий рисовали мне мои родители: вот, что случится, если ты притронешься к газонокосилке. «Это слишком опасно, ты не достаточно сильная, чтобы с ней справиться и тебе запросто отрежет ногу!» — говорил мой отец. Мама рассказала ужасную историю о прошитом швейной машинкой пальце: «Так вот, с газонокосилкой будет так же. Только в тысячу раз больнее!» Она говорила: «Косить траву? Это не женское дело, пусть этим занимаются папа и твой брат. Нам не надо об этом думать».

Время косить

Но подумать о том, кто будет косить лужайку (как и о многом другом «не женском») нам пришлось. Так случается, когда после 20 лет замужества и чисто «женских» забот ты разводишься. И нет больше в доме мужчины, который тебя от ужасов «не женской» работы оберегал. Кто-то должен косить траву. Я инстинктивно говорю: «Я сделаю!» В конце концов, кое-чему я научилась за время работы театральным техником. Поэтому я починила ступеньки, вытравила пауков из гаража, а змей — из канализации. На заднем дворе стали образовываться огромные лужи, потому что фильтр повредился во время урагана — я починила и его. И вот, мама вытаскивает из гаража газонокосилку, мне бы и тут выпалить: «Я сделаю!» Но меня парализует страх: «Мне же ногу может отрезать!» Мне почти тридцать, а я не умею чего-то элементарного? А научиться? И тут я понимаю, что боюсь этой чертовой косилки: программа моих родителей работает!

Бытовой сексизм

На самом деле, все, что они сделали — это применили в воспитании гендерный стереотип: девочки не косят траву. При чем стереотип подавался в свете моей безопасности, именно так и подается зачастую бытовой сексизм. Такая «забота» о женщинах порождает больную логику: «Если ты не будешь носить короткие юбки, то избежишь изнасилования». Можно подумать, что в брюках никого не насиловали. То есть вместо того, чтобы учить мужчин менять поведение, сексизм меняет ваше поведение. Во многих случаях он уводит вас от тех возможностей, которыми вы могли бы воспользоваться, если бы вам не говорили, что может и чего не может делать женщина. И бог с ней, с газонокосилкой, но я продолжаю думать о других моих интересах, которые не поддержали, потому что я — девочка. Не только родители, но и учителя, тренеры, другие взрослые в моей жизни.

Сексизм крадет наши деньги, отбирает у нас права. Он мешает правосудию, когда мужчины видят в нас жертв и бьют/насилуют/преследуют. Сексизм заставляет нас думать, что мы сами не знаем, что лучше для нашего здоровья. Часто он требует от нас отречения от своих интересов в пользу супруга или детей. Много чего в патриархальном обществе надо разобрать. Но вот эти потерянные маленькие умения, которые сделали бы нас автономными, возможно, более уверенными в себе или реализованными, вот это умение косить газон, эти навыки, в приобретении которых девочкам и женщинам отказано, — мы даже не осознаем о том, что нас этого лишили.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *