Помощь психически больным

ТОЧКА ЗРЕНИЯ-

УДК 616.89

ЧТО ДЕЛАТЬ ЕСЛИ БЛИЗКИЙ ЧЕЛОВЕК БОЛЕН И НЕ ХОЧЕТ ЛЕЧИТЬСЯ?

Заграй Л.Р.,

медицинский психолог БУ «Сургутская клиническая психоневрологическая больница»

Ситуации, когда близкий человек болен и не хочет лечиться, — нередкое явление. Попробуем разобраться почему так происходит.

Ключевые слова: отрицание, суицид, психиатрическая помощь

Любое серьезное заболевание — это стресс для человека. В первые минуты, когда человеку сообщают серьезный диагноз, у него включается естественный защитный механизм — отрицание. То есть, человек слышит диагноз и говорит: «Нет, это не про меня. Наверное, перепутали анализы». Отрицание — это нормальная психологическая реакция защиты. Она формируется еще в детстве.

Шок и отрицание — это небольшой тайм-аут, чтобы психика могла приспособиться и

принять ситуацию. Пока человек находится в шоке, его организм восстанавливает энергетический запас.

Если мы вспомним про стадии проживания горя, отрицание будет первой из них.

В 1969 году в своей книге «О смерти и умирании» американский психолог Элизабет Кю-блер-Росс выделила пять этапов проживания горя:

-Отрицание;

-Агрессия;

-Торг;

-Депрессия;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

-Принятие.

Внешне это выглядит, как будто пациент не понял, что ему объяснил врач, или не доверяет врачу.

Бывают случаи, когда врач поставил диагноз, а пациентка решила: «Просто я ей не понравилась, и она мне вот так специально сказала».

В норме отрицание длится самое большое — несколько суток. Если человек уходит в отрицание на дольше — с этим уже надо что-то делать.

На протяжённость отрицания могут влиять отношения с близкими.

Если человек пришёл домой, рассказал, какой у него диагноз, и родные его ободрили, поддержали, эта стадия пройдёт быстро. Если же человек не хочет говорить близким о своём диагнозе, в отрицании он может «застрять».

На решение пациента влияет и его способность преодолевать трудности.

Если пациент обычно трудностей пугается, то и о неприятном диагнозе ему «проще» «забыть». Таким образом, он «решает» проблему тем, что её не замечает.

В такой ситуации без помощи близких пациент не выберется из отрицания до тех пор, пока ситуация не станет критической — например, дело не дойдёт до «Скорой помощи». И в этом случае вместо проблемы «признать или не признавать диагноз» встаёт другая — человека уже нужно срочно спасать.

Что же делать в таких ситуациях?

И вот тут надо понять: наша психика — вещь противоречивая. Больной может начать рассуждать о смерти, но это значит, что у него включилась именно та часть сознания, которая отвечает за желание жить. И это желание выражается скрытой мольбой к близким: «Помогите мне!»

И здесь — рекомендация близким: говорите человеку, как он вам дорог и нужен. Даже не смотря на его протесты, агрессию. Родственники должны быть готовы к обидам, агрессии, спорам. Но эта агрессия направлена не на них, это — процесс принятия болезни.

Очень важную роль играет также ощущение пациента, что он больше не контролирует собственную жизнь.

Допустим, у человека были какие-то планы — сделать карьеру, родить ребёнка. И вот, услышав диагноз, человек решает, что этого всего никогда не будет. В любом случае ему придётся круто изменить свою жизнь.

В этот момент человеческому сознанию важно знать, что есть какая-то опора, за которую он может зацепиться, понять, что у него есть поддержка, его близкие и родные люди.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Почему часто бывает так, что люди вместо лечения, обращаются к целителям? Пациент в целителе видит волшебника, который, как в сказке с помощью волшебной палочки или волшебной таблетки сможет его вылечить, т.е. у пациента включается магическое сознание. А целитель всячески поддерживает это убеждение, заявляя: «Мы вылечим вас с гарантией», «Мы решим ваши проблемы за несколько встреч». Конечно доверять им нельзя, и никогда к таким людям не обращаться, т.к. можно ещё больше навредить себе.

_ЗДРАВООХРАНЕНИЕ ЮГРЫ:

опыт и инновации №2 2020

Как же помочь человеку, какими будут правильные слова и действия?

Родственникам надо говорить человеку, насколько они его любят, насколько он для них ценен. И при этом — относиться с пониманием к агрессии, которую он может будет в ответ демонстрировать. Это — не его отношение к конкретному родственнику, это — его отношение к болезни. Нужно принимать все эмоции человека.

Но при этом нельзя говорить «ты пойдёшь лечиться, потому что я так решил». Нужно, чтобы решение лечиться заболевший принял сам.

Есть правило: «Мы не можем помочь человеку, который не просит о помощи. И мы не можем вылечить человека, который не считает себя больным».

Но это могут сделать его близкие. Это способ показать: «Мне не всё равно, что с тобой происходит. Я рядом и всегда буду рядом, в любой ситуации». Так мы встречаем родственника в аэропорту — не потому, что у него нет денег на такси, а чтобы показать: «Я тебя ждал, и я рад, что ты вернулся».

Что еще мы можем сделать: предложить родственнику проконсультироваться дополнительно, сходить вместе на консультацию к лечащему врачу. Обсудить какие пути лечения имеются. Что он готов сделать для своего здоровья. Что вы можете сделать для него в этой ситуации.

Необходимо дать пациенту как можно больше структурированной информации: какие виды лечения бывают, какое лечение помогает, а какое — нет, как делают лекарства, почему к нему применяют именно такие виды лечения, сравнить эффективность методов, привести статистику.

Рассмотрим другую ситуацию: Что делать, если в семье есть психически больной — и он отрицает лечение.

В мире около 15 % людей нуждаются в психиатрической помощи, в России — 25 %. При этом каждый пятый психиатрический больной прерывает лечение слишком рано, а каждый двенадцатый — отказывается лечиться вовсе. Отсутствие критики к состоянию своего здоровья в медицине называется анозогнозия. Больные отрицают свои проблемы и необходимость лечения, обрекая свое окружение на страдания,

а себя — на еще большее ухудшение здоровья. Разбираемся, почему люди не хотят лечиться, как им помочь.

Зачастую люди с выраженными нарушениями психики не следуют рекомендациям врача, не принимают препараты и не соблюдают рекомендованный режим. Это происходит, во-первых, из-за недооценки своего состояния: кажется, что если ничего не болит — то всё будто бы и хорошо. Во-вторых, у ряда лекарств есть побочные эффекты: сонливость, тенденция к набору веса тела и другие неприятности — это действительно мешает полноценной жизни, поэтому многие склонны отказываться от медикаментов. В-третьих, никто не хочет принимать лекарства пожизненно или продолжительное время: это не только вызывает экзистенциальную печаль, но еще и дорого и неудобно.

Кроме того, большое значение играет стигматизация психических расстройств в России: люди обращаются за психиатрической помощью только в самых крайних случаях, поэтому огромное количество больных остается без обследования и лечения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Больше 11 % нуждающихся в психиатрической помощи людей в течение первых двух лет заболевания не получают ее, потому что безуспешно «лечатся» у других специалистов.

При психических заболеваниях анозогнозия приводит к плачевным последствиям в первую очередь для самого страдающего: ухудшению состояния здоровья, несвоевременности лечения и осложнениям. При этом тяжелое состояние очень медленно и трудно корректируется, а каждый срыв приводит к снижению адаптации и к ухудшению качества жизни, а родственникам зачастую приходится «расхлебывать» непростые ситуации: тяжелые конфликты с окружающими или, как пример, взятые в состоянии обострения кредиты.

Самое опасное следствие отказа от лечения — суицид. Страдающий человек поглощен болезненными переживаниями и без помощи медикаментов нередко приходит к самоповреждению или попытке самоубийства.

Самая большая проблема в том, что больной человек может отгораживаться от мира, уходить в самоизоляцию и недооценивать свое состояние: ему может казаться, что он сильный и справится сам, но болезнь нередко оказывается сильнее.

Непросто приходится и родственникам. Есть два типичных полюса переживаний, на которых оказываются его близкие.

Один полюс — это вина за поведение больного, стыд за то, что происходит в семье, и — как следствие этой вины — полное подстраивание под болезнь. Именно в этом причина гиперопеки, особенно характерной для семей алкоголиков и наркоманов.

Другой полюс — это, наоборот, отстранение. Люди выбирают игнорировать проблему не потому, что они жестокие, а из-за непонимания, растерянности и страха. В обоих случаях родственники часто стараются скрывать факт наличия в семье заболевания и боятся, что кто-то об этом прознает.

Из-за этого вся семья может постепенно оказаться в социальной изоляции, которая также может быть следствием стигматизации — негативного отношения общества к психически больным.

У людей отсутствуют четкие представления о том, что конкретно нужно предпринять, если тяжело больной человек отказывается лечиться. Многие в бессилии обращаются на форумы, медицинские сайты: «помогите, моя мама злоупотребляет алкоголем и не хочет идти к врачу…», «как быть в ситуации, когда дочь страдает шизофренией и не хочет принимать препараты, назначенные врачом.», «с ней трудно жить, но к врачу идти она не хочет____»

Эти вопросы могут ставить в тупик, ведь нельзя же взять уже взрослого человека за руку и отвести к врачу насильно, если он этого не хочет.

Что закон говорит о принудительной госпитализации?

«Лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, без его согласия либо без согласия одного из родителей или иного законного представителя до постановления судьи, если его психиатрическое обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или

б)его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

в)существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Федеральный закон от 02.07.1992 № 31851 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» ст 29 (ред. от 19.07.2018), статья 29: «основания для госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке».

Только в указанных случаях можно госпитализировать человека принудительно: по решению суда или прокуратуры. В других ситуациях госпитализация проводится только с согласия.

Как вести себя с человеком, страдающим от психического расстройства.

По словам главного внештатного специалиста-психиатра Департамента здравоохранения города Москвы и главврача Психиатрической клинической больницы № 1 Г. П. Костюка, с больными, которые не поддаются на уговоры, «главное — не спорить, но и не соглашаться…».

Ни в коем случае родственникам не следует угрожать человеку, шантажировать, критиковать, запугивать. Важно сохранять спокойствие и доброту по отношению к страдающему, набраться терпения.

Больной может быть переменчив: то нуждаться в другом человеке, в его любви и теплоте, то быть замкнутым, отталкивать и требовать, чтобы его не беспокоили. Не стоит обижаться на больного человека. Ведь мы же не обижаемся на людей, которые не могут говорить в силу их заболевания.

Если у больного есть бредовые фантазии, то рекомендуется спокойно их выслушать и не показывать, что вы встревожены чем-то или расстроены, огорчены.

Чтобы родственники психически больных могли чувствовать себя более уверенно, им необходима информация о болезни близкого, методах лечения, формах помощи непосредственно в сообществе людей с аналогичной проблемой. Эти сведения можно получить, записавшись на приём к медицинскому психоло-

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ ЮГРЫ: опыт и инновации №2 2020

гу Сургутской клинической психоневрологической больницы.

Какое отношение к происходящему стоит выработать?

Родственникам больного следует осознавать, что если психическое заболевание лечить, своевременно обращаться за помощью к специалистам, не стесняться говорить об этом с людьми, которых постигла похожая участь и комплексно подходить к вопросам лечения и реабилитации, то можно добиться хороших результатов.

Важно понимать, что острое состояние — не навсегда, его можно пережить, перетерпеть, лечить. Главное — верить в лучшее и искать помощи.

Естественно, негативных впечатлений и пугающих эмоций не избежать. Всё дело в том, что помощь в такой ситуации требуется не только больному, но и его окружению. Используйте релаксацию, прослушивайте спокойную любимую музыку, воспользуйтесь возможностью погулять в одиночестве, медитируйте.

О своей тревоге тоже важно говорить с врачом и согласиться на поддерживающую терапию: обстановка в семье, где проживает больной человек, может быть психотравмирующей для других ее членов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Очень помогает относиться к тому, что случилось с близким, как к испытанию или уроку, который научит быть терпимее, научиться проявлять заботу, быть сильным, мудрым и смелым. Да, болезнь может вызывать стыд, страх или боль — но осознание, что вместе можно с этим справиться, дает надежду на благополучие и улучшает психологическую обстановку в семье.

Обязательно нужно дать всем время, особенно после острой фазы заболевания. Не дожидайтесь с нетерпением «быстрого скачка вперед», а содействуйте малым шагам вашего близкого с психическим расстройством и радуйтесь им.

Как помочь человеку с психическим расстройством принять необходимость лечения?

Если человек упрямо не идет на контакт и не хочет лечиться, можно поискать информацию о частных клиниках, вместе с врачом обсудить ситуацию и придумать грамотный выход.

Огорошивать человека тем, что ему нужно срочно лечь в больницу, не стоит. Если человек дееспособен, то отчасти он понимает, что с ним происходит что-то неладное, но, возможно, боится попадать в психиатрическую больницу, насмотревшись страшных фильмов или наслушавшись рассказов. Да и сама по себе тема психиатрии очень стигматизирована в России, что снижает доверие больных к психиатрам, психотерапевтам и психологам.

Врача можно вызвать на дом или представить больному как психолога или психотерапевта, который «просто поговорит», — это будет восприниматься страдающим не так болезненно.

Врач-психиатр поможет убедить человека начать принимать лекарства.

Лечение происходит дома, а не в стационаре, что способствует адаптации людей с психическими расстройствами и не стигматизирует их. Это в итоге позитивно влияет на быстрое восстановление и социализацию.

Чего нельзя говорить больному

По словам врача-психотерапевта Михаила Бурдина, при разговоре с больным нельзя употреблять фразы-прогнозы, предсказания:

«Ты сопьешься!»

«Тебя уволят с работы!»

«Ты посадишь печень!»

«Дети не будут тебя уважать!»

«Ты закончишь как твой отец!»

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

«Ты нас в гроб загонишь!»

Всё это прогнозы. Они могут быть сколько угодно справедливыми, однако эти слова не будут иметь никакой пользы: больной сразу начнет защищаться. Нужно уметь отделять реальные события от своих обобщений.

Что можно говорить больному?

Люди с самыми различными психическими расстройствами (алкоголизм, шизофрения, депрессия) могут быть очень чувствительны к поведению окружающих.

Поведение близких таких людей должно быть основано на заботе и желании помочь. Не для всех подходят стандартные фразы: «успокойся…», «всё будет хорошо…», «возьми себя в руки.» — они вообще зачастую не работают.

Психически больной живет в своем мире, и здесь нужна чуткость родственников к его состоянию. Можно осторожно поинтересоваться: «Как ты себя чувствуешь?» Стараться задавать открытые вопросы в ненавязчивой форме: «Расскажи. Что ты ел (ела) на завтрак? О чем думаешь?» Важно стимулировать больного рассказывать, развернуто отвечать — это поможет лучше его понять. Если он не хочет разговаривать, то заставлять нет смысла, лучше попробовать немного позже опять возобновить разговор.

Ваша собственная открытость, рассказ о себе поможет раскрыться и больному человеку.

Старайтесь сохранять спокойствие и доброжелательность.

Немного о деменции

Признаками деменции, вне зависимости от разновидности заболевания, являются:

•Проблемы с памятью (как с кратковременной, так и с долговременной). Человек не может вспомнить, например, что ел вчера на завтрак и где он работал год назад. Также возникают трудности с тем, чтобы запомнить новую информацию: на это требуется намного больше времени;

•Снижение критичности собственного восприятия. Можно делать ошибки и не замечать их, не стремиться сделать все правильно — это часто свойственно людям, которые страдают деменцией. Распознать появление этого симптома часто удается следующим способом: спросив человека о планах на будущее;

•Неверная ориентация во времени и пространстве. Больной человек может заблудиться или же опоздать на важную встречу. В случае с опозданием не будет осознания проблемы, так как человек просто не будет ориентироваться в происходящем. Он также может растянуть обычный прием пищи на несколько часов;

•Отсутствие желания узнавать новую информацию. Больной, хоть и на подсознательном уровне, понимает, что усваивать что-то новое для него сложно, поэтому и старается избегать этого.

Почему лечиться не хочется, но отказ от медикаментов делает только хуже

Зачастую люди с выраженными нарушениями психики не следуют рекомендациям врача, не принимают препараты и не соблюдают рекомендованный режим. Это происходит, во-первых, из-за недооценки своего состояния: кажется, что если ничего не болит — то всё будто бы и хорошо. Во-вторых, у ряда лекарств есть побочные эффекты: сонливость, тенденция к набору веса тела и другие неприятности — это действительно мешает полноценной жизни, поэтому многие склонны отказываться от медикаментов. В-третьих, никто не хочет принимать лекарства пожизненно или продолжительное время: это не только вызывает экзистенциальную печаль, но еще и дорого и неудобно.

Кроме того, большое значение играет стигматизация психических расстройств в России: люди обращаются за психиатрической помощью только в самых крайних случаях, поэтому огромное количество больных остается без обследования и лечения.

Больше 11 % нуждающихся в психиатрической помощи людей в течение первых двух лет заболевания не получают ее, потому что безуспешно «лечатся» у других специалистов.

При психических заболеваниях анозогнозия приводит к плачевным последствиям в первую очередь для самого страдающего: ухудшению состояния здоровья, несвоевременности лечения и осложнениям. При этом тяжелое состояние очень медленно и трудно корректируется, а каждый срыв приводит к снижению адаптации и к ухудшению качества жизни, а родственникам зачастую приходится «расхлебывать» непростые ситуации: взятые в состоянии обострения кредиты, тяжелые конфликты с окружающими.

Самое опасное следствие отказа от лечения — суицид. Страдающий человек поглощен болезненными переживаниями и без помощи медикаментов нередко приходит к самоповреждению или попытке самоубийства.

Самая большая проблема в том, что больной человек может отгораживаться от мира, уходить в самоизоляцию и недооценивать свое состояние: ему может казаться, что он сильный и справится сам — но болезнь нередко оказывается сильнее.

В каком положении оказываются родственники больного

Непросто приходится и родственникам. Есть два типичных полюса переживаний, на которых оказываются его близкие.

Один полюс — это вина за поведение больного, стыд за то, что происходит в семье, и — как следствие этой вины — полное подстраивание под болезнь. Именно в этом причина гиперопеки, особенно характерной для семей алкоголиков и наркоманов.

Другой полюс — это, наоборот, отстранение. Люди выбирают игнорировать проблему не потому, что они жестокие, а из-за непонимания, растерянности и страха. В обоих случаях родственники часто стараются скрывать факт наличия в семье заболевания и боятся, что кто-то об этом прознает.

Из-за этого вся семья может постепенно оказаться в социальной изоляции, которая также может быть следствием стигматизации — негативного отношения общества к психически больным.

У людей отсутствуют четкие представления о том, что конкретно нужно предпринять, если тяжело больной человек отказывается лечиться. Многие в бессилии обращаются на форумы, медицинские сайты: «помогите, моя мама злоупотребляет алкоголем и не хочет идти к врачу…», «как быть в ситуации, когда дочь страдает шизофренией и не хочет принимать препараты, назначенные врачом…», «с ней трудно жить, но к врачу идти она не хочет….»

Эти вопросы могут ставить в тупик, ведь нельзя же взять уже взрослого человека за руку и отвести к врачу насильно, если он этого не хочет.

Что закон говорит о принудительной госпитализации

«Лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, без его согласия либо без согласия одного из родителей или иного законного представителя до постановления судьи, если его психиатрическое обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или

б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи».

— Федеральный закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.07.1992 № 3185-1 ст 29 (ред. от 19.07.2018), статья 29: «Jснования для госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке»

Только в указанных случаях можно госпитализировать человека принудительно: по решению суда или прокуратуры. В других ситуациях госпитализация проводится только с согласия человека, по рекомендации врача.

Принудительная госпитализация — всегда не лучший вариант. Любое насилие сопровождается психической травматизацией.

В итоге больной потеряет доверие к родственникам, их отношения приобретут враждебный характер, что никак не поможет страдающему, а только усугубит его состояние.

Как вести себя с человеком, страдающим от психического расстройства

По словам главного внештатного специалиста-психиатра Департамента здравоохранения города Москвы и главврача Психиатрической клинической больницы № 1 Г. П. Костюка, с больными, которые не поддаются на уговоры, «главное — не спорить, но и не соглашаться…»

Ни в коем случае родственникам не следует угрожать человеку, шантажировать, критиковать, запугивать. Важно сохранять спокойствие и доброту по отношению к страдающему, набраться терпения.

Больной может быть переменчив: то нуждаться в другом человеке, в его любви и теплоте, то быть замкнутым, отталкивать и требовать, чтобы его не беспокоили. Не стоит обижаться на больного человека. Ведь мы же не обижаемся на людей, которые не могут говорить в силу их заболевания.

Если у больного есть бредовые фантазии, то рекомендуется спокойно их выслушать и не показывать, что вы расстроены или огорчены, встревожены чем-то, можно даже и подыграть в такой ситуации.

Чтобы родственники психически больных могли чувствовать себя более уверенно, им необходима информация о болезни близкого, методах лечения, формах помощи непосредственно в сообществе людей с аналогичной проблемой. Эти сведения они могут получить на специальных курсах психообразования, которые регулярно проводятся в ПНД.

Какое отношение к происходящему стоит выработать

Родственникам больного следует осознавать, что, если психическое заболевание лечить, своевременно обращаться за помощью к специалистам, не стесняться говорить об этом с людьми, которых постигла похожая участь и комплексно подходить к вопросам лечения и реабилитации, то можно добиться хороших результатов.

Важно понимать, что острое состояние — не навсегда, его можно пережить, перетерпеть, лечить. Главное — верить в лучшее и искать помощи.

Естественно, негативных впечатлений и пугающих эмоций не избежать. Всё дело в том, что помощь в такой ситуации требуется не только больному, но и его окружению. Используйте релаксацию, прослушивайте спокойную любимую музыки, урвите возможность погулять в одиночестве, медитируйте.

О своей тревоге тоже важно говорить с врачом и согласиться на поддерживающую терапию: обстановка в семье, где проживает больной человек, может быть психотравмирующей для других ее членов.

Очень помогает относиться к тому, что случилось с близким, как к испытанию или уроку, который научит быть терпимее, научиться проявлять заботу, быть сильным, мудрым и смелым. Да, болезнь может вызывать стыд, страх или боль — но осознание, что вместе можно с этим справиться, дает надежду на благополучие и улучшает психологическую обстановку в семье.

Обязательно нужно дать всем время, особенно после острой фазы заболевания. Не дожидайтесь с нетерпением «быстрого скачка вперед», а содействуйте малым шагам вашего близкого с психическим расстройством — и радуйтесь им.

Как помочь человеку с психическим расстройством принять необходимость лечения

Если человек упрямо не идет на контакт и не хочет лечиться, можно поискать информацию о частных клиниках, вместе с врачом обсудить ситуацию и придумать грамотный выход.

Огорошивать человека тем, что ему нужно срочно лечь в больницу, не стоит. Если человек дееспособен, то отчасти он понимает, что с ним происходит что-то неладное, но, возможно, боится попадать в психиатрическую больницу, насмотревшись страшных фильмов или наслушавшись рассказов. Да и сама по себе тема психиатрии очень стигматизирована в России, что снижает доверие больных к психиатрам.

Врача можно вызвать на дом или представить больному как психолога или психотерапевта, который «просто поговорит», — это будет восприниматься страдающим не так болезненно.

Врач-психиатр поможет убедить человека начать принимать лекарства.

Если душевнобольной никак не соглашается на госпитализацию, а она ему действительно необходима, то можно пойти на хитрость и сказать, что в больницу нужно лечь на обследование, чтобы доказать, что он (она) абсолютно здоров и диагноз врача неверный. Или объяснить, что необходимо сдать анализы для отмены диагноза, а сделать это можно только в больнице.

Современная психиатрия потихоньку переходит на амбулаторную форму на «западный манер», когда не требуется госпитализация.

Лечение происходит дома, а не в стационаре, что способствует адаптации людей с психическими расстройствами и не стигматизирует их. Это в итоге позитивно влияет на быстрое восстановление и социализацию.

Чего нельзя говорить больному

По словам врача-психотерапевта Михаила Бурдина, при разговоре с больным нельзя употреблять фразы-прогнозы, предсказания:

«Ты сопьешься!»

«Тебя уволят с работы!»

«Ты посадишь печень!»

«Дети не будут тебя уважать!»

«Ты закончишь как твой отец!»

«Ты нас в гроб загонишь!»

Всё это прогнозы. Они могут быть сколько угодно справедливыми, однако эти слова не будут иметь никакой пользы: больной сразу начнет защищаться. Нужно уметь отделять реальные события от своих обобщений.

Что можно говорить больному

Люди с самыми различными психическими расстройствами (алкоголизм, шизофрения, депрессия) могут быть очень чувствительны к поведению окружающих.

Поведение близких таких людей должно быть основано на заботе и желании помочь. Не для всех подходят стандартные фразы: «успокойся…», «всё будет тип-топ..», «возьми себя в руки…» — они вообще зачастую не работают.

Психически больной живет в своем мире, и здесь нужна чуткость родственников к его состоянию. Можно осторожно поинтересоваться: «Как ты себя чувствуешь?» Стараться задавать открытые вопросы в ненавязчивой форме: «Расскажи… Что ты ел (ела) на завтрак? О чем думаешь?» Важно стимулировать больного рассказывать, развернуто отвечать — это поможет лучше его понять. Если он не хочет разговаривать, то заставлять нет смысла, лучше попробовать немного позже опять возобновить разговор.

Ваша собственная открытость, рассказ о себе поможет раскрыться и больному человеку.

Старайтесь сохранять спокойствие и доброжелательность.

Что, если родственники ошибаются

К сожалению, родственники не всегда понимают странности близкого человека и могут напрасно паниковать. Паника — часто проецирование на другого своих трудностей или проблем (тревога, злость, агрессия). Такой человек может не принимать наличие проблем у себя, отрицать их, подавлять и сваливать на другого.

Ситуации необоснованной тревоги в семье бывают достаточно разнообразные.

Молодому человеку родители могут заявлять, что что он псих и они хотят сдать его в психиатрическую больницу. Тогда как он просто художник, которому не повезло родиться в провинции, где не понимают его странностей, его картин, замкнутости или чудаковатого поведения. Защищает ли его закон в такой ситуации?

Да, закон о психиатрической помощи его защищает: он имеет право отказаться от лечения — в таком случае оснований для принудительной госпитализации нет, и никто его никуда не заберет.

Как самому проверить, всё ли в порядке

Если вы отказываетесь от еды, плохо спите, видите во сне кошмары, чувствуете разбитость, замечаете странные вещи, мысли быстро текут в голове или, наоборот, ощущается вялость, медлительность; не можете ходить на работу или учебу, чувствуете душевную боль и безнадежность, слышите в голове какой-то голос; если люди кажутся вам преследующими и враждебными, если вы подозреваете, что вас хотят отравить, чувствуете сильную тревогу, и всё это мешает вашей нормальной полноценной жизни — то и правда пора к доктору.

Если же вы вполне довольны своей жизнью и только конфликты в семье и на работе ее портят, то можно попробовать обратиться к психологу для решения трудностей в межличностных отношениях — расстройства у вас, скорее всего, никакого нет.

По причине бурного развития фармакологии в психиатрии нам часто кого-то хочется отправить к психиатру, но для этого есть только очень ограниченные условия. В психиатрическую больницу или в частную психиатрическую клинику нужно обращаться только по необходимости.

Всем: от ревнивцев до меланхоликов и от творческих личностей до обыкновенных мудаков — вариант обращения к врачу-психиатру не подходит!

Возможно, кому-то и нужна коррекция поведения, но для этого достаточно психолога или психотерапевта.

ПСИХООБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ РАБОТА С РОДСТВЕННИКАМИ БОЛЬНЫХ ШИЗОФРЕНИЕЙ С ЧАСТЫМИ ГОСПИТАЛИЗАЦИЯМИ

М. А. Ландышев

Рязанская областная клиническая психиатрическая больница

Проблема образования пациентов и семей активно изучается и обсуждается в литературе. Считается, что 50-60% всех пациентов, выписываемых из психиатрических стационаров, возвращаются домой (16) и 50-90% сохраняют контакты со своими семьями (11). Родственники нуждаются в знаниях и умениях в отношении того, как ладить с психически больными членами семьи (1, 2, 6, 14).

В современной практике работа с семьей является, в частности, одним из краеугольных камней системы психосоциального лечения на всех этапах ведения хронически психически больных (4, 8, 9, 12, 17, 18).

Отмечается высокая эффективность образовательных программ с пациентами и семьями в плане сокращения сроков и числа госпитализаций, улучшения семейного микроклимата, уменьшения нагрузки на членов семьи. Важную роль играет психообразование семей в системе борьбы со стигмой, связанной с шизофренией (3). Исследователи, изучавшие семейные вмешательства, принимают во внимание две основных концепции. Одна из них опирается на положение об отрицательном влиянии «эмоциональной экспрессивности» на частоту повторных обострений при шизофрении (10, 15, 20). Вторая концепция связана с понятием «бремя семьи» (нагрузка на семью) (13, 19), ухаживающей за психически больным родственником. Бремя семьи включает несколько составляющих: 1) совместное проживание с пациентом, поведение которого часто неадекватное или даже агрессивное; 2) состояние длительного стресса (тревога, чувство вины, беспомощности, отсутствие информации, подавленность, психосоматические расстройства); 3) финансовые затраты на содержание и лечение неработающего члена семьи.

Больные шизофренией с частыми госпитализациями составляют относительно небольшую долю в общей популяции пациентов, состоящих под диспансерным наблюдением (14%), при этом они обуславливают до 80% всех госпитализаций в течение года (5).

По отчётным данным количество таких пациентов в больницах Рязанской области из года в год

составляет около семисот человек. Они наиболее нуждаются в психосоциореабилитационных воздействиях и, в то же время, практически исключены из существующих реабилитационных программ. На их лечение в стационарных условиях затрачиваются значительные ресурсы, кроме того, они создают серьёзные проблемы в своих семьях. Разработка действенной программы помощи таким больным и их родственникам представляется актуальной задачей. В условиях перехода к оказанию помощи с опорой на сообщество особенно важно активизировать родственников пациентов, добиться их участия в лечении и реабилитации, поскольку именно на ближайшее окружение пациентов выпадает наибольшая нагрузка по участию в лечении и уходу.

Цель данного исследования: определение эффективности групповой психосоциальной работы с психообразовательной методикой с родственниками больных шизофренией для предупреждения частых госпитализаций.

Материал и методы

Было обследовано 30 больных параноидной шизофренией, стационировавшихся в Рязанскую психиатрическую больницу не менее двух раз за два последние года. Основанием для включения больных в исследование было согласие их родственников на участие в психообразовательной программе.

Оценка состояния больных и его динамики производилась клинико-психопатологически, а также с помощью шкалы РА№8. Использовалась специально составленная карта, заполняемая врачом-психи-атром. Карта включала ряд клинических характеристик (пол, возраст, диагноз по МКБ-10, давность заболевания; частота госпитализаций — всего, за последние 2 года и последние 5 лет; длительность госпитализаций — количество койко-дней, проведённых в стационаре за последние пять лет и последние два года; приём поддерживающего лечения), а также некоторые социальные характеристики: проживание (один или в семье), частота посещения диспансера, отношения больного с родственниками, посещение диспансера родственниками (рас-

сматриваемое как показатель вовлечённости родственника в процесс оказания помощи пациенту), употребление пациентом алкоголя, наличие неблагоприятного социального окружения.

Оценка эффективности психообразовательной программы проводилась с помощью опросника «Карта оценки эффективности психообразовательной программы» (7), опросника «Шкала оценки нагрузки на семью» и «Шкала оценки проблем, возникающих при уходе за больным родственником» (19).

Пациенты обследовались при поступлении в психиатрический стационар (до и после участия родственников в психообразовательной программе). В случае отсутствия повторных госпитализаций пациент обследовался амбулаторно, в конце двухлетнего периода после участия родственника в психообразовательной программе. Родственники заполняли опросники дважды: до начала обучения и по окончании психообразовательной программы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Параноидная шизофрения диагностирована у всех 30 больных: непрерывный тип течения — у 5, эпизодический тип с нарастающим дефектом — у 10 и эпизодический со стабильным дефектом — у 15 пациентов. Характеристика обследованных больных по полу, возрасту, давности заболевания и количеству госпитализаций представлена в табл. 1.

Как видно, все пациенты имели длительный стаж заболевания, при этом неоднократно стационирова-лись, а состояние их характеризовалось выраженными психическими расстройствами. Преобладание мужчин в исследуемой группе объясняется проведением работы на базе мужского районированного отделения больницы.

Все пациенты исследуемой группы являлись инвалидами вследствие психического заболевания. Трое имели первую группу инвалидности, вторая группа инвалидности определена 27 пациентам.

Более 80% пациентов исследуемой группы проживало в семьях. Около трети больных не посещали участкового психиатра и не принимали рекомендованной поддерживающей терапии, конфликтные отношения с родственниками выявлены также более чем у трети пациентов. Родственники 70% пациентов не принимали участия в амбулаторном лечении и не поддерживали контакта с участковым психиатром. Алкоголем злоупотребляли 10% пациентов, изредка выпивали 26,6%. Неблагоприятное социальное окружение обнаружено только у 6,6% пациентов.

Групповая психосоциальная работа с семьями больных шизофренией с частыми госпитализациями. Нами был разработан «Модуль групповой психообразовательной работы с родственниками». Пси-

хообразование заключалось в проведении для членов семей пациентов высоко структурированных занятий с целью предоставления как можно более полной информации о конкретном психическом расстройстве, существующем на данный момент, а также поощрения долговременного участия в процессе лечения их родственника.

Психообразование включало перечень определённых проблем, обсуждаемых в группе. Помимо предоставляемых сведений о природе и характере заболевания, его проявлениях, родственники пациента получали представление о том, что они способны оказывать определённое влияние на процесс течения заболевания, в их силах оказать содействие в предупреждении дальнейших рецидивов, что процессы, происходящие в семье пациента, вызваны его заболеванием, а не он заболел в результате семейных конфликтов и ссор; что болезнь отрицательно сказывается на семье и социальной сети пациента, что никто из членов семьи не является «виновным» в появлении заболевания у родственника.

Члены семьи научались определять патологическую мотивацию отклонений в поведении, начинали правильно оценивать поступки и поведение больных, приводящие к конфликтам в семье, как обусловленные болезненными расстройствами, а не какими-либо другими мотивами. В процессе интерактивного обсуждения в группе не только вырабатывались варианты реакций членов семьи на поведение больных, но и в известной степени осуществлялся тренинг реагирования, позволявшего избегать конфликтов, способствовать консолидации семьи, созданию благоприятного микроклимата. Особое внимание уделялось формированию представлений о том, что регулярное медикаментозное лечение значительно улучшает состояние больного шизофренией. На примерах анализа ошибок — своих и других участников группы, члены семей убеждались, что больные шизофренией, принимающие лекарства в соответствии с назначениями врача, становятся упорядоченными, безопасными для себя и окружающих, и что отказ от приёма лекарств оказывается первым шагом к началу обострения и повторной госпитализации, в этом случае бесполезно ожидать спонтанного улучшения. Обострения шизофрении чаще начинаются исподволь, развиваются постепенно и достигают стадии возбуждения и агрессивного поведения лишь в случаях, когда сам больной и его родственники не приняли должных мер к обращению за профессиональной помощью. Необоснованные госпитализации вредят больному, лишая его самостоятельности и ответственно-

Таблица 1

Характеристика обследованной группы

ВозрастПс М)Л ЖДавность заболеванияОбщее количество госпитализацийСредний балл по шкале РАИвв

37,5±12 лет25516±8 лет14,8±3121,2±15,4

сти, формируют нежелательный стереотип, увеличивают вероятность инвалидизации.

Психообразовательная программа проводилась в закрытых группах. Каждое последующее занятие служило продолжением предыдущего, участники должны были посетить весь цикл. Группы состояли из четырёх-восьми участников. Каждый цикл психообразования состоял из восьми занятий, продолжительностью по 90 минут (два академических часа) каждое.

Результаты исследования

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Был изучен двухлетний катамнез пациентов, чьи родственники прошли обучение. Сведения о частоте и длительности стационирования пациентов за 2 года до и за 2 года после психообразовательной программы приведены в табл. 2. Среднее число госпитализаций снизилось более чем вдвое, средняя длительность пребывания в стационаре — более чем втрое.

Результаты обследования пациентов до и после участия их родственников в групповой программе приведены в табл. 3.

Как видно, существенно изменились такие важные показатели, как посещение пациентом диспансера и приём поддерживающего лечения, также улучшились показатели взаимоотношений пациентов с родственниками и посещения родственниками участкового психиатра.

Результаты изучения эффективности психообразовательной программы с помощью опросника «Карта оценки эффективности психообразовательной программы» (7) приведены в табл. 4.

Как следует из полученных результатов, по окончании обучения родственники пациентов склонны более позитивно оценивать свои знания о психических расстройствах, видах и формах помощи, симптомах болезни и болезненном поведении. Отмечается положительная динамика показателя уверенности в преодолении трудностей.

Таблица 2

Частота и длительность стационирования пациентов

Среднее число госпитализаций пациентов группы за два года до вмешательстваСреднее число койко-дней за два года до вмешательстваСреднее число госпитализаций за два года после вмешательстваСреднее число койко-дней за два года после вмешательства

3,2311,14275,6±189,11,23±1,1977,7±86,2

Примечания: различия статистически достоверны (р<0,01).

Таблица 3

Социальные характеристики пациентов до и после вмешательства

Посещение РПДПоддерживающее лечение принимаетОтношения с родственникамиПосещение родственниками врача

РегулярноНе регулярноВ семьеРегулярноНе регулярноНе принимаетХорошиеНейтральныеКонфликтныеПосещаютНе посещают

До вмешательстваКоличество пациентов71495151051411822

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Доля (%) от числа пациентов23,346,730*16,6*5033,3*16,646,736,7*26,6*73,4*

После вмешательстваКоличество пациентов1414216,0140141601713

Доля (%) от числа пациентов46,746,76,6*53,4*46,60*46,653,40*56,6*43,4*

Примечания: * — различия статистически достоверны (р<0,05).

Результаты изучения эффективности психообразовательной программы

Таблица 4

ВопросыСредний балл ответа до обученияСредний балл ответа после обученияР

1 — знания о службах и формах помощи3,033,77<0,001

2 — знания о психическом заболевании2,473,33<0,001

3 — знания правил поведения с больным2,33,9<0,001

4 — определение болезненного поведения2,933,83<0,001

5 — определение необходимости врачебного вмешательства3,033,57<0,05

6 — уверенность в преодолении трудностей1,873,1<0,001

Результаты заполнения родственниками опросника «Шкала оценки нагрузки на семью» и «Шкала оценки проблем, возникающих при уходе за больным родственником» приведены в табл. 5.

Уменьшение нагрузки на семью по показателю проблем в поведении и по шкале оценки проблем, возникающих при уходе за больным, связано, по нашему мнению, с выработкой у родственников понимания причин неправильного болезненного поведения. Как показал опыт групповой работы, многие родственники искренне считали явно болезненные формы поведения проявлением «дурного характера», «вредностью» пациента, что вызывало негативную реакцию, конфликты с пациентом, постоянный стресс. В результате психосоциальных вмешательств отношение родственников к больному стало более терпимым, понимающим. Улучшение показателя проблем с психиатрическими учреждениями можно объяснить лучшей информированностью родственников о функциях различных психиатрических служб. Изменения по субшкалам зависимости и накопления положительного опыта объясняется, по нашему мнению, появлением у родственников возможности открыто обсудить свои семейные проблемы в безопасной обстановке группы, поделиться своими трудностями с людьми, имеющими сходные проблемы, перенять опыт успешного преодоления тех или иных проблем. Обнаружение позитивных моментов в состоянии и поведении пациента, обязательная фиксация, пусть небольших, но успехов своего подопечного, — навыки, которым обучались все участники в ходе программы, объясняют позитивную динамику по субшкале положительные аспекты взаимоотношений.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Полученные результаты подтверждают высокую эффективность психообразовательной программы для снижения частоты и длительности стациониро-вания пациентов с шизофренией в психиатрическую больницу. Важно разобраться в возможных причинах такого снижения.

Нам представляется, что на снижение повторных госпитализаций существенное влияние оказало обеспечение родственниками комплайентности пациентов. Тема необходимости поддерживающего лечения являлась одной из основных в учебной программе. На каждом занятии в различном контексте ведущим подчёркивалась положительная роль лекарств в обеспечении нормальной жизни пациентов. По результатам повторного тестирования выяснилось, что в изучаемой группе все пациенты принимают поддерживающее лечение (полностью отсутствуют пациенты, не принимающие его). На наш взгляд на первом этапе этого удалось добиться исключительно усилиями родственников. Родственники стали деликатно напоминать и контролировать приём препаратов пациентом, обнаруживая убежденность в необходимости этого. В последующем при нормализации психического состояния пациенты стали принимать рекомендованные препараты самостоятельно.

Таблица 5

Результаты изучения нагрузки на семью и проблем при уходе за больным

СубшкалаДо вмешательстваПосле вмешательстваР

Проблемы в поведении18,715,5<0,05

Отрицательные симптомы16,616,0

Стигма7,26,0

Проблемы с учреждениями, обслуживающими психически больных14,610,0<0,05

Влияние на семью10,29,5

Необходимость поддержки пациента12,311,4

Зависимость14,311,9<0,05

Ущерб12,711,4

Накопление положительного опыта14,117,3<0,05

Положительные аспекты взаимоотношений12,614,0<0,05

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Шкала оценки проблем, возникающих при уходе за больным родственником40,031,8<0,05

Другим важным фактором, повлиявшим на частоту стационирования, является активизация взаимодействия родственников с участковым врачом-психиатром. Значительная часть повторных стаци-онирований в изучаемой группе была связана с агрессивным поведением пациента. Родственники в процессе психосоциальных сессий научались раньше распознавать признаки начинающегося обострения, вовремя принимать меры по предотвращению его развития (обращение к психиатру и корректировка доз препаратов, инъекция пролонгированного препарата), что позволяло избегать помещения больного в психиатрический стационар.

Ещё один важный фактор — нормализация отношений пациентов с их родственниками. Конфликты в семье являются сильнейшим стрессором, воздействие которого негативно влияет на психическое состояние пациента, в свою очередь родственники пациента часто решают конфликт с помощью госпитализации больного.

Следует отметить ещё один результат участия родственников пациентов в учебной программе: появление вначале неформального клуба «бывших участников» обучения, а в дальнейшем организацию на его базе Рязанского регионального отделения Всероссийской общественной организации больных и их родственников «Новые возможности».

Таким образом, психообразовательная программа для родственников больных шизофренией с частыми госпитализациями является эффективным методом психосоциального вмешательства, приводящего к существенному снижению частоты и длительности повторных стационирований за счёт вовлечения ближайшего социального окружения пациента в процесс лечения, увеличения комплайентности пациентов и нормализации внутрисемейных отношений.

Наконец, учитывая высокую эффективность групповой психосоциальной работы с семьями больных шизофренией, может быть сделано заключение о возможности создания самостоятельной бригады специалистов (врач-психиатр, психолог или специалист по социальной работе, мед-

сестра), осуществляющей групповую психосоциальную работу с семьями больных с частыми госпитализациями или другими значимыми проблемами — бригады, в виде организационного звена, работающего на функциональной, но постоянной основе.

ЛИТЕРАТУРА

1.Голик А.Н. Психопатологические особенности семейного статуса у больных шизофренией // Журн. невропатол. и психиатр. им. С.С.Корсакова. — 1996. — № 5. — С. 38-42.

2.Головина А.Г. Особенности семейного статуса больных шизофренией // Журн. невропатол. и психиатр. им. С.С.Корсакова. — 1998.

-№ 1. — С. 16-20.

3.Гурович И.Я., Кирьянова Е.М. О программе борьбы со стигмой, связанной с шизофренией // Социальная и клиническая психиатрия. — 1999. — Т. 9, № 3. — С. 5-8.

4.Гурович И.Я., Шмуклер А.Б., Сторожакова Я.А. Психосоциальная терапия и психосоциальная реабилитация в психиатрии. — M., 2004. — 492 с.

5.Есаянц Ж.Л., Висневская Л.Я. Буферная роль психосоциальной (психообразовательной) терапии в отношении повторных госпитализаций у больных шизофренией и расстройствами шизофренического спектра // XIV Съезд психиатров России, 15-18 ноября 2005 г.

-М., 2005. — С. 52.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6.Зайцев В.В. Влияние семейных отношений на социальную адаптацию и качество жизни больных шизофренией. Автореф. дисс. … канд. мед. наук. — СПб., 1999. — 23 с.

7.Сальникова Л.И., Мовина Л.Г. Карта оценки уровня знаний о психической болезни и эффективности психообразовательной программы // Практикум по психосоциальному лечению и психосоциальной реабилитации психически больных / под ред. И.Я.Гуровича, А.Б.Шмуклера. — М., 2002. — С. 109-111.

8.Albeniz A., Holmes J. Psychotherapy integration: its implications for psychiatry // Br. J. Psychiatry. — 1996. — Vol. 169. — P. 563-570.

-Vol. 45. — P. 797-805.

15.Hooley J.M. Expressed emotion and locus of control // J. Nerv. Ment. Dis. — 1998. — Vol. 186, N 6. — P. 374-378.

-1982. — Vol. 111. — P. 121-134.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

-Vol. 41, N 12. — P. 1169-1177.

PSYCHOEDUCATION OF FAMILY MEMBERS OF SCHIZOPHRENIC PATIENTS WITH FREQUENT

M. A. Landyshev

Program Efficacy, Experience of Caregiving Inventory and the Scale of Family Burden.

«Проект предусматривает строительство стационарных организаций социального обслуживания, которые обеспечат новое качество жизни пожилых людей и инвалидов: центра милосердия на 200 мест в Шатковском районе и дома под индивидуальное сопровождаемое проживание для 25 человек в Арзамасе», — отметили в ведомстве.

Власти региона рассчитывают, что это позволит создать новую систему учреждений соцобслуживания с современными технологиями предоставления социальных услуг. «Данная концепция предварительно согласована с представителями общественных организаций, в том числе — с ОНФ», — добавили в министерстве.

Квартиры сопровождаемого проживания

В Севастополе планировалось начать строительство ПНИ в 2020 году. «Когда в обществе началась дискуссия о необходимости строительства ПНИ, проект уже был разработан. Но так как строительство не началось, в правительстве города сейчас рассматривают другие варианты», — сообщили ТАСС в правительстве Севастополя. Вместе с тем улучшить жизнь для людей с психическими заболеваниями своими силами пытаются общественники.

«В Севастополе есть учебно-тренировочные квартиры, где мы учим детей жить самостоятельно: они выполняют обязанности по хозяйству, ходят на занятия, чтобы жить в социуме — как обычные люди уходят на работу. При этом они находятся под присмотром специалистов. А что потом — интернат? Мы считаем, что строить надо не интернат, где замкнутое помещение, а дома или квартиры сопровождаемого проживания — в них люди с ментальной инвалидностью смогут жить почти так же, как обычные горожане», — рассказала ТАСС председатель организации «Особые дети» Аида Менанова.

Она отметила, что среди родителей инвалидов в Севастополе есть те, кто готов оставить квартиру после своей смерти для сопровождаемого проживания своего ребенка и еще одного-двух инвалидов. Благодаря этому их не придется помещать в ПНИ: получив социальные и бытовые навыки от родителей или в тренировочной квартире, молодые люди смогут продолжить привычную жизнь, а социальный работник будет присматривать за ними. Но для этого надо решить вопрос с оплатой труда соцработников — а сделать это без помощи власти не получится.

Председатель комитета заксобрания Севастополя по здравоохранению и социальной политике Татьяна Щербакова считает, что нельзя полностью отказаться от ПНИ — сейчас в городе такого учреждения нет, и семьям, где есть люди с психическими расстройствами, это доставляет серьезные сложности.

«Есть уже разработанный проект ПНИ, и если мы начнем проектировать заново, то строительство отложим еще лет на пять. Но где-то через месяц должны обновится СанПиН, и проект придется корректировать — посмотрим, как он поменяется. На встрече с родителями инвалидов мы этот вопрос (о форме учреждений для ментальных инвалидов) обсуждали, и пришли к такому заключению: оставить отделения для тяжелых и детское, поликлинику и еще ряд отделений нужно. Но также нужно скорректировать отделение для взрослых — в пользу домов сопровождаемого проживания», — уточнила депутат.

Договариваться с соседями

Одной из важных проблем, которую предстоит решить при создании квартир и домов сопровождаемого проживания, по мнению Щербаковой, станет отношение общества к инвалидам. «Сейчас нормотипичные люди не всегда хотят признать право людей с ограниченными возможностями здоровья и психическими заболеваниями жить рядом с ними. Если открывается такая квартира, то соседи начинают так или иначе противодействовать — с этим тоже надо работать», — пояснила она.

Федермессер также отметила, что важно обратить внимание на то, как к проблеме относятся жители регионов, которые не столкнулись с ней лично.

«Надо понимать, что в каждом регионе найдется человек, который будет кричать: «Не надо мне психов под окнами, они отравляют радость жизни!» <…> Но надо же понимать, что как мы сейчас обращаемся с ними, болеющими, так будет с нами, когда нам будет плохо», — уверена эксперт.

О «Регионе заботы»

Проект ОНФ «Регион заботы» запущен в работу в 2019 году, и сейчас в пилотном режиме он реализуется в 26 субъектах РФ. Изначально он был ориентирован на создание системы паллиативной помощи в целом. И специалисты проекта разработали для регионов-участников эталоны региональных программ развития паллиативной помощи, а также индивидуальные программы для каждого пилотного региона. Также в рамках проекта планируется обучение персонала, учреждение премии для врачей, фельдшеров и медсестер, а также для организаций, которые занимаются оказанием паллиативной помощи.

Работа с системой помощи душевнобольным станет новым направлением работы проекта.

Как строить свои отношения с потерявшим рассудок ребенком, супругом, родителем? Какой линии поведения придерживаться и чего избегать? Ежегодно с подобными вопросами в редакцию нашей газеты обращается множество родственников психически больных людей.

Ответить на них мы попросили профессора, доктора медицинских наук, главного научного сотрудника Научного центра психического здоровья РАМН, президента ассоциации «Общественные инициативы в психиатрии» Владимира Ротштейна.

Из крайности в крайность

«АиФ»: – Владимир Григорьевич, основное направление деятельности вашей ассоциации – образование больных и членов их семей. Что это дает?

В.Р.: – Многое. Мы начали этим заниматься двенадцать лет назад и все больше убеждались в том, насколько приобретение соответствующих знаний полезно как пациентам, так и их родственникам. Опыт показал, что людям, получившим базовые знания о психиатрии, легче понять больного члена семьи, выстроить внутрисемейные отношения и установить продуктивный контакт с лечащим врачом.

«АиФ»: – А что бы вы посоветовали тем, кто подобного образования еще не получил?

Кстати

Согласно опросу родственников психически больных:
75% из них скрывают факт психического заболевания в семье;
Около 50% указали, что их собственное физическое здоровье существенно ухудшилось;
66% ощущают серьезный финансовый дефицит;
Лишь 30% продолжили поддерживать отношения с друзьями и родственниками, бывать в театрах и т. д.;
Более 50% испытывают чувство одиночества, подавленности, страха за будущее больного.

В.Р.: – Прежде чем что-то советовать, я бы хотел остановиться на нескольких наиболее типичных моделях поведения в таких семьях. Одна из наиболее частых – гиперопека. Узнав о психической болезни близкого человека, его близкие стараются делать за него все, полагая, что сам он ни на что не способен. Это препятствует возвращению больного к нормальной жизни, приводит к его безучастному отношению к своей дальнейшей судьбе.

Есть и другая крайность, когда родственники от больного человека просто отмахиваются, перестают считаться с его мнением, потребностями. И пускают на самотек его лечение, не контролируют, как он принимает лекарства, не общаются с его лечащим врачом. Как правило, это ведет к частым обострениям болезни, недобровольным госпитализациям, значительной социальной дез­адаптации больного.

«АиФ»: – Может, это происходит потому, что близкие люди просто не понимают природу его болезни?

В.Р.: – Конечно! Нередко человек, страдающий душевным недугом, слышит от членов своей семьи советы «поехать куда-нибудь развеяться» или, того хуже, упреки и требования «взять себя в руки».

Бывает и так: родственники «не сводят глаз» с больного, приписывая обострению любое изменение его настроения, даже если у него была на то серьезная причина. Вот почему так необходимо образование, которое дает возможность лучше понимать больного и разбираться в том, что с ним происходит.

Честность – прежде всего

«АиФ»: – Часто спрашивают, как вести себя с человеком, у которого болезнь проявляется бредом или галлюцинациями. Что-нибудь посоветуете?

В.Р.: – Никакие даже, казалось бы, самые убедительные аргументы, не способны изменить болезненные убеждения. К тому же недуг часто делает душевно больных людей более уязвимыми и чувствительными. Излишняя критика, споры в этом случае лишь усугубляют ситуацию.

Однако во всем соглашаться с психически больным, подыгрывая ему, тоже не стоит. Лучше всего открыто сказать, что, с вашей точки зрения, его высказывания носят болезненный характер, но каждый из вас имеет право на собственное мнение. В этом случае вы не рискуете выглядеть обманщиком, даже если придется госпитализировать больного помимо его желания. Ведь вы его не обманывали, просто ваши точки зрения не совпали. Никогда не пытайтесь с помощью манипуляций, угроз и шантажа чего-то от него добиться, иначе вы навсегда утратите его доверие.

«АиФ»: – А как строить с ним отношения в повседневной жизни?

В.Р.: – Прежде всего, больного родственника не нужно отторгать (если, конечно, речь не идет о его агрессивном или опасном поведении), чаще вовлекайте его в семейные дела. Постарайтесь больше узнать о его болезни у лечащего врача. Наладить отношения с врачом вам поможет не только самообразование, но и ведение специального дневника, в котором вы можете описывать нюансы изменения состояния вашего родственника.

Без вины виноватые

«АиФ»: – Какие еще ошибки или заблуждения свойственны семьям психически больных?

В.Р.: – Очень распространенное явление в таких семьях – чувство вины. Родители больных часто считают себя виноватыми в случившемся. Они мучительно перебирают в памяти ошибки в их воспитании, укоряют себя за то, что не с тем человеком связали свою жизнь и т. д. Ситуация отягощается тем, что родные испытывают мучительное чувство стыда за то, что в их семье появился психически больной, они тщательно скрывают это, замыкаются в семейном кругу, перестают общаться с друзьями.

Чувство вины усугубляется, когда больного приходится госпитализировать вопреки его желанию. Родственники чувствуют себя предателями по отношению к нему, опасаясь, что он никогда им этого не простит.

«АиФ»: – Что же им делать?

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *