РПП, что это?

Нарушения, или расстройства пищевого поведения: анорексия, булимия, орторексия, компульсивное переедание, компульсивное стремление тренироваться и все возможные сочетания указанных выше проблем – ВСЁ это психологические/психиатрические проблемы, которые могут иметь очень серьезные последствия.

Им сопутствуют физические опасности и осложнения, которые берут свое начало из ненормального пищевого поведения. Жизненные эмоциональные круговороты и низкая самооценка, стремление игнорировать свои чувства и боль и блокировать гнев являются общим индикатором любых расстройств пищевого поведения.

В основе множества расстройств пищевого поведения лежит придание слишком большой важности весу и форме тела, в связи с чем человек пытается предотвратить увеличение веса, используя крайние меры. Расстройства пищевого поведения на сегодняшний день широко распространены среди молодежи, т.к. СМИ создают образ идеальной фигуры, а расстройства пищевого поведения как раз и берут свое начало из желания достичь идеала. Если темы, связанные с едой, стали для человека навязчивой идеей, он постоянно думает о своем весе и фигуре, а малейший набор веса вызывает у него панику, это может указывать на возможное нарушение пищевого поведения.

Расстройство пищевого поведения – это серьезное заболевание, которое может привести к летальному исходу, и, как правило, лечение подобных заболеваний – процесс непростой и занимающий массу времени, а причиненный в результате заболевания вред здоровью может быть пожизненным. Люди, страдающие расстройствами пищевого поведения, скрывают их, хотя для борьбы с подобным заболеванием прежде всего нужно признаться в его существовании себе и окружающим. Расстройства пищевого поведения, как правило, комплексные, и, несмотря на многочисленные исследования, до сих пор неизвестно, какие конкретно факторы вызывают развитие подобных заболеваний. Вероятней всего, это сочетание культурных, семейных, генетических и биологических факторов.

Отделение психиатрии Клиники Тартуского университета, в котором работает команда настоящих специалистов своего дела, является основным центром лечения расстройств пищевого поведения в Эстонии. Здесь ведется прием пациентов из всех городов и уездов. Лечение в центре проходят пациенты со следующими диагнозами: анорексия, булимия и компульсивное переедание. Пациентов направляет на лечение психиатр или семейный врач. Лечением пациентов с расстройствами пищевого поведения также занимается психиатрическая клиника Северо-Эстонской региональной больницы, Центр детского душевного здоровья психиатрической клиники Таллиннской детской больницы, Sensus OÜ и клиника Anbromed.

Основные расстройства пищевого поведения:

  • Анорексия
  • Булимия

Помимо вышеперечисленных, также достаточно распространены следующие расстройства пищевого поведения:

  • Орторексия
  • Компульсивное переедание
  • Извращенный аппетит
  • Дранкорексия
  • Прегорексия
  • Неспецифическое расстройство пищевого поведения
Одно расстройство может трансформироваться в другое.

Типичные причины развития расстройств пищевого поведения

  • Генетика. Риск заболеть расстройством пищевого поведения в десять раз больше у тех, у кого в роду кто-то уже страдал подобными расстройствами. Исследования показывают, что анорексия генетически обусловлена на 58%, а булимия – на 59%.
  • Жизненные перемены. Многие люди, которые страдают расстройствами пищевого поведения, испытывают трудности, пытаясь справиться с различными переменами в жизни.
  • Семейные причины. Как правило, здоровые примеры в семье служат защитным механизмом от развития расстройств пищевого поведения, однако излишняя концентрация внимания родителей на вопросах, связанных со здоровым питанием и весом тела, может иметь обратный эффект.
  • Социальные проблемы. Чаще всего люди, которые страдают расстройствами пищевого поведения, имеют низкую самооценку и болезненный эмоциональный опыт.
  • Неудачи в школе, на работе или в ситуациях, в которых требуется продемонстрировать свое конкурентное преимущество. Люди, страдающие расстройствами пищевого поведения, могут быть перфекционистами с завышенным уровнем притязаний.
  • Травматическое событие. Многие люди, страдающие расстройствами пищевого поведения, пережили в своей жизни сексуальное или физическое насилие, и потому они осознанно или неосознанно пытаются избежать ситуаций, которые в будущем могли бы привести к повторению пережитого.

При составлении текста использовались источники:

Расстройства пищевого поведения — бич современности. Мы уже живем в условиях эпидемии РПП и даже не замечаем этого: в данную секунду миллионы людей во всем мире тихо борются с одним из самых смертельных среди психических заболеваний расстройством. Даже при положительном исходе оно наносит огромный и длительный ущерб здоровью человека, может привести к нарушениям в работе желудочно-кишечного тракта, а также к бесплодию, остеопорозу у женщин и многим другим вытекающим недугам.

Vogue продолжает серию материалов, в которых мы вместе с героями и специалистами исследуем механизмы появления и способы борьбы с расстройствами пищевого поведения. Сегодня слово берет Светлана Бронникова — клинический психолог, первый в России специалист по интуитивному питанию и основатель центра интуитивного питания и психотерапии РПП Intueat, президент ассоциации АСОРПП. Какие мысли движут человеком при анорексии, булимии и нервном переедании, почему с расстройством поможет справиться только доказательная поведенческая терапия и как от РПП спасает работа над убеждениями и привычками — спросили у Светланы лично.

В какой момент питание перестает быть здоровым?

На самом деле любое расстройство пищевого поведения начинается почти незаметно и безобидно. Чаще всего подросток принимает решение заняться собой — привести в порядок тело, немного похудеть и подкачаться. Человек садится на диету, начинает контролировать, что он ест, считать калории, отказываться от тех или иных «вредных» продуктов. Обычно такие люди (особенно если молодые) получают много одобрения со стороны окружения: их хвалят за внешний вид, целеустремленность и то, как здорово теперь сидит новое платье. У большинства людей история на этом и заканчивается. Проходит пара недель или месяцев, им хочется вкусной еды или бокала вина на вечеринке с друзьями. Появляется желание пропустить тренировку и вместо этого «зависнуть» на Netflix. Все это абсолютно нормально — тогда диета как раз и уступает место обычному питанию. Это происходит примерно с 96–97 людьми из 100. А вот оставшиеся несколько человек из общей массы почему-то не могут остановиться.

Они продолжают ограничивать питание, усердно тренироваться — и понемногу физические нагрузки, контроль за питанием занимают все больше и больше места в сознании личности. Учеба, работа, отношения, дружба и хобби отступают на второй и даже третий план. На первое место выходит контроль за собственным телом. Бывает, что окружающие замечают это и выражают свое беспокойство. А бывает, что это проходит абсолютно незамеченным: человек может вести себя так долгие месяцы и даже годы, успешно скрывая от других, что с ним происходит. В зависимости от того, какое именно расстройство пищевого поведения развивается, картина может различаться. Но в центре всегда высочайшая тревога по поводу того, как снижать вес или поддерживать его на определенном низком уровне, как удержаться от тех продуктов, которые есть недопустимо. Эти мысли и заботы занимают все больше человеческого внимания, становясь нездоровыми.

Расскажите подробнее про механизм возникновения анорексии, булимии и нервного переедания. Как меняется питание в каждом из случаев?

Сегодня ученые считают, что механизм возникновения всех расстройств пищевого поведения, которые существуют, единый. Это врожденная генетическая уязвимость к нарушениям питания, которая развивается в РПП под влиянием окружающей среды и определенных психологических факторов. Таким образом, нельзя сказать, что каждый человек, который генетически предрасположен к РПП, обязательно им заболеет. Но ровно так же нельзя сказать, что у человека, который не имеет никакой уязвимости, РПП может развиться просто под воздействием внешних обстоятельств. И то, и другое очень маловероятно. Исследования, проведенные международным генетическим концерном под руководством Синтии Бьюлик, показали, что с нервной анорексией связана 12-я хромосома, именно она заинтересована в передаче генетической информации, которая приводит к заболеванию. Это означает, что у тех людей, кто заболевает нервной анорексией, есть отчетливый генетический указатель.

При нервной анорексии, по мере того как расстройство развивается, питание становится все более и более скудным. Основная задача человека, который страдает этим видом расстройства, — осуществлять постоянный контроль за тем, что попадает ему в тарелку, и тем, снижается вес или нет. К слову, границ для снижения веса нет. Обычно больные нервной анорексией не могут остановиться даже тогда, когда отметка становится угрожающе низкой. И при 50 килограммах, и при 40, и даже при 25–35 они продолжают ощущать себя чрезмерно толстыми. Маниакальный подсчет калорий, ограничительное питание на 700–1000 калорий в день, взвешивание еды — больные нервной анорексией испытывают большие трудности, чтобы просто съесть обычную порцию еды. Например, если пища твердая, они разделят ее на очень-очень мелкие кусочки и только после этого с трудом начнут их есть. Многие из больных также склонны вводить окружающих в заблуждение касательно того, сколько они едят: они часто прячут или выбрасывают еду. Существуют также их специальные диеты, при которых разрешается съесть только три квадратика черного шоколада за весь день или же пить в течение дня только чистую воду.

При булимии ситуация другая. Болезни подвержены в первую очередь эмоциональные и импульсивные люди, склонные к быстрым и не всегда обдуманным решениям. Страдающие нервной булимией ровно так же, как и больные анорексией, озабочены своей внешностью, размерами и формой собственного тела, постоянно стремятся к стройности. Они тоже начинают с ограничивающей диеты, чтобы привести свое тело в порядок, но в какой-то момент не выдерживают и очень сильно передают. Под перееданием имеется в виду не одна шоколадка, а огромные порции еды в две-три и даже пять тысяч калорий. В момент приступа переедания страдающие нервной булимией полностью утрачивают контроль над собой: они бы хотели остановиться, но не могут. Такой приступ нельзя прервать — только переждать. Когда он заканчивается, человека тут же накрывает второй приступ — тревоги. Страдающий булимией не может перенести и его, поэтому прибегает к разным формам компенсации съеденного. Наиболее распространенная, но далеко не единственная — это вызывание рвоты. Еще компенсацией могут служить интенсивные физические нагрузки, прием диетических препаратов, которые блокируют расщепление жира, а также мочегонные и слабительные средства.

Приступообразное переедание похоже на нервную булимию, но здесь нет этапа очищения. Ровно так же происходит утрата контроля, так же человек теряет волю и во время приступа ест огромное количество еды: обычно это те продукты, которые в другое время у человека с РПП находятся под запретом — сладости, чипсы, фастфуд.

Почему организму сложно вернуться к прежней рутине питания?

Один из самых распространенных обывательских советов людям с нарушениями пищевого поведения — это «взять себя в руки». Проблема в том, что они не могут этого сделать, и ее решение не находится в сфере воли и самодисциплины. Равно как и страдающий депрессией не может просто перестать печалиться и начать веселиться. При РПП присутствуют симптомы нарушения психики, которые не позволяют человеку усилием воли изменить свое поведение. Люди с хронической нервной анорексией хотели бы остановиться, ведь они с трудом переносят то, что с ними происходит, но тем не менее они не могут. Механизм расстройств пищевого поведения таков, что в момент, когда больной пытается себя пересилить, например, начать есть, возникают невероятная тревога, жуткий страх поправиться и утратить контроль за тем, что происходит с собственным телом.

Известный английский психотерапевт, специалист в области РПП Гленн Уоллер говорит о том, что при РПП нарушается когнитивная связь между питанием и весом. Больной с расстройством питания думает, что, съев даже 200 килокалорий или несколько шоколадных конфет, поправится не меньше, чем на пять килограммов. Как мы понимаем, это совершено не соответствует действительности. Но, тем не менее, если он съедает хотя бы одну конфету, возникает ощущение катастрофы, и тогда человек может съесть слишком много, потому что думает, что ему уже нечего терять. РПП — это и эмоциональные расстройства. Каждый способ нарушенного питания может выступать методом эмоциональной регуляции.

Люди с РПП зачастую успешны в карьере. Они достигают больших результатов, но не показывают негативные эмоции и свое недовольство окружающим. В момент, когда им необходимо справиться со злостью, печалью, ревностью, у них есть альтернативное решение — это еда или отказ от еды. Дело в том, что РПП условно можно разделить на две группы. К первой группе относятся нервная анорексия и все ограничительные расстройства пищевого поведения. Для таких людей огромное удовольствие вызывает ощущение контроля, а огромную тревогу — ситуация утраты этого чувства. У людей с нервной булимией и приступообразным перееданием, относящимся ко второй группе, напротив, есть трудности с тем, чтобы освоить контроль. Они хотели бы держать под контролем себя и ситуацию, но они достаточно импульсивны, из-за чего им тяжело это дается.

Как восстанавливаться людям с РПП? С чего начать работу, как налаживать питание, поддерживать результат и не срываться?

Абсолютно необходимым и невыполнимым для большинства людей с РПП условием для восстановления является восстановление нормального питания. К сожалению, в России даже специалисты, психологи и психотерапевты часто думают, что психологического воздействия достаточно для того, чтобы помочь человеку с РПП. Но это не так. Первоочередная задача любого специалиста, который работает с пищевым расстройством, — это именно восстановление нормального питания. К сожалению, сам человек этого сделать не может, потому что его тревога и страх набора веса настолько сильны, а его диетические убеждения так серьезно им владеют, что он не справляется с этой задачей. Мы начинаем кормление, восстанавливаем нормальное трехразовое питание пациентов с двумя-тремя перекусами и следим за тем, чтобы человек за каждый прием пищи получал достаточное количество самых разных микро- и макроэлементов. Мы также вводим в питание опасные и вредные продукты — те самые, которые вызывают большой риск сорваться и пережить приступ переедания. Так мы наблюдаем за тем, какое влияние они оказывают на человека — тревожится ли он, беспокоится, чувствует насыщение или же тяжесть, бывают ли у него приступы переедания.

На самом деле стабильного трехразового питания с несколькими опциональными перекусами достаточно — после этого большинство людей даже с тяжелым РПП в короткие сроки перестают систематически переедать. Но одной постановки питания недостаточно. Здесь должна осуществляться и интенсивная работа с убеждениями человека относительно еды и веса. Мы вместе с пациентом анализируем, какие убеждения преобладают у него в тот момент, когда он выбирает ту или иную еду. Это могут быть соображения вроде «мне нельзя есть углеводы». Или, например, «хлеб и картошка — это простые углеводы, как и сахар, поэтому их есть нельзя». Все это ложные убеждения. Такие мыслительные ошибки приводят к созданию целой системы диетических правил. У любого человека с РПП есть свод таких законов, и они всегда невыполнимы. Нарушение такого диетического правила (а это неизбежно происходит) приводит к разрушению самооценки, ощущению себя плохим, неуспешным, недисциплинированным, а также желанию наказать себя. Круг замыкается.

Психотерапия РПП — это длительный и трудоемкий процесс, в который обычно вовлечен не один, а несколько специалистов. Мы работаем с питанием, убеждениями, в то время как врач соматической медицины отслеживает здоровье пациента, его базовый метаболический показатель, а врач-психиатр наблюдает за психическим состоянием пациента и выясняет, не нужна ли медикаментозная поддержка. Наивно думать, что с РПП можно легко и непринужденно справиться самостоятельно или просто пропив антидепрессанты. Это комплексное расстройство, которое затрагивает метаболический, соматический, психический и эмоциональный уровни — работать с ними необходимо комплексно.

Есть ли нюансы, касающиеся отдельно анорексии, булимии и переедания? Или в целом механизм лечения может быть общим?

Безусловно, механизмы отличаются, хотя начало единое для всех. Все начинается с восстановления питания. Дальнейшая работа больных с нервной анорексией направлена на снижение тревоги и потребности в контроле. Этим людям приходится учиться допускать ошибки и прощать себя за них. Для людей с нервной булимией и приступообразным перееданием психологическая задача несколько иная. Им, наоборот, нужно освоить те формы контроля, которые они могли бы поддерживать самостоятельно в течение жизни. Для них центральной задачей в психологической работе становится способность не реагировать на импульсы и успевать подумать о том, насколько их порыв, который они планируют осуществить прямо сейчас, будет эффективен и принесет ли он положительный результат. Практически для всех больных РПП очень актуальна тема перфекционизма. Поэтому любая работа с расстройствами включает работу с самооценкой — мы учим снизить уровень требований к себе и стараться выполнять любую задачу не на привычные 126 процентов, а хотя бы на 90.

Чем опасно интуитивное питание для больных РПП?

Интуитивное питание не может применяться до полного восстановления после РПП. К сожалению, очень часто бывает, что люди с клинически выраженными признаками расстройств пищевого поведения говорят, что они питаются интуитивно. Если это нервная анорексия, то они чаще всего съедают очень ограниченный объем пищи, едят исключительно овощи и при этом исключают много важных категорий продуктов из своего питания. Если это вариант булимии или приступообразного переедания, то такие люди едят в больших объемах фастфуд или сладости и при этом тоже говорят, что питаются интуитивно. На самом деле в активной фазе РПП человек не может слышать голос своей интуиции — он слышит только голос расстройства пищевого поведения. Поэтому сначала нужно полностью восстановить нормальное питание, а потом практиковать интуитивное. Такое питание по потребностям как раз и является конечной целью лечения РПП. Тогда жесткие правила касательно еды становятся более гибкими — человек начинает есть в зависимости от голода, не решая с помощью еды свои эмоциональные проблемы.

Почему важно обращаться к специалисту в ходе борьбы с РПП?

Важно обращаться к профессионалам в области психотерапии РПП, потому что расстройства пищевого поведения чрезвычайно опасны. Они чреваты высоким уровнем суицидов, большим количеством соматических нарушений и значительным риском смертей, связанных, например, с калиевой недостаточностью у больных нервной булимией, а также нарушением сердечной деятельности и истощением у больных нервной анорексией. При РПП наступают серьезные метаболические, психические и социальные нарушения. Все это настолько захватывает человека, что ему нужна сторонняя профессиональная помощь, чтобы вырваться из оков этого страшного расстройства.

К сожалению, в России у среднестатистических людей мало понимания, к кому надо обращаться, когда у близкого обнаружено РПП. Бытует мнение, что расстройства пищевого поведения должен лечить психиатр, но это совершенно не соответствует действительности. К сожалению, эффективность современной медикаментозной терапии в лечении расстройств пищевого поведения все еще очень низкая. Другими словами, у нас нет таблетки от РПП. Препараты, например, ингибиторы обратного захвата серотонина, могут оказывать поддерживающее и лечебное воздействие на восстанавливающегося пациента, но основными методами лечения в мире все еще являются налаживание правильного питания и психотерапия. Наивно думать, что разговоры с психологом о травматических переживаниях прошлого помогут освободиться от РПП, которое является и поведенческим расстройством. Поэтому и терапия должна быть направлена на изменение поведения.

Чем поведенческая психотерапия отличается от терапии личностной?

В личностной терапии специалисты работают в поисках инсайтов, то есть внутреннего озарения, которое проливает новый свет на хорошо знакомую болезненную ситуацию. В поведенческой же терапии мы ориентированы на изменение поведения — то есть это терапия действия. Именно поэтому в психотерапии РПП много домашних заданий, и необходимо вести дневник, чтобы быстрее добиться прогресса.

Какие специализированные центры по борьбе с РПП в России вы лично можете советовать?

Профессиональная доказательная терапия расстройств пищевого поведения все еще очень мало распространена в России. К сожалению, существует не так много организаций, которые предлагают действительно квалифицированную помощь в этой области. Вместе с коллегами мы создали ассоциацию специалистов и организаций, работающих с РПП, — АСОРПП. Она занимается обучением психологов, психиатров и их сертификацией в основных доказательных методах лечения РПП.

На сегодняшний день получить квалифицированную помощь в лечении пищевых расстройств проще всего в Москве. Здесь работает центр интуитивного питания Intueat, который занимается амбулаторным лечением РПП. Стационарное лечение тяжелых форм профессионально проводится в Центре изучения расстройств пищевого поведения, ЦИРПП, которым руководит Анна Коршунова. Он, как и Intueat, работает по современным доказательным протоколам.

В обоих местах можно получить квалифицированную помощь при РПП. Но и в том, и в другом месте эта помощь будет платной. Для тех, у кого нет возможности оплатить такие услуги, есть Алексеевская больница № 1, при которой работает Клиника РПП. В ней есть 12 стационарных мест, и она пользуется большой популярностью. Попасть туда бесплатно можно, если вы старше 18 лет и у вас есть московская прописка.

Когда речь идет о детях, ситуация еще сложнее. К сожалению, в регионах специалистов по лечению РПП либо нет совсем, либо они единичны. В центре Intueat нам удалось получить доказательство того, что онлайн-терапия эффективна, когда симптомы расстройства еще не сильно выражены. Это не совсем идеальный, но совершенно допустимый способ лечения, которым тоже есть смысл воспользоваться.

Потребность в пище — одна из первичных, биологических потребностей, которая направлена на поддержание гомеостаза — обеспечение энергией, строительным материалом для формирования новых клеток, создания сложных химических соединений.

Пищевое поведение

Пищевое поведение – это ценностное отношение к пище и ее приему. Причем стереотип питания в обыденных условиях и в ситуации стресса может различаться.

Пищевое поведение включает в себя:

  • Установки (они формируются с детства и очень устойчивы)
  • Формы поведения
  • Привычки
  • Эмоции, касающиеся еды

Все перечисленные факторы индивидуальны для каждого человека. Пищевое поведение зависит от иерархии ценностей человека, а также количественных и качественных показателей питания.

Изменения пищевого поведения

В условиях онкологического заболевания пациенты вынуждены ограничиваться в выборе питания или менять набор продуктовой корзины.

Как правило, каждый человек имеет свои любимые блюда, определенные привычки и навыки принятия пищи, но в связи с болезнью они могут становиться недоступными. В таких случаях происходит отрыв привычного пищевого поведения от возможного. И на фоне этого отрыва может развиться так называемая «диетическая депрессия», то есть устойчивое переживание утраты привычного удовольствия от пищи, когда человек больше не может есть привычные продукты в привычном количестве.

Снижение объема питательных веществ сами по себе могут вызывать повышенную утомляемость и ощущение постоянной усталости. К тому же вынужденный отказ от пищевых привычек может вызывать внутреннее напряжение, которое проявляется в повышенной раздражительности, подавленности либо агрессивности и враждебности.

У онкологических больных на фоне лечения и в период реабилитации могут отмечаться следующие изменения пищевого поведения:

  • Интоксикация
  • Изменения ощущений вкуса
  • Трудности глотания
  • Трудности пищеварения

Такие изменения могут приводить пациентов к устойчивому снижению эмоционального тонуса, так называемой «диетической депрессии».

Когда пищевые привычки входят в конфликт с новой вводной «Я ПАЦИЕНТ И ДОЛЖЕН СЕБЯ ОГРАНИЧИВАТЬ», возникает эмоциональное напряжение, которое можно научиться контролировать.

Для облегчения эмоционального состояния, вызванного изменениями пищевого поведения можно проделать следующие шаги:

Проанализировать длительность периода «деперссивного» состояния.

  • Менее одной недели — преходящее реактивное состояние, которое проходит само (спонтанное восстановление)
  • От 1 до 4 недель – кратковременное снижение эмоционального тонуса — будет лучше обсудить это со специалистом – медицинским психологом и обязательно уведомить лечащего врача
  • Более месяца — хроническое снижение эмоционального тонуса требует наблюдения специалиста.
    Прежде всего это врачи, оказывающие медицинскую помощь — лечащий врач и гастроэнтеролог

При субъективной неудовлетворенности пищевым поведением в условиях течения заболевания полезна психотерапия.

Психологический фактор

Основной психологической проблемой, которая затрудняет взаимодействие с едой является формирующийся страх, связанный с приемом пищи, и приобретающий навязчивый характер. Возникает конфликт установки «я поел – я в порядке» с реальностью «я поел – я не в порядке». С этим страхом работают психологи, когда пациенты обращаются за помощью.

В процессе работы с психологом рассматриваются такие аспекты как:

  • Гигиена пищевого поведения (отслеживать и учитывать качество потребляемых продуктов)
  • Минимальный психологический анализ (что и зачем я делаю и что я об этом думаю)
  • Режим дня
  • Контроль времени
  • Контроль объема приема пищи
  • Снижение тревоги
  • Контроль стимула (подменить объем пищи например красивой обстановкой ее приема)

При этом, необходимо учитывать то медикаментозное лечение, которое получает пациент.

В процессе коррекции эмоционального состояния при вынужденной смене пищевого поведения рассматриваются такие категории как стиль питания, функции приема пищи и ощущения от этого процесса.

Стиль питания

Стиль питания формируется в ранние годы жизни и играет важнейшую роль в эмоциональном состоянии человека: удовлетворение голода крепко увязывается с ощущением комфорта и защищенности.

Функции приема пищи

С течением жизни прием пищи обрастает новыми функциями. Кроме поддержания гомеостаза, мы начинаем испытывать чувство расслабленности после приема пищи, получать удовольствие от процесса. На коммуникативном уровне развивается психологическая зависимость: «я доверяю этому человеку – я с ним кушаю», «если мы вместе – значит едим вместе» и т.д. Пища переходит из разряда биологических потребностей в разряд психологических и социальных.

Как изменения стиля питания откликаются «во мне»:

  • Телесные переживания (ощущение голода)
  • Ощущения
  • Мысли
  • Чувства

Я действительно голодный или чувствую тревогу? С чем связана моя тревога? Кроме тревоги я чувствую страх, что «если я сейчас это не съем, то не смогу съесть уже никогда».

Находить ответы на все эти и подобные вопросы можно самостоятельно или обратиться к специалистам.

Для того, чтобы понять, есть ли у вас симптомы какого-либо расстройства пищевого поведения, попробуйте ответить на несколько вопросов:

  • Испытывали ли вы когда-нибудь чувство потери контроля во время еды?
  • Испытываете ли вы вину, стыд или грусть из-за ваших предпочтений в еде?
  • Бывает ли так, что вы съедаете большое количество еды за короткий период времени?
  • Чувствуете ли вы необходимость использовать чрезмерные физические упражнения, слабительные, рвоту или какие-то другие средства, чтобы избавиться от калорий?
  • Испытываете ли вы затруднения в том, чтобы справиться с сильными чувствами вообще и чувствами, связанными с вашим питанием или фигурой в частности?

Подумайте также, насколько часто вы озабочены мыслями о еде, часто ли у вас возникают мысли, когда вы поедите снова, что именно вы должны при это съесть, какое количество калорий должна иметь еда, почему вы съели в последний прием пищи так много, как остановить себя? Есть ли у вас постоянное беспокойство по поводу своего внешнего вида, навязчивые мысли о собственной полноте, желании похудеть или страх располнеть? Связан ли уровень вашей самооценки с весом и формой тела?

Если на часть этих вопросов вы ответили утвердительно, у вас может быть расстройство пищевого поведения. Стоит иметь в виду, что окружающим вас людям — друзьям или родным – разглядеть симптомы может быть легче, чем вам. Стоит прислушаться к их опасениям и обратиться к врачам, которые смогут поставить диагноз и разработать схему лечения. И помните: чем раньше вы сможете признать проблему, тем быстрее сможете получить помощь.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *