Про что фильм мама?

Практически все работы Даррена Аронофски наполнены символизмом и подразумевают несколько трактовок. «мама!» не исключение. Автор показал камерную историю, которая, однако, охватывает множество актуальных и вечных тем.

Критики и зрители находят немало скрытых смыслов и версий сюжета. Некоторые из них подтверждает и сам Аронофски. Но это не мешает каждому определять значение фильма и его финала самостоятельно.

Что происходит в фильме

Картина начинается с «очищения» сгоревшего дома. Чья-то рука ставит на полку кристалл, после чего просыпается главная героиня. Всё действие фильма происходит в одном доме, стоящем где-то на отшибе. В нём живут Мать и Он (имена героев не называют).

Он (Хавьер Бардем) — известный поэт, страдающий от творческого кризиса и пытающийся написать новую книгу. Его главная ценность и источник вдохновения — кристалл, стоящий в кабинете.

Мать (Дженнифер Лоуренс) следит за домом, делает в нём ремонт и создаёт в нём свой мир по подобию рая или идеальной природной системы. При этом она постоянно прислушивается к сердцебиению в стенах жилища и находит кровоточащие дыры в полу.

Однажды в их дом приходит неизвестный, который представляется поклонником творчества поэта. Хозяин разрешает гостю остаться, несмотря на возражения Матери. При этом у странного мужчины есть шрам на спине, будто от извлечения ребра.

Следом за гостем приходит его жена, потом в дом врываются их дети. Они устраивают драку, и один брат убивает другого. Далее в доме на поминках скапливается всё больше непрошеных гостей, что приводит к затоплению.

Спустя несколько месяцев Мать готовится к рождению ребёнка, а поэт заканчивает своё новое произведение. Вскоре в дом врывается толпа его фанатов, которые крушат всё на своём пути. В это же время у Матери начинаются роды, но вскоре ребёнка утаскивает толпа поклонников. Они передают младенца из рук в руки, как религиозный символ, но потом случайно убивают его.

Взбешённая Мать взрывает дом, а Он относит её обугленное тело в кабинет и извлекает из сердца женщины кристалл, возвращая действие к самому началу.

Что лежит в основе сюжета

Уничтожение планеты человеком

Фильм ужасов

Одно из самых очевидных объяснений сюжета фильма — грубое отношение человечества к природе. В этой трактовке дом — это Земля, а Мать — та самая «мать-природа», которая сама восстанавливает флору на планете (делает ремонт) и даёт новую жизнь (рожает ребёнка).

Люди поначалу приходят вежливо, но сразу же нарушают правила — первый же гость курит в помещении. А потом они начинают вести себя всё наглее, сначала используя дом как туалет, а потом ломая всё, что создала природа.

Она же «отвечает» им различными катаклизмами (потопы и пожары). А после уничтожения незваных гостей природа сама восстанавливает дом и возвращается к началу истории.

Эту версию подтвердил и сам режиссёр в интервью Darren Aronofsky on ‘Mother!’ Meaning, How Evangelicals Sabotaged ‘Noah’ Variety. По его словам, люди относятся к Земле без уважения, грабят и насилуют её. Это Аронофски и попытался показать в фильме.

Жестокий Бог и библейские сюжеты

В том же интервью режиссёр рассказал, что Хавьер Бардем сыграл в этом фильме Бога, причём в самом жестоком его проявлении — каким он представал в Ветхом Завете — эгоистичным и требующим поклонения. Бог создаёт дом, после чего Мать (природа) ухаживает за ним.

Этот дом — наш личный рай. И я люблю творить.

Мать

Далее в сюжете есть много очевидных библейских отсылок. Первые люди, которые приходят в гости к главным героям, — Адам и Ева (их имён тоже не называют). Именно поэтому мужчина появляется раньше женщины, а у него на спине есть шрам, будто от извлечённого ребра.

Их дети, очевидно, Каин и Авель, поэтому один брат убивает другого из-за завещания. Что интересно, сыграли их настоящие братья: Донал и Брин Глисоны.

Затопление дома после первого нашествия гостей — аналог Всемирного потопа. Потом Мать (Богородица) рожает ребёнка, в котором очевиден намёк на Иисуса, поскольку фанатики его убивают и съедают его плоть. Ну а финал, похоже, подводит к мысли об апокалипсисе, который уничтожит всех людей, если они продолжат вести себя подобным образом.

Муза, отдающая себя творцу

Фильм ужасов

Персонажа Бардема можно считать творцом не только в божественном смысле, но и в чисто поэтическом. Он создаёт произведения, а Мать служит ему музой. Пока он пытается написать хоть что-нибудь, она занимается будничными делами, готовит и ремонтирует дом. И при этом её обязанность — вдохновлять поэта на новое творчество.

Дело в тебе. Дело всегда в тебе и в твоей работе. Думаешь, они помогут тебе писать? Да никогда! Я весь дом построила одна от и до, а ты ни слова не написал.

Мать

Став снова популярным, Он купается в славе и поклонниках, даже забывая про приготовленный ужин. А Мать должна разбираться с последствиями и снова приводить в порядок дом после нашествия фанатов. Но главное происходит в финале, когда выясняется, что кристалл, который так оберегал поэт, — это на самом деле сердце его музы.

Она полностью отдаёт Ему себя, чтобы он мог творить дальше. А последние кадры, которые повторяют вступление, но уже с другой актрисой, показывают, что у поэта тут же появляется новая муза.

Токсичные отношения в семье и обществе

Фильм ужасов

Если спускаться от творчества и религии к человеческим будням, то «мама!» также раскрывает многие важные темы. Во-первых, идея патриархата. Мать всегда находится в тени мужа. Он не спрашивает её мнения, когда приглашает гостей в дом, а она постоянно выступает в роли прислуги. При этом Он даже не понимает, что её не устраивает, и продолжает делать только то, что хочет сам.

— Почему ты не посоветовался со мной, приглашая их остаться?

— Знаешь, я не думал, что это важно.

Мать и Он

Во-вторых, в фильме есть несколько намёков на боязнь материнства. Пришедшая женщина беззастенчиво намекает, что Матери уже пора рожать, выступая здесь в качестве давящего на человека общества с традиционным «часики тикают».

Ты уж поверь мне, молодость проходит. Заведите детей. Так вы создадите что-то вместе, и это укрепит ваш брак.

Женщина (Мишель Пфайффер)

Если воспринимать дом как аналог тела героини, то происходящие в нём изменения можно считать отражением страха перемен в организме во время беременности — кровоточащее отверстие в полу, стук сердца, который Мать слышит в стенах, потоп и последующая смерть ребёнка на это намекают совершенно явно.

В-третьих, даже если не касаться именно семейных отношений, в «маме!» прослеживаются намёки на вторжение общества в жизнь интроверта. Причём Он выступает в роли яркого экстраверта: приглашает гостей в дом и не может понять, почему Мать это не устраивает.

Для неё же присутствие посторонних в доме и в личной жизни и их поведение совершенно неприемлемо. Но общество начинает диктовать свои порядки, что приводит к катастрофе.

Чем заканчивается фильм

Финал картины полностью повторяет вступление, которое многие не замечают, так как ещё не в курсе будущего действия. В самом начале фильма Он ставит на полку кристалл, после чего сгоревший дом очищается, а Мать просыпается в своей кровати. После всех событий фильма в конце происходит ровно то же самое.

Только в кровати на этот раз уже просыпается другая Мать (её играет Лоранс Лебёф). В различных вариантах трактовки это означает либо следующий виток природы после разрушения её человеком, либо новое сотворение мира Богом, либо же очередную музу для творца.

В любом случае сюжет цикличен и намекает, что дальше действие полностью повторится и дом снова разрушат.

Как поняли картину зрители

Фильм ужасов

Несмотря на мнение самого автора и множество уже известных трактовок, фильм «мама!» допускает и другие версии. Его отчасти можно считать психологическим тестом, где каждый увидит что-то своё, наиболее близкое или, наоборот, страшное.

Об этом автор сам прямо говорит устами поэта. Пообщавшись с фанатами, Он произносит: «Они всё поняли. Но каждый понял совершенно по-своему». Это подтверждают и отзывы критиков, и просто мнения зрителей.

Образы напоминают Абу-Грейб, войну в Ираке, кризис европейских мигрантов и многое другое.

Зак Шарф
IndieWire

На протяжении большей части фильма она (Лоуренс) — ангел, и её ближайший аналог — Люцифер. Как и ангел, она — слуга (готовит, убирает, ухаживает за домом, пока Бог «творит»). Подвал — подземный мир — это её владения, и он становится источником огня. Мишель Пфайффер — Ева — осталась одна, чтобы поговорить с Люцифером, пока Бог и Адам уходят на прогулку. Лоуренс даёт указания, но никто не слушает. Как будто она выявляет худшее в людях и соблазняет их не повиноваться.

MountainDewsRealGood
Reddit

В течение всего фильма в моменты кризиса героиня Дженнифер Лоуренс уходит в ванную комнату и в одиночестве пьёт какой-то желтый порошок, растворённый в воде. Он её успокаивает. Возможно, Аронофски в этих сценах отсылался к рассказу «Жёлтые обои» американской феминистки и писательницы Шарлотты Перкинс Гилман. Жёлтый цвет символизирует безумие, а новелла Гилман повествует о женщине, которая сходит с ума от послеродового психоза.

Вадим Елистратов
DTF

Кто смотрел «мама!» Аронофски? Последняя четверть фильма гениальна!!! Но в целом… кто понял о чем фильм? Из массы версий я пришёл к безумству гения, который сокрушая все на своём пути стремиться к вдохновению и востребованности, граничащими с безумством

— Anton Ivanov (@banderas_spb) December 29, 2017

Посмотрела вчера фильм «мама!». Все говорили, это артхаус и вообще фи, но фильм интересный и очень глубокий. По крайней мере я увидела иной посыл, чем в него вкладывал Аронофски. Но любой посыл там — о тщеславии, таланте и душе. И даже немного про феминизм. Вот.

— КМС по легкокотлетике (@lebedeva_valery) June 3, 2018

У многих зрителей фильм отзывается как-то по-своему. Поэтому личное восприятие может не совпадать ни с одной из перечисленных выше теорий. «мама!» специально снята неоднозначно, чтобы провоцировать на эмоции и размышления.

Женщина просыпается, она в постели одна. Она встает, обходит дом. Никого нет. Она открывает двери дома, выходит. Смотрит на лес неподалеку. Сзади появляется мужчина. Женщина испугана. Они возвращаются в дом. Муж говорит, что ему не удается поймать вдохновение. Женщина подбирает краску для нанесения на стену комнаты, которую она ремонтирует. Муж и жена садятся за стол, собираются завтракать. Стук в дверь. Муж подходит к двери, с кем-то разговаривает. Это мужчина крайне изможденного вида. Он представляется врачом. Они с хозяином дома начинают оживленную беседу, выпивают. К вечеру выясняется, что незваный гость принял их дом за гостиницу. Несмотря на робкие протесты жены, хозяин позволяет гостю остаться, на дворе уже поздно, пусть переночует. Он велит жене приготовить постель. Та подчиняется, потом уходит спать, мужчины остаются за столом. Ночью женщина просыпается по-прежнему одна. Она идет вниз, слышит, что гостю плохо, его рвет. Муж помогает гостю подружиться с унитазом.

Утром в дом приходит жена пришельца, немолодая дама со следами былой красоты. Муж позволяет остаться в доме и ей. Мужчины отправляются на прогулку. Гостья пьет алкогольный коктейль, обследует дом, поучает хозяйку. Она удивлена тем, что у них нет детей. Ведь они любят друг друга, это очевидно. Вот у нее есть два взрослых сына. Хозяйка дома недовольна поведением гостьи. Возвращаются мужчины.

Хозяйка дома упрекает мужа за то, что он пустил в дом незнакомых людей. Тот говорит, что пришелец – фанат его творчества. Он умирает от тяжелой болезни, захотел перед смертью повидать своего кумира. Сверху раздается крик. Это гости без разрешения зашли в кабинет хозяина и разбили красивый кристалл, которым хозяин дома очень дорожит: это все, что у него осталось после того, как пожар уничтожил его прошлое жилище. Хозяин в гневе заколачивает дверь кабинета. Хозяйка пытается прогнать из дома незваных гостей, те отказываются покинуть дом. Появляется следующий посетитель. Это один из сыновей пришельцев. За ним появляется и второй сын. Между ними разгорается ссора по поводу отцовского наследства. Ссора перерастает в драку, один сын убивает ножом другого. Убийца убегает из дома. Хозяин помогает гостям отнести умирающего сына в больницу. Его жена наводит в доме порядок, отмывает в комнате пятна крови. Пятно крови прожигает в полу дыру. Женщина спускается в подвал, видит, как по стенам течет кровь. Она бродит по дому. Ее пугает брат-убийца. В панике женщина пытается позвонить в полицию, но ее останавливает муж. Он сообщает, что раненый скончался в больнице на его руках.

Ночью женщину будят звуки на пороге дома. Она видит каких-то людей. Муж говорит, что разрешил провести в их доме поминки по убитому. На поминки приходит множество людей. В доме царит жуткий беспорядок. Гости не слушают хозяйку и начинают своевольничать. Кто-то красит стены, а кто-то наоборот все крушит. Они ломают раковину на кухне, дом заливают потоки воды. Гости покидают дом.

Муж и жена ссорятся. Он говорит, что нуждается в новых лицах, ему это нужно для творчества. Та упрекает супруга в том, что он ее не трахает. Муж в ярости овладевает женой прямо на лестнице. Утром та сообщает, что беременна. Муж в восторге. Он хватает ручку и бумагу, его посетило вдохновение.

У женщины уже большой живот. Она обустраивает детскую комнату. Ребенок начинает шевелиться. Муж сообщает жене, что закончил писать поэму. Женщина читает написанное мужем, по лицу ее текут слезы: поэма прекрасна. Звонит издательница, она говорит, что поэма пользуется успехом. Женщина накрывает стол, чтобы отметить успех мужа. На улице появляются люди. Мужчина выходит на крыльцо. Он разговаривает со своими поклонниками. Их становится все больше. Женщина беспокоится. Ее муж открывает двери их жилища и приглашает людей заходить в дом. Толпа врывается в дом, начинается настоящее светопреставление. Женщина испуганно мечется по дому, пытается призвать людей к порядку, те ее не слушают, их становится все больше, они растаскивают вещи, рушат дом. Женщина пытается вызвать полицию. Люди впадают в настоящее безумие. Женщина видит, что они начинают поклоняться своему кумиру, молятся ему.

Приезжает полиция. Начинаются столкновения, людей хватают, избивают, они сопротивляются. Начинается стрельба. Один из полицейских пытается вывести женщину из дома, но его убивают. Редакторша мужа превращается в кровожадную террористку, которая расстреливает заложников. Она хочет застрелить и беременную хозяйку дома. Ее выручает муж. Он выводит женщину в свой кабинет, который запирает от толпящихся снаружи поклонников. У его жены начинаются роды. Рождается мальчик. Муж хочет взять его на руки, его поклонники за дверью просят показать им ребенка. Женщина не отдает сына. Поклонники приносят роженице подарки. Покормив младенца, мать засыпает. Проснувшись, она обнаруживает, что муж забрал ребенка и вынес его за дверь. Мать с криком выбегает из комнаты. Она видит, как младенца, передавая из рук в руки, несут к алтарю. Она пытается добраться до ребенка, но ей это не удается. Люди разрывают младенца на части и пожирают его окровавленное тельце. Женщина кричит, ее начинают избивать. Ее спасает муж. Он утверждает, что смерть их сына не была напрасной. Люди раскаялись в содеянном, их нужно простить. Женщина вырывается и бежит в подвал. Она выливает на пол бензин и бросает туда зажигалку. Начинается пожар, затем следует мощный взрыв.

На пепелище сгоревшего дома мужчина держит на руках жену, ее тело покрыто ожогами. Она говорит, что отдала мужу все, больше у нее ничего нет. Муж спрашивает, осталась ли внутри нее любовь. Женщина отвечает утвердительно, муж может забрать ее себе. Мужчина раскрывает руками грудь женщины и извлекает оттуда кристалл. Он помещает кристалл в металлическую оправу и ставит его в комнате восставшего из руин дома. Женщина просыпается утром. Она не обнаруживает рядом мужа. Она встает и начинает его искать по всему дому.

Слушай, я не понял одного: а почему она все время пьет эту желтую фигню?

– Я не знаю, меня тоже этот вопрос мучает.

– А почему Эд Харрис так кашляет в унитаз?

– Так ведь ему ребро удалили, вот он и кашляет.

Это нормальный разговор двух кинокритиков после просмотра «мамы!». Собственно, фильм Даррена Аронофски и рассчитан в первую очередь на такие разговоры людей, истолковывающих его Замысел. А что если поймать во ржи обычных зрителей, условных парня и девушку? Они же могут в субботу вечером случайно купить билет в кино на «фильм ужасов с Дженнифер Лоуренс». Их необходимо предупредить, что «мама!» – не голливудский жанровый фильм, а лютый артхаус, способный испортить им и субботний вечер, и отношения; аллегория творчества; высказывание о природе отношений Автора и его Жертвенной Музы, причем Автор – это, конечно, сам Аронофски (в каком-то роде «мама!» – это его «8 1/2»).

Из ступора к осе

«мама!» – первый фильм, в котором после долгого перерыва появилась Мишель Пфайффер. Отличная актриса, она сыграла последнюю роль в «Малавите» Люка Бессона в 2013 г. Теперь она снялась в новой киноверсии «Убийства в Восточном экспрессе», играет в экранизации марвеловского комикса «Человек-муравей и Оса».

В первом же кадре мы видим девушку, сгорающую в пламени и смотрящую в камеру отчаянным взглядом. Затем появляется Хавьер Бардем, держащий в руках Магический Кристалл. Он устанавливает его в специальный подкристалльник, и сияние озаряет сгоревший дом: из пепла возрождаются стены, обои и кровать, на которой просыпается Дженнифер Лоуренс. Встав и оглядевшись, она зовет: «Малыш?!» – и идет искать Бардема.

Бардем здесь рядом. Он, как выясняется, поэт в затяжном творческом кризисе. В кризисе и Лоуренс – она вроде бы красит дом, но, нанеся на стену то один, то другой мазок, замирает и скрючивается от непонятного спазма, который можно унять, только приняв некую желтую микстуру.

Вдруг – стук в дверь. Кто там? Это пожилой дядечка (Эд Харрис), думавший, что Бардем с Лоуренс сдают комнаты. Следом приезжает его жена (Мишель Пфайффер), которая немедленно напивается и начинает в крайне вульгарной форме выспрашивать у Лоуренс, почему они с Бардемом еще не завели ребенка.

Фотогалерея / 3 фото

Фотогалерея

У героев нет имен, но внимательный зритель уже может смело называть Эда Харриса Адамом, а Мишель Пфайффер Евой – благо скоро прибегут их сыновья, поссорятся и один убьет другого. Кто-то из гостей на поминках сломает раковину и вызовет потоп. В опустевшем доме Лоуренс задаст Бардему отчаянный вопрос: «Как у нас могут быть дети, если ты со мной не спишь?», и они наконец обнимутся, непорочный свет зальет экран, наутро сияющая Лоуренс скажет: «Я беременна!», а Бардем прямо в голом виде рванется наконец писать Поэму.

Это пересказ первой части, а дальше будет еще история человечества после Потопа (все, что было до, – черновик Творца, в раздражении смятый и выброшенный), будут бои в Сирии и прямые отсылки к Новому завету.

В биографической драме «Джеки» Натали Портман сыграла кого-то не того

Даррен Аронофски с абсолютной уверенностью (явно пришедшей после периода боязливости, прикосновений к водичке большим пальцем ноги) сравнивает себя с Богом, Богу на смех. Он осмелился. Он все-все освоил и обо всем, что накипело, решил поделиться: и мыслями о Христе, и об отношениях с музой, и о людях; у него расцветает невероятно сложный и многослойный символизм. Последний раз такой выброс у Аронофски произошел лет десять назад на фильме с подходящим названием «Фонтан», где он сам для себя и для двух с половиной забредших в зал несчастных пытался сформулировать ответы на главные вопросы Жизни, Вселенной и всего остального; казалось, что он потом успокоился, но куда там – таких пытливых не успокоишь.

Один трогательный момент: у него ведь в реальной жизни роман с Дженнифер Лоуренс. Лоуренс сейчас играет его музу, готовую сгореть на алтаре Творчества и отдать свое сердце Творцу, чтобы он переместил его в новую девушку и, поплакав, нашел в ней новое Вдохновение. (Иными словами – фильма не будет без актрисы, по-настоящему влюбленной в режиссера.)

Конечно, давно ходили слухи, что актерские способности Дженнифер Лоуренс значительно превосходят умственные, но, чтоб так по-человечески подставляться (варианты: отдавать сердце на сжигание, проявлять актерское самопожертвование), нужно совсем не понимать мужчин в целом и своего бойфренда в частности. Все уже разыграно, и когда Аронофски будет ее бросать, можно будет обойтись без лишних слов. Ты муза, девочка, ты все это уже играла – теперь давай гори.

Как вообще такие красивые девушки связываются с такими некрасивыми режиссерами? Как героиня Дженнифер Лоуренс могла выйти за пожилого морщинистого героя Хавьера Бардема? «мама!» и на это не дает ответа, но видно, что Аронофски ставил для себя этот вопрос, ставил и ставил, решал и решал. И мучился, как подлинный Художник.

Автор – специальный корреспондент «Комсомольской правды»

Обитают они посреди леса в полной изоляции. Вполне неплохо и дружно — до тех пор, пока к ним вдруг не заваливается с неожиданным визитом Эд Харрис (в одном из лучших своих образов). А потом еще вкрадчивая Мишель Пфайффер, двое сыновей Брендана Глисона и куча всякого другого народу начинают превращать их размеренное уютное существование в ад, содом и зону боевых действий, заставляя протагонистку неистово галлюцинировать и глотать успокоительное.

От дальнейшего пересказа сюжета «мамы!» лучше воздержаться. И вовсе не потому, что он напичкан непредсказуемыми твистами (наоборот, многое тут становится очевидным с самого начала). Это, скорее, вопрос уважения к Даррену Аронофски, который наконец-то попробовал шагнуть от своих фирменных удушливых мелодрам и пафосного дидактизма (не говоря уже о, например, кошмарном «Фонтане») в сторону чего-то большего. И — главное — смастерил чертовски впечатляющую обертку.

Последняя далеко не оригинальна, зато умело сшита из самого добротного материала «с барского плеча». Стартует все с оммажа понятно какому фильму Ханеке, однако этим кругозор режиссера и сценариста не ограничен. От «Ребенка Розмари» и «Отвращения» Полански тут гнетущая атмосфера бытового безумия и то ли мистического, то ли психологического хоррора: на полу проступают пятна крови, в подвале темно и страшно, в недокрашенной стене обитает тьма. От Хичкока — давящая камерность: картина ни разу не выходит за пределы стартовой локации.

Но больше всего — от угрюмых скандинавов. Снято на ручную подвижную камеру, как у фон Триера. Закадровой музыки, как у того же датчанина и остальных режиссеров «Догмы», нет вообще: вместо оной обостренные до звона в ушах звуки чего-то постоянно бьющегося, ломающегося или скрипящего (если рассматривать mother! как «ужастик», то они в каком-то смысле подменяют собой скримеры). А белобрысая и нервная главная героиня, кажется, слегка напоминает Лив Ульман у Бергмана.

Конечно, быть Дженнифер Лоуренс она не перестает, но с «Сойкой-пересмешницей» и всякими там «Джой» общего — почти ничего. Да, изображать артистке приходится пару-тройку состояний (грусть-раздражение-страх), но с этим-то она справляется весьма убедительно. Что не может не радовать, поскольку смотреть на здешний безумный мирок нам приходится, в основном, ее глазами.

Оператор крутится вокруг да около, заскакивает ей за спину, что твой Эммануэль Любецки, берет крупные планы лица. В общем, делает все, чтобы покрепче повязать смотрящего с ней на уровне даже не эмоций, а рефлексов. Этот трюк срабатывает безотказно — особенно когда в ход вдруг пускают шок-контент (по-настоящему жуткий и болезненный — вплоть до каннибализма почти без купюр): не заразиться истерикой героини и не проникнуться ненавистью к ее гостеприимному сожителю (тоже здорово сыгранному, хотя от Бардема иного ожидать и не приходится) оказывается практически невозможно.

Другое дело, что все это технически и постановочно безупречное великолепие, похоже, и затевалось ради истерики. Изящная поначалу метафора уже к исходу первого часа становится прямой, как рельс, по которому оголтело несется воющий огнедышащий поезд. Понятно, Даррену Аронофски в роли машиниста этого состава — более чем удобно. Вот только ничего особенного он не везет: внутри — обрывки конспектов с лекций по философии и религиоведению, парочка выписок с феминистских интернет-форумов — ну и так далее.

В итоге упомянутая попытка шагнуть в сторону чего-то большего остается лишь попыткой. Глупым или примитивным фильм не назвать. Напротив, он вполне остроумен, ладно сделан и лихо выводит зрителя из зоны комфорта. Но своей претензии — быть крупным и цельным авторским высказыванием — признаться, не соответствует. Впрочем, перед нами — как раз тот самый случай, когда за безупречную форму можно простить если не все, то очень многое.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *