С мечом

Как стало известно «МК», главный герой этой «некультурной» истории — 31-летний москвич Александр. 10 назад он служил в ППСМ на северо-востоке столицы и попал под сокращение, а сейчас работает администратором в стоматологической клинике. На подвиги Александра потянуло 13 декабря 2019 года после коньячных возлияний с другом. Что примечательно, сам гражданин проживает на улице Дениса Давыдова – героя Отечественной войны 1812 года. После застолья Александр вышел на улицу, купил себе пива и решил прогуляться. Он не заметил, как оказался прямо перед входом в музей. На часах было около семи вечера, учреждение культуры уже закрылось. Посетитель разбил стеклянную витрину металлической урной. Охранница пыталась угомонить вандала, но того было не остановить. Пробравшись через дырку в витрине внутрь, Александр стал бродить по залам, пока его внимание не привлекла «Сабля Кавалерийская» образца 1809 года. Мужчина вспомнил, что в детстве был в музее с родителями и хотел потрогать саблю, но не смог. Тогда он и эту стеклянную витрину разбил металлическим столбиком, взял саблю и стал куражиться, воображая себя гусаром.

В это время к музею подъехали сотрудники полиции, они вырвали из рук хулигана саблю, и та упала на пол. В итоге на клинке возле ручки возникла трещина, и экспонату впоследствии потребовалась реставрация. За испорченную саблю москвичу пришлось заплатить 107 тысяч рублей. Разбитые стекла витрин оценили в 102 тысячи. Кстати, полицейские сначала не смогли определить, под какую статью УК РФ подпадает кутеж «гусара» и вынесли отказной. Но сотрудники Дорогомиловской межрайонной прокуратуры отменили его. Обвинение Александру в итоге предъявлено по двум статьям УК — ч. 1 ст. 214 УК РФ (вандализм) и ч. 1 ст. 243 УК РФ (повреждение объекта культурного наследия народов РФ).

Кстати, проблемы с законом у мужчины не в первый раз. 31 августа этого года Дорогомиловский суд приговорил мужчину к 4 годам лишения свободы условно за нападение на бывшего следователя следственного комитета с целью грабежа. По словам Александра, в тот вечер он перепутал мужчину со своим знакомым, который должен ему 5 тысяч рублей, окликнул и ударил в лицо. Но противник его скрутил и обезвредил.

Перевел с английского выполнил О. Г. Белошеев по изданию: THE SWORDLESS SAMURAI by Kitami Masao, – St. Martin’s press, 2007.

© 2005 by Kitami Masao.

© Перевод. Оформление. Издание на русском языке. ООО «Попурри», 2008.

* * *

Посвящается моему отцу, Р. Н. Кларку, 1925–2006

Примерно так могло выглядеть имя Хидэёси, начертанное его собственной рукой.

Предисловие

Хидэёси самый замечательный – и самый необычный – лидер в истории Японии.

Он родился в 1536 году в бедной крестьянской семье. Казалось, ничто не предвещало ему поразительную судьбу. Хидэёси был мал ростом, слаб сложением, необразован и безобразен. Оттопыренные уши, глубоко посаженные глаза, тщедушное тело и красное морщинистое лицо делали его поразительно похожим на мартышку, чем и объяснялось прозвище Обезьяна, которое приклеилось к нему на всю жизнь.

Хидэёси появился на свет в разгар смутного «века борьбы кланов», когда военная карьера или сан священника для честолюбивого крестьянина являлись единственным способом избежать каторжного труда в поле. Более чем скромные физические данные (рост полтора метра, вес пятьдесят килограммов и сильная сутулость) не сулили ему успехов на военном поприще. И все же он сумел взлететь, подобно звезде, к вершинам лидерства и объединить страну, раздираемую вековыми междоусобицами. Как ему это удалось?

Железная сила воли, острый, как бритва, ум, несгибаемое упорство и тонкое понимание человеческой психологии – именно эти качества позволили Хидэёси «превращать скептиков в преданных слуг, соперников в верных друзей, а врагов в союзников». Не достигший особых высот в овладении боевыми искусствами, этот «самурай без меча» воспользовался другим оружием. Превзойти своих родовитых соперников и стать правителем Японии ему помогли самоуничижительный юмор, хитрость и умение вести переговоры. В иерархическом обществе, где царили нерушимые законы кастовых границ, Хидэёси стал героем отверженных, примером для каждого, кто жаждал сам вершить свою судьбу и стремился подняться, подобно героям Горацио Алгера, «из грязи в князи».

В 1590 году Хидэёси стал верховным правителем страны. Получив от императора Гоёдзэя титул регента, он наслаждался царской властью. Императорский двор удостоил его аристократической фамилии Тоётоми, что означает «щедрый министр».

Историки неоднозначно оценивают правление Хидэёси, но все же его поразительные достижения затмевали неудачи, и слава этого выдающегося полководца и государственного мужа продолжала расти и после его смерти (1598). Жизнь Хидэёси была описана – и приукрашена – в подробной официальной биографии «Тайкоки» («Повесть о тайко»), впервые опубликованной в 1625 году.

Сегодня, четыре века спустя, имя Хидэёси знает каждый японский школьник; ему и его подвигам посвящаются бесчисленные жизнеописания, романы, пьесы, кинофильмы и даже видеоигры.

Самураи как образцовые лидеры

В глазах современного читателя фигура самурая в роли эталонного носителя лидерских качеств выглядит сомнительно. По большому счету, японские рыцари эпохи феодализма с их явно недемократическим стилем лидерства и приверженностью принципам беспрекословного повиновения и беззаветной преданности господину вряд ли могут служить примером для современных деловых людей. Самураев прославили подвиги на поле битвы, но никак не мастерское владение технологиями менеджмента. В большинстве своем они были никудышными бизнесменами, плохо разбирались в коммерции и часто становились жертвами беззастенчивого обмана в торговых сделках.

Но именно по этой причине личность Хидэёси заслуживает нашего внимания. В отличие от других самураев, начисто лишенных деловой хватки, Хидэёси показал себя умелым продавцом. На фоне грубых и деспотичных коллег он выглядел эгалитарным лидером, крестьянином, который благодаря силе характера сумел подчинить себе представителей благородного сословия. Его неумение обращаться с мечом с лихвой компенсировалось талантом организатора: Хидэёси умел гениальным образом привлекать, нанимать, удерживать, вознаграждать и продвигать людей по лестнице, которую можно назвать феодальным вариантом современной азиатской корпорации. Сегодня его подход к лидерству остается таким же свежим, как и четыре столетия назад.

Красной нитью в наставлениях Хидэёси проходит мысль о том, что лидер должен сам быть слугой людям, а не превращать их в своих слуг. В наши дни этот этический принцип используется крайне редко. По мнению Хидэёси, ключевое чувство, которое побуждает истинных лидеров посвящать себя служению другим, – это чувство благодарности. Возможно, вы, так же как я, обнаружите, какой сильный резонанс вызывает такой подход к лидерству в современном обществе – и какие поразительные параллели просматриваются между деяниями короля-Обезьяны и самыми острыми политическими проблемами двадцать первого века. От многих сегодняшних лидеров Хидэёси отличается так же сильно, как от своих современников-самураев четыреста лет назад.

Но если Хидэёси был нетипичным самураем, то что же представляли собой самураи в целом? Как социальный класс?

Краткая история самураев

История самурайства началась в седьмом веке нашей эры, когда к власти в Японии пришел клан Ямато, лидеры которого и стали родоначальниками императорской династии. Слово «самурай» первоначально означало «тот, кто служит» и относилось к людям знатного происхождения, охранявшим членов императорского двора. Этот моральный принцип служения лег в основу формирования социальных и духовных корней благородного сословия самураев.

Со временем представителям клана Ямато стало трудно обеспечивать централизованное управление страной, и они начали передавать военные, административные и налоговые функции бывшим соперникам, которые превратились в региональных губернаторов. По мере того как клан Ямато и императорский двор слабели, правители на местах набирали силу. Со временем некоторые из них получили статус даймё – феодальных князей, управлявших своими вотчинами независимо от центрального правительства. В 1185 году князь Минамото но Ёритомо, губернатор восточных провинций и дальний отпрыск императорского рода, установил в стране режим военной диктатуры. Этой датой ознаменовалось вступление Японии в период феодализма (1185–1867). Основанный Ёритомо тип правления получил название сёгунат и просуществовал в Японии почти 700 лет.

Политическая стабильность, достигнутая Минамото в 1185 году, продлилась недолго. Власть поочередно переходила в руки противоборствующих кланов, пока в 1467 году режим централизованного военного правления не рухнул. Япония оказалась ввергнута в пучину анархии. Так началась печально известная «эпоха сражающихся провинций», кровавое столетие борьбы удельных князей, которые защищали свои владения и старались взять верх над соперниками, используя покушения, политические союзы, династические браки, взаимные усыновления и удочерения, а также открытые военные действия. В беспощадной борьбе за консолидацию власти даймё нередко убивали собственных детей и даже родителей.

К моменту погружения Японии в смутную эпоху междоусобиц самураями стали называть вооруженных правительственных чиновников, командиров полицейских отрядов и профессиональных солдат – короче говоря, почти всех, кто носил меч и был готов пустить его в ход.

Несмотря на весь хаос периода военной анархии, в феодальной Японии сохранялась строгая иерархия власти. Формальным правителем считался император, потомок богини солнца Аматэрасу, перед которым обязан был преклонять колени каждый гражданин страны. Однако властные функции императора были почти символическими; фактически они ограничивались раздачей официальных титулов. Император полностью зависел от владетельных князей, финансировавших содержание двора, и не играл роли в практическом управлении делами страны.

Следом за императором на социальной лестнице располагалась придворная аристократия, состоявшая из принцев, принцесс и других вельмож императорской крови. Аристократы были отстранены от практического управления страной и содержали свои дома за счет унаследованных состояний и денежных поступлений от удельных князей.

В формальном подчинении у аристократии находился сёгун, но на самом деле этот человек обладал всей полнотой реальной власти и перед ним были бессильны не только аристократы, но и сам император. Этот верховный военный правитель выполнял функции президента или премьер-министра, принимая повседневные решения по управлению страной. Воцарившийся в эпоху сражающихся провинций хаос объяснялся и тем, что в стране не было сёгуна с непререкаемым авторитетом. Главной задачей этого периода в истории Японии было стремление честолюбивых провинциальных князей, таких как Ода Нобунага, покровитель Хидэёси, проложить себе путь в Киото, получить от императора титул сёгуна и объединить страну.

Следующую ступеньку социальной лестницы занимали носители титула даймё («большое имя»), наследственные феодальные князья, которые возглавляли крупные кланы, владели огромными вотчинами и содержали многочисленные армии. Одни из них были способными воинами, которые создавали провинциальные империи буквально с нуля, другие – бывшими губернаторами, которые отказывались признавать над собой власть центрального правительства и становились суверенными владетелями провинций. Немало было и коварных вассалов, которые узурпировали власть своих слишком доверчивых сюзеренов. Даймё строили на своих землях замки, управляли растущими городами и кормились за счет налогов с горожан и крестьян.

Далее в общественной иерархии располагались самураи, состоявшие на службе у даймё. Лучшие из этих средневековых японских рыцарей были беззаветно преданы своим сюзеренам и строго соблюдали кодекс чести бусидо (обычно этот термин переводится как «идеалы рыцарства» или «Путь Воина»). Худшие мало чем отличались от разбойников с большой дороги.

Еще ниже – социальный статус ронинов, вольных самураев, у которых не было господина. Ронинами становились либо выходцы из обнищавших родов, либо те, кто терял работу, когда их господин разорялся или терпел поражение в битве. Среди ронинов было много и честных воинов, и бандитов. Представители этой социальной группы – последние, кому разрешалось носить фамилию; простолюдины такой привилегии не имели.

В основании социальной пирамиды располагались горожане, ремесленники, торговцы и крестьяне – трудовой народ, составлявший подавляющее большинство населения страны. Эти люди не имели званий и носили только имя, полученное при рождении. Кроме того, они были единственными гражданами Японии, обязанными платить налоги.

В этой пестрой картине сословий самураи оказались самыми яркими, центральными фигурами японской истории, романтическими архетипами, сопоставимыми с европейскими средневековыми рыцарями или ковбоями Дикого Запада. Но после смерти Хидэёси роль самураев кардинально изменилась. С воцарением в стране мира потребность в профессиональных военных резко сократилась. Самураи стали меньше заниматься боевой подготовкой и начали больше внимания уделять духовному развитию, просвещению и изящным искусствам. К 1857 году, когда ношение мечей в общественных местах было запрещено законом, а сословие воинов упразднено, они стали теми, кем был Хидэёси почти три века назад, – самураями без мечей.

Тем не менее их наследие помогло превратить Японию в самую мощную после Соединенных Штатов индустриальную страну мира. Японские корпорации своим успехом во многом обязаны традиционным воинским добродетелям дисциплины, преданности и честной игры, а структура современного японского общества соответствует образу эгалитарного лидера, созданного Хидэёси.

Примечания к тексту

Хотя Хидэёси оставил после себя тысячи писем и других документов, ученые продолжают вести споры по поводу даже таких элементарных фактов его жизни, как год рождения (и это неудивительно, если учесть, что он появился на свет на четверть века раньше Уильяма Шекспира). Историки до сих пор подвергают сомнению достоверность некоторых его подвигов и пытаются установить подоплеку множества заключенных им политических союзов. Тем не менее общие контуры жизни Хидэёси и ключевые достижения признаются фактами.

Читателям следует понять, что исторических документов, в которых Хидэёси формулирует максимы лидерства, не существует. Они экстраполированы автором из «Тайкоки», из реальных событий, из всего, что нам известно о личности Хидэёси, судя по его письмам и другим документам.

Я использовал всю силу воображения, чтобы в нужных местах придать голосу Хидэёси оттенок задумчивости и раскаяния, несмотря на очевидные свидетельства того, что в последние годы жизни он демонстрировал непомерное тщеславие и высокомерие (некоторые историки считают, что в старости у него появились серьезные проблемы с психикой). Чтобы извлечь уроки лидерства из его жизни, мне пришлось представить, что король-Обезьяна к концу своих дней решил предаться размышлениям и пожелал передать потомкам свои мудрые наставления, основанные на честной оценке собственных колоссальных успехов – и катастрофических неудач. Прошу вас простить мне эту вольность.

Примечания к переводу

«Самурай без меча» – это перевод книги писателя Китами Масао «Курсы менеджмента Тоётоми Хидэёси» («Toyotomi Hideyoshi no Keiei Juku»). Люди, владеющие японским языком, заметят, что в оригинальный текст внесены некоторые изменения. Я сделал это по трем причинам.

Во-первых, описанные в книге Китами вопросы управления, которые решал Хидэёси, тесно связаны с социальными традициями и методами ведения бизнеса, характерными для Японии, но незнакомыми большинству читателей. По этой причине в данном издании я кое-что сократил и сфокусировал внимание на теме лидерства, которую представители разных культур понимают одинаково.

Во-вторых, все японцы знают, кем был Хидэёси, многие с детства наслышаны о его приключениях, в то время как большинству читателей «Самурая без меча» вряд ли что-либо известно о нашем главном герое или его подвигах в эпоху сражающихся провинций. Для заполнения таких пробелов, которые Китами мог спокойно опустить, мне пришлось воспользоваться рядом исторических документов, биографий и научных исследований.

В-третьих, я называю Хидэёси «самураем без меча». Мне могут возразить, что, если принять во внимание ужасающие последствия некоторых поступков нашего героя, он не заслуживает подобного прозвища. Но я считаю, что в этом словосочетании точно выражены его неумение владеть боевыми искусствами и стремление одерживать победу над противниками мирными способами. Читателям следует знать, что название «Самурай без меча» я придумал специально для фигуры Хидэёси; оно не может служить характеристикой всего сословия миролюбивых самураев, не используется в тексте Китами и не имеет аналога в японском языке.

Кстати, о языке. Я хотел сделать английский вариант увлекательным и вдохновляющим для широкого круга читателей, но для этого мне как автору и переводчику пришлось пойти на компромиссы. Я представляю японские имена в надлежащем порядке (сначала фамилию, затем имя), но ради простоты употребляю часть полного имени героев, которую читателям будет легче запомнить, будь то фамилия или имя. В результате Хатидзука Короку становится у меня Короку, а Сибата Кацуиэ оказывается Сибатой (полагаю, что большинству читателей и без того нелегко удерживать в памяти и различать такие непривычные и схожие имена, как Мицунари и Мицухидэ, Масанори и Масамунэ и т. п.). Поэтому, чтобы не перегружать текст, я оставил второстепенных героев безымянными и свел к минимуму использование архаичных географических названий шестнадцатого века, многие из которых неизвестны даже коренным носителям японского языка.

Еще одна проблема связана с именем нашего главного героя. Благодаря многочисленным повышениям имя Хидэёси изменялось так часто, что даже японским читателям трудно запомнить, какие имена он носил на разных этапах своей карьеры. Я упростил дело, использовав в книге только одно имя, полученное им при рождении, – Хидэёси.

Я долго мучился с этими и другими трудностями, но в конце концов решил, что строгое соответствие научным фактам сделает эту книгу невыносимо скучной для всех, кроме самых страстных любителей японской истории. Надеюсь, вы останетесь довольны результатом.

И наконец, хочу выразить признательность Китами Масао за то, что он позволил адаптировать эту книгу для англоязычных читателей; моему агенту Марте Джуэтт за ценные советы и неустанную поддержку этого проекта; а также Джеймсу Рейду Харрисону за помощь в редактировании.

Тим Кларк Токио, Япония,

и Портленд, штат Орегон

август 2006 года

ТЕХНИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ

Приводимый перечень включает в себя наиболее употребимые элементы зареченской школы. Значком (-) помечены несколько базовых элементов, известных и в других клубах.

ПРИЕМЫ ПОДОПЛЕКИ

Подоплека базовая Медведь Суслик Отдых

ПРИЕМЫ ЗАЩИТЫ ДОМИК

Стенка

Отсечка

Слив внешний

Слив внутренний

Веерная защита

Стенка от левши

Отсечка от левши

ПРИЕМЫ АТАКИ

Веретено (удар с разворотом на 360 градусов)

Зигзаг (веретено в движении)

Затрещина

Захлест (ожега)

Зацеп навершием

Зацеп щитом (—)

Левая сдвойка (для левши)

Накрут (-)

Обратка (-)

Отмашка (для левши)

Обратный зацеп (для левши)

Петля

Плевок

Плечо

Подъем ошуйный

Подрез (-)

Ребро

Спуск (-)

Сдвойка

Таран

Угол

Фортель (-)

Черпак

ИСХОДНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ (подоплеки)

Промежуточные положения, из которых одинаково удобно проводить действия как оборонительного, так и наступательного характера.

Основным условием успеха является выполнение подоплеки перед входом в «зону досягаемости» противника. Наиболее употребимыми и простыми являются четыре промежуточных положения:

• Базовая подоплека;

• Медведь;

• Суслик;

• Отдых.

БАЗОВАЯ ПОДОПЛЕКА I ступень

Ноги чуть шире плеч. Корпус прямой. Щитовая рука чуть согнута в локте и отведена назад (рука без щита опушена вдоль тела). Кулак боевой руки касается корпуса на уровне пояса или тазобедренного сустава. Острие меча находится на высоте плеча, клинок чуть наклонен к линии атаки.

Главное — не выносите одну из ног вперед! Ступни параллельны, носки и пятки являются углами ровного прямоугольника.

Щитовая рука может отходить от корпуса, однако это положение «готовности» больше настораживает противника.

Лучше опустить щит к подолу и быть готовым защищать уключный уровень мечом.

МЕДВЕДЬ

Глухая защита сверху. Мнимое открытие подола не исключает возможности выполнить молниеносную отсечку (защиту бедра).

СУСЛИК

Рука со щитом опущена и расслаблена. Рука с мечом — у бедра либо тоже опущена вниз. Такая подоплека применима для проведения сдвойки, стенки, плевка. Создает впечатление неумелости бойца. Примененная во второй половине поединка эта подоплека имитирует состояние усталости.

ОТДЫХ

Данная подоплека выполняется подобно суслику, но боевая рука полностью опущена и удерживает меч острием наружу. Возможно выполнение сдвойки, петли-затрещины, отсечки для левши, накрута.

ВХОДЫ В АТАКУ (упреждающие защитные действия)

ДОМИК

На первой схеме даны положения меча и щита. Стрелками обозначены возможные векторы ударов. На второй схеме показано финальное движение руки из базовой подоплеки и положение атакующего меча.

Дугой на рисунке показано обшее перекрытие секторов атаки. Овал обозначает положение щита после его перемещения вниз (в полольный уровень).

СТЕНКА III ступень

Выполняется как домик, но меч располагается рукоятью к верхней кромке шита. Тенденция к внешнему сливу с последующей атакой ошуйным

засечным, накрутом. При отработке этого приема следует следить, чтобы кисть скрывалась за кромкой щита.

Аналогично выполняется домик от левши. Щит перебрасывается к противоположному подолу (под боевую руку). Боевая рука располагается в защите верхнего уровня. После защиты следует быстрое контратакующее движение.

ДОМИК ОТ ЛЕВШИ

Выполняется по той же схеме перекрытия секторов возможной атаки, но переносится на боевую сторону противника-левши.

Органичным продолжением данного действия будет наложение, отмашка, зацеп от левши, подрез, засечный.

СЛИВ ВНЕШНИЙ

(Защита гранью клинка со стороны боевой руки)

В «миг замысла» противника делается движение вперед и в сторону атакующей руки. Меч противника принимается вскользь на клинок и соскальзывает по его грани. Тем самым рука уже находится в стадии замаха. (Доведя замах до максимума, наносится резкий и мощный удар по открывшемуся противник.)

СЛИВ ВНУТРЕННИЙ

(Защита гранью клинка со стороны небоевой руки)

Действие строится по той же схеме, что и во внешнем, меняется лишь вектор расположения меча. Движение является основой для домика.

Примечание к приемам ДОМИК и СЛИВ I и II ступень

Щит сдвигается до колена и закрывает подол. Меч располагается сверху, защищая плечевой пояс и голову. Конец клинка может лежать на верхней грани щита. Рука находится в состоянии замаха, из которого следует засечный, колун, фортель, захлест.

I ступень обучения допускает использование «домика» как положения, в котором проходит сближение с противником, либо выход из атаки.

II ступень предполагает применение домика как подоплеки исключительно в момент входа в атаку, в «миг замысла» противника. Выход же из атаки происходит резким перемещением с завершающим ударом.

При отработке домика и сливов следует обратить внимание на правильное положение боевой руки. Рука должна быть выдвинута чуть вперед, навстречу атакующему клинку.

Основной ошибкой бывает размещение руки над головой. При этом удар, направленный в голову, попадает в кисть, удерживающую меч. В лучшем случае вы проиграете очко и заработаете неприятное ощущение в пальцах. В худшем случае — травма руки, схождение меча с перчатки в двухочковую зону (голова—корпус). Поэтому следите, чтобы на траектории удара был клинок, а не рука.

На рисунке, на примере внешнего слива показано правильное положение меча и направление контратакующего удара. Он может быть нанесен как по уключному уровню (голова, плечо, область подмышки), так и по подолу (бедро, бок, пояс).

Наглядно иллюстрируется принцип защита — замах.

ОТСЕЧКА

(Защита бедра и бока мечом)

Подоплека медведь. В «миг замысла» противника щит сдвигается вверх и фиксируется в защите торса-головы. Меч перебрасывается вниз к противоположному бедру, образуя сектор защиты, из которого возможно выполнение подъема, обратки, наложения, зацепа щитом.

На схеме — взаимоположение меча и щита, образующих сектор глухой защиты. Прием должен отрабатываться до полного автоматизма. Молниеносное выполнение не должно вызывать затруднений.

Стрелками обозначены векторы возможных атак, блокируемых отсечкой. Эффективность приема увеличивается смещением в сторону боевой руки противника, навстречу атаке.

ОТСЕЧКА ОТ ЛЕВШИ

Тоже строится по принципу блокирования сектора возможных атак. Из подоплеки в момент замысла противника проводится резкий перенос щита в защиту уключного уровня, меч просто опускается параллельно бедру.

Перемещение должно проходить по направлению атакующего удара, то есть в ту же сторону, что и в простой отсечке.

АТАКУЮЩИЕ ДЕЙСТВИЯ

СДВОЙКА

(Одновременное действие щитом и мечом в одну сторону) I и II ступени

I ступень. Сдвойка — встречный удар на опережение в «миг замысла» противника. Наносится в разрез между своим шитом и щитом противника. Из стандартной подоплеки или суслика (возможно после ложного открытия определенной зоны).

II ступень. Сдвойка наносится из положения отдых (руки опущены, расслабленное перемещение, эффект усталости). Подоплека вынуждает противника подготовить атаку по уключному уровню (плечо—шея—голова). «Миг замысла» противника и является началом серии ударов. Удар наносится в боевое плечо, ключицу или голову.

Щит бьет в основание меча соперника. На схеме стрелками обозначены векторы возможных ударов, наносимых в зазор между щитами.

ОБРАТКА

Удар обратной (лучевой) гранью клинка. Наносится слева от пояса или от бедра (как правило с подшагом). Подоплека — медведь, отсечка или проваленный засечный одесный.

ПОДЪЕМ ОДЕСНЫЙ (Подрез справа)

Удар под щит соперника. В область бедра, ребер. Подоплека — финт либо опушенный к земле меч.

ПОДЪЕМ ОШУЙНЫЙ (Подрез слева)

Один из редко употребляемых приемов. Причина в том, что его правильное выполнение требует большей отработки, чем подрез справа. При правильном нанесении основная опора приходится на левую ногу, а корпус разворачивается вправо, придавая руке дополнительную энергию. В противном случае удар выглядит неубедительно и не имеет нужной силы. Удар выполняется из-под шита вверх — под атакующую руку. Цель — бедро, бок. Подоплека — медведь, отсечка или проваленный засечный одесный.

НАКРУТ

(Круговой удар со стороны небоевой руки противника)

I ступень допускает исполнение накрута как продолжение засечного одесного по схеме: удар справа—удар слева. Рисунок отражает суть нанесения данного удара, однако необходимо обратить особое внимание на характерное положение руки.

II ступень предполагает выполнение накрута как органичное (слитное) продолжение плевка, подреза-подъема, слива внешнего.

СПУСК

(Удар в бедро-бок)

I ступень

Выполняется в двух вариантах — с финта и с наскока. Прием прост и будет вполне понятен без рисунка.

Спуск с финта. На сближении с противником выполняется «восьмерка» с выводом замаха сверху, и после защитного действия противника наносится удар с резким изменением направления. Главное не затянуть финт—восьмерку! Она должна выглядеть как петля над головой. Чем быстрее финт, тем он выглядит реальней и тем больше вероятность четкой реакции противника.

Спуск с наскока. С дальнего расстояния делается наивный верхний замах и прямолинейное скоростное сближение. В последний момент, когда противник уже не успевает среагировать, удар идет вниз.

ЗАЦЕП ЩИТОМ I ступень

Действие, когда край щита зацепляет и отводит в сторону щит противника. Нарушив таким обра-

зом защиту наносят удар по открывшейся зоне. Легче всего выполняется после подоплеки (подготовительного удара в бедро), когда противник вынужден среагировать на атаку и его шит уже движется вниз.

Выполняется резко, иногда после предварительного удара в бедро, когда противник смещает щит к подолу. При достаточном освоении этого приема зацеп может проводиться и с места (без подготовки). Побочным эффектом является относительная открытость в момент исполнения, поэтому оптимальным моментом исполнения будет финальная фаза удара соперника либо его активное защитное действие.

НАЛОЖЕНИЕ ЩИТА I ступень

Прессинговое действие с целью вывеста противника из равновесия либо сковать его зашиту. После короткого толчка или фиксации щита соперника наносится мощный удар.

Опытные мастера проводят его и как зацеп снаружи, отдавливая щит противника вниз или в сто-

рону. Следует помнить, что правилами запрещено выталкивать противника дольше одной секунды. Поэтому правильное выполнение должно быть достаточно быстрым, когда наложение является связкой между ударами.

Не рекомендуется начинать атаку с этого движения, ибо велик риск получить контратакующий удар по открывшимся зонам.

ПЛЕВОК

(Удар с круговой траекторией клинка и линейной

траекторией рукояти)

II ступень

Молниеносный удар с максимального расстояния (необходимо идеальное чувство дистанции). Правильное выполнение подоплеки должно создавать у противника впечатление безопасности. Как только противник попадает в зону реальной досягаемости, следует взрывной удар (с разворотом корпуса в прямую линию плечи—рука-меч). Удар должен приходиться четко сбоку, по горизонтали стремящейся вниз.

На схемах показаны: конечное положение, руки и траектория движения меча. Стоит обратить внимание на то, что клинок совершает вращательное движение (стрелка), а рукоять движется по прямой (пунктир). Основной движущей силой этого удара является энергия разворота корпуса.

Это, пожалуй, самый быстрый удар достаточной мощности. Быстрее могут выполняться только кистевые удары, значительно уступающие плевку по силе. В некоторых клубах упоминали схожие приемы, утверждая, что такой удар давно известен.

Однако при одновременном тестовом исполнении становилось ясно, что демонстрируемые приемы только отдаленно напоминают плевок и значительно уступают в силе и скорости.

Учитывая это, хочется посоветовать внимательней рассмотреть фазы и ключевые моменты данного приема

ЧЕРПАК

(Воздействие щитом на атакующую руку противника с целью выбивания оружия и выведения его из равновесия) III ступень

Из обычной подоплеки выполняется вход в атаку с домиком. В момент остановки атакующего

клинка, шит накрывает атакующую руку и сворачивает ее вниз-в сторону. В образовавшийся про-гал наносится мошный контратакующий удар.

На схеме показано примерное положение меча и щита при приеме удара на видоизмененный домик. В отличие от простого домика, меч располагается с внутренней стороны щита.

РЕБРО

(Сдвиг щита противника)

II ступень

Подоплека — как правило, щит противника располагается вертикально и поднят на уровень груди. Передняя кромка выдвинута чуть вперед и направлена в сторону вашей щитовой руки.

Резким движением разверните свой щит чуть горизонтальней, чтобы грани щитов перекрещивались. Одновременно с этим нанесите удар кромкой своего щита в середину кромки щита противника, заставляя щит сдвинуться и открыть торс. Тут же наносите удар в открывшуюся область. На схеме (вид сверху): пунктирный круг акцентирует область контакта щитов. Стрелки показывают вектор сдвига щитов и направление атаки.

ФОРТЕЛЬ

(Удар за щит с неожиданной траекторией и непривычным способом нанесения) III ступень

Относительно сложный удар. На рисунке показан принцип выполнения — атака проводится обратной (лучевой) гранью клинка. Клинок должен двигаться за оборону соперника вдоль плоскости его щита.

ЗАЦЕП ОТ ЛЕВШИ

(Зацеп щита противника задней стороной своего шита)

После входа в атаку или выполнения защитного действия (отсечки от левши или домика от левши) щит продергивается чуть вперед, чтобы задняя его кромка зашла за переднюю кромку щита противника. Мощным и резким рывком защита противника вскрывается для нанесения контратакующего засечного, накрута, подреза.

Удар должен быть слитным продолжением движения щита и использовать инерцию открывающего рывка.

Прием требует виртуозной отработки, идеального чувства дистанции и достаточной физической подготовки. При выполнении этих условий, данная атака практически безнадежна для левши.

Во второй книге будет продолжено рассмотрение технических приемов, характерных для зареченской школы исторического фехтования. Кроме того, предстоит подробное рассмотрение системы создания боевых комбинаций и принципов построения серий ударов.

Особое внимание будет уделено боевому аспекту исторического фехтования, и в частности колющим ударам.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *