Покончить собой

Студентку Бостонского колледжа, подозреваемую в доведении до самоубийства, обвинили в непредумышленном убийстве. Об этом сообщает CBS.

Полная версия сайта ➞

22-летний Александр Уртула (Alexander Urtula) покончил с собой за несколько часов до окончания Бостонского колледжа. Его девушка, 21-летняя кореянка Инъянг Ю (Inyoung You), знала о его намерениях и местоположении. Она никому не сообщила о них и попыталась отговорить его сама.

Смерти молодого человека предшествовали отношения с Ю, во время которых он подвергался постоянным унижениям. В течение двух месяцев девушка отправила ему 47 тысяч сообщений и неоднократно советовала покончить с собой.

Свидетели утверждают, что Ю регулярно оскорбляла и била молодого человека. Кроме того, чтобы добиться своего, она часто угрожала причинить себе вред или совершить самоубийство. Из-за этого Уртула боялся разорвать отношения с ней.

Ю отказалась признавать вину, выплатила залог в пять тысяч долларов (320 тысяч рублей) и осталась на свободе до суда, который назначен на ноябрь 2020 года. Ей грозит тюремное заключение на срок до 20 лет.

В 2018 году сообщалось, что британский студент-медик совершил самоубийство после того, как товарищи по команде регби сделали его сообщение о короткой интрижке с девушкой достоянием общественности. Он думал, что ему грозит исключение из университета.

Когда консультант работает с подростком, он всегда ищет ресурс, значимого взрослого в жизни ребенка, к которому тот сможет обратиться. Только 10% звонивших называли в качестве такого ресурса своих родителей. В остальном дети говорят: «они меня не понимают», «они постоянно на работе, они заняты». То есть в большинстве случаев, контакта между подростком и родителями нет.

«Мой отец ведет себя как настоящее животное, никого не ценит, часто пьет и оскорбляет всех. Может начать орать матом на весь дом или начать бить. Я уже устала бороться и терпеть это. Даже если думать, что это трудный период и всё временно… Но это никогда не закончится. Иногда хочется забрать все вещи и уйти, но я понимаю, что идти мне некуда, да и мать с братом бросить не могу. Остается вскрыться или повеситься, но жить хочется больше. Пока что. Что мне делать?» (Анонимное обращение в группу телефона доверия в социальных сетях).

— Вы удивитесь, но получается так, что в день мы не можем посвятить и десяти минут общению с нашими детьми. Мы всегда чем-то заняты. Многих родителей мы учим говорить детям простые слова: «Я тебя люблю». Когда спрашиваешь родителя, когда вы последний раз говорили ребенку, как он важен для вас. Клиент обычно молчит. Потом спрашивает: а что, об этом надо говорить?

В таком случае специалисты ТД дают родителям домашнее задание — провести с ребенком пять минут, не отвлекаясь на дела. Оказалось, что это очень сложно. У многих нет опыта общения со своими детьми.

«Здравствуйте, мне 12 лет, мы с мамой хорошо общались, пока мне не стукнуло 12 лет. Потом все пошло просто отвратительно, я стала грубить маме (сама того не замечая), огрызаться и т.д. Сейчас мы с моей мамой постоянно ругаемся, живем как кошка с собакой. Я стала замечать, что у мамы на меня не хватает времени, она придет с работы, идет кушать, потом в ванну и в телефон. Я чувствую себя одиноко, мне не хватает общения с мамой, да и мама не так уж и хочет со мной проводить время. А я так хочу хоть день побыть с мамой, подскажите, что делать?» (Анонимное обращение в группу телефона доверия в социальных сетях).

— У нас есть мама, которая два месяца готовилась к тому, чтобы сказать ребенку: я тебя люблю.

Насилие

Из общего количества обращений, поступивших на детский телефон доверия в 2015 году, 15 295 обращения по вопросам жестокого отношения к детям, в том числе: по вопросам жестокого обращения с ребенком в семье — 6 453, по вопросам жестокого обращения с ребенком вне семьи — 2 578, по вопросам жестокого обращения с ребенком в среде сверстников — 5 297, по вопросам сексуального насилия в отношении ребенка — 967.

Звонки, сообщающие о насилии, бывают разными. Часто поступают звонки, которые консультанты называют «насоли соседу». В большинстве случаев такой звонок — розыгрыш и ситуация не подтверждается.

— Звонок на ТД полностью анонимен, у нас даже нет технических возможностей его отследить. Но есть случаи, когда мы обращаемся в соответствующие службы с просьбой проверить информацию. Это звонки о насилии, — рассказывают консультанты ТД.

Такой запрос может быть сделан только в случае, если абонент дает полную информацию о себе и людях, о которых он говорит.

— Позвонила женщина и сообщила о жестоком обращении с ребенком. Мы отправили письмо в соцзащиту и получили ответ. Оказалось, что женщина, которая сообщила о жестоком обращении, просто решила отомстить. Причем виновата была сама, ее сын украл велосипед у ребенка соседки.

Были и серьезные случаи: «Звонила женщина из Московской области и рассказала, что над ее племянником ее брат совершал сексуальное насилие. Живут они в Башкирии.

Мы дозвонились до отделения полиции, сообщили им информацию. Предупредили, что будем отслеживать ситуацию и, если понадобится, свяжемся с руководством. На следующий день мы связывались с женщиной, ситуация подтвердилась, мальчика из семьи изъяли».

Бывают ситуации, когда дети хотят «наказать» своих родителей. Например, озвучивается ситуация «ко мне пристает отчим». Консультант должен понять мотивы ребенка, разобраться в истории. Девочка отвечает, что она разбила тарелку и нецензурно ругалась. Отчим ее толкнул.

— Тут идет другая работа. Ребенку разъясняется ситуация и объясняются последствия обращения в соцслужбу или полицию. Как правило, дети начинают задумываться, как бы они сами поступили в такой ситуации, понимают, что неправильно сформулировали проблему.

Больше года сотрудники клинской службы телефона доверия рассказывает родителям о работе детской линии.

— У нас были звонки от родителей, которые говорят, что мы передаем разговоры с детьми в службу опеки, «сдаем» детей. Это страх перед ювенальной юстицией, перед тем, что ребенка могут забрать.

Звонок с крыши

Больше пяти миллионов человек позвонили на общероссийский детский телефон доверия с 2010 по 2015 год. По статистике, больше 21 тысячи обращений касались суицида, 6 816 таких обращений поступило в 2015 году.

Существуют мифы о суициде, один из них касается заявлений подростка о возможном самоубийстве. По словам консультантов ТД, к подростковому суициду относятся как к демонстрации своей позиции, такие случаи, конечно, бывают, но обычно это серьезная ситуация.

— Существует алгоритм работы со звонками во время текущего суицида. У нас была ситуация: девушка перерезала вены, испугалась и позвонила нам. Мы с ней проговорили ситуацию. Она сама вызвала скорую помощь. Консультант все это время находился на линии, чтобы девушка не потеряла сознание. В основном идет поиск ресурса, поддержка.

Главное, что делает консультант в такой ситуации, — помогает человеку простроить свое будущее. Как правило, люди, пытающиеся покончить с собой, видят себя, как будто в туннеле — ничего вокруг, кроме своей боли.

— Как только человек проговаривает возможное будущее, мы понимаем, что суицида не будет. Был случай, звонила мать двоих детей. У нее были суицидальные мысли. Мы вместе с ней искали ресурс, дети оказались ее «якорем». Она звонила нам несколько раз и смогла выйти из этой ситуации. Каждый такой звонок — попытка зацепиться. С такими звонками нужно работать очень аккуратно, чтобы слова консультанта не стали последней каплей — «и вы мне не помогли».

Дети и подростки с суицидальными мыслями звонят на телефон доверия чаще всего на стадии намерения. Такой звонок может быть связан с потерей близкого человека: «Я хочу к маме. Я очень скучаю». Суицид — не желание смерти, а желание прекратить невыносимую душевную боль. Звонящий человек находится между желанием жить и желанием прекратить страдания. Роль консультанта — найти вместе с абонентом другой выход, найти внутренние доводы за жизнь и усилить их.

Молчаливые звонки

По статистике клинского телефона доверия, 21% всех звонков за 2015 год — это молчаливые обращения. По правилам, консультант несколько минут работает с молчанием по ту сторону трубки. Ведь, кроме тех, кто ищет «своего» консультанта, проверяет работу линии, воспринимает такой звонок как игру, может оказаться человек, которому тяжело говорить. Часто слышен только плач.

В большинстве случаев консультант работает с абонентом один раз, дозвониться «своему» оператору сложно технически.

— Мы обычно объясняем ребенку, что, если он не попадет в следующий раз на знакомого оператора, он может рассказать о проблеме и работе над ней другому консультанту. Рассказать, что ему порекомендовали и что получилось. И другой консультант продолжит работу.

Ограничений по времени звонка нет, если речь идет о кризисе. Консультант остается на линии до тех пор, пока это нужно человеку. Есть такое понятие, как постоянный абонент, для таких звонков время ограничено — это 15 минут в смену консультанта. Это, как правило, одинокие люди, которым хочется рассказать, как идут дела.

— Бывает, что звонят люди с серьезными заболеваниями, чтобы просто поговорить. Была женщина с онкологией, она стала нашим постоянным абонентом. Разговор длился не более 10 минут, иногда она говорила сквозь крик. Женщине было около 50 лет, муж ушел, как только узнал о раке.

По словам консультантов ТД, они стараются избегать «подвисания» абонентов. Это означает, что человек не может принять решение без консультации, не может взять ответственность на себя.

— Мы экстренная психологическая помощь. Звонок: «Мне плохо, я хочу прыгнуть с крыши» — наш. Мы — скорая помощь для души. А постоянные консультации о том, как поступить, — все же не наш профиль.

Безопасность консультанта

Во избежание рисков информация о работе консультантом на ТД не озвучивается даже родственникам. У каждого консультанта есть своя легенда, псевдоним, который не должен совпадать с реальными именами других консультантов. Категорически нельзя называть свое имя, адрес и личные данные, встречаться с абонентами, работать с ними очно.

Звонят не только со своими проблемами и болью, звонят, чтобы нагрубить, психически нездоровые люди, люди с сексуальными фантазиями, направленными на оператора.

Работают на ТД специалисты с психологическим образованием, прошедшие специальный курс обучения, но даже им бывает тяжело дистанцироваться от услышанных слов.

Все сложные ситуации разбираются с супервизором — психологом для психологов. Он отслеживает работу специалиста и работает с первыми признаками эмоционального выгорания.

— Проблема очень серьезная, потому что выгореть можно после одного звонка. Консультанту после трудных звонков нужно отдыхать, чтобы просто отвлечься, у нас нет такой возможности. Консультант работает один, смена длится 11-13 часов. В среднем в сутки мы принимаем 50 звонков.

Набрать номер 8-800-2000-122 или 8(495)624-6001(для Москвы и Московской области) может любой ребенок, подросток, родитель. Любой, кто стоит на краю.

Правила поведения

Порядок оказания первой помощи при частичном и полном нарушении проходимости верхних дыхательных путей, вызванном инородным телом у пострадавших в сознании, без сознания. Особенности оказания первой помощи тучному пострадавшему, беременной женщине, ребёнку

Типичным признаком нарушения проходимости дыхательных путей является поза, при которой человек держится рукой за горло и одновременно пытается кашлять, чтобы удалить инородное тело.

В соответствии с рекомендациями Российского Национального Совета по реанимации и Европейского Совета по реанимации выделяют частичное или полное нарушение проходимости верхних дыхательных путей, вызванное инородным телом. Для того, чтобы определить степень нарушения, можно спросить пострадавшего, подавился ли он.

При частичном нарушении проходимости верхних дыхательных путей пострадавший отвечает на вопрос, может кашлять.

При полном нарушении проходимости верхних дыхательных путей пострадавший не может говорить, не может дышать или дыхание явно затруднено (шумное, хриплое), может хватать себя за горло, может кивать.

При частичном нарушении проходимости следует предложить пострадавшему покашлять.

При полном нарушении проходимости верхних дыхательных путей необходимо предпринять меры по удалению инородного тела:

1. Встать сбоку и немного сзади пострадавшего.

2. Придерживая пострадавшего одной рукой, другой наклонить его вперёд, чтобы в случае смещения инородного тела оно попало в рот пострадавшего, а не опустилось ниже в дыхательные пути.

3. Нанести 5 резких ударов основанием своей ладони между лопатками пострадавшего.

4. Проверять после каждого удара, не удалось ли устранить нарушение проходимости.

5. Если после 5 ударов инородное тело не удалено, то следует:

— встать позади пострадавшего и обхватить его обеими руками на уровне верхней части живота;

— сжать кулак одной из рук и поместить его над пупком большим пальцем к себе;

— обхватить кулак другой рукой и, слегка наклонив пострадавшего вперед, резко надавить на его живот в направлении внутрь и кверху;

— при необходимости надавливания повторить до 5 раз.

Если удалить инородное тело не удалось, необходимо продолжать попытки его удаления, перемежая пять ударов по спине с пятью надавливаниями на живот.

Если пострадавший потерял сознание – необходимо начать сердечно-лёгочную реанимацию в объеме давления руками на грудину и искусственного дыхания. При этом следует следить за возможным появлением инородного тела во рту для того, чтобы своевременно удалить его.

В случае, если инородное тело нарушило проходимость дыхательных путей у тучного человека или беременной женщины, оказание первой помощи начинается также, как описано выше, с 5 ударов между лопатками.

У тучных людей или беременных женщин не осуществляется давление на живот. Вместо него проводятся надавливания на нижнюю часть груди.

Если инородное тело перекрыло дыхательные пути ребенку, то помощь оказывается похожим образом. Однако следует помнить о необходимости дозирования усилий (удары и надавливания наносятся с меньшей силой). Кроме того, детям до 1 года нельзя выполнять надавливания на живот. Вместо них производятся толчки в нижнюю часть грудной клетки двумя пальцами. При выполнении ударов и толчков грудным детям следует располагать их на предплечье человека, оказывающего помощь, головой вниз; при этом необходимо придерживать голову ребенка.

Детям старше 1 года можно выполнять надавливания на живот над пупком, дозируя усилие соответственно возрасту.

При отсутствии эффекта от этих действий необходимо приступить к сердечно-легочной реанимации.

Работники скорой помощи в России. Фото – Yegor Aleyev / TASS / Forum

В мире каждые сорок секунд совершается один суицид и 20 попыток суицида – таковы данные Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Россия стабильно и много лет входит в тройку стран-лидеров по самоубийствам. И, по данным ВОЗ, – первая по числу самоубийств мужчин.

На бескрайних российских просторах именно мужчины в семь раз чаще, чем женщины, убивают себя – 48,3 случая на 100 тысяч населения.

Именно мужчины, считая себя лидерами – в семье и на работе, людьми, берущими на себя ответственность, оказываясь в сложной ситуации, не видят иного выхода, чем лишить себя жизни. И не просят помощи. Так объясняет сложившуюся тенденцию в комментарии корреспондентке Belsat.eu президент Профессиональной медицинской психотерапевтической ассоциации Владимир Курпатов.

Один на один с душевной болью

Просить помощи в России, как, впрочем, и на всем постсоветском пространстве, люди до сих пор не привыкли – что касается помощи при тяжелых душевных состояниях, депрессии, личном горе. До сих пор мало кто идет к психотерапевту.

В том числе и по финансовым мотивам. Такая помощь, если она не предоставляется государством, дорогая. В Петербурге, например, нижний предел одной встречи с хорошим психотерапевтом или аналитиком – 2 тысячи рублей (примерно $32). А ходить надо иногда годами.

В России с ситуациями острого горя – когда случается катастрофа с массовой гибелью людей, работают психологи МЧС. Они рядом с родственниками погибших и пострадавших, с самими выжившими пострадавшими. Но это только в острый, критический период. Потом люди остаются со своей душевной болью, своим состоянием один на один.

Если же человек просто в тяжелом душевном состоянии, если он нуждается в психологической помощи, то он может ее никогда не получить. В том числе потому что стесняется или боится за ней обратиться. Теперь, правда, в соцсетях часто можно увидеть посты, когда люди, не выдержав, пишут о своем непростом душевном состоянии. В основном, в подавляющем большинстве, это делают женщины. Но часто вместо сочувствия и совета обратиться к профессионалу, они читают комментарии: «Брось жаловаться, чего раскисла».

Так человека можно «упустить». А ведь он не спонтанно решает уйти из жизни, как правило, суицидальные мысли посещают людей много раз, иногда они живут с этими мыслями годами. То есть предотвратить роковой шаг возможно.

Обратиться за помощью страшно и некуда

В России слишком сильна стигматизация – люди боятся идти со своими проблемами к специалистам в области психотерапии. И это лишь одна сторона медали.

Дело в том, что идти особо некуда. Психотерапевтов не хватает, психотерапевтическая служба развита слабо, с 2013 года упразднена должность главного психотерапевта при Минздраве РФ.

Даже в таком мегаполисе как Петербург с его более чем 5-миллионным населением должно быть десять психотерапевтических государственных центров. Но есть только один, и, как утверждает Владимир Курпатов, работает в одну пятую своей мощности.

В городских стационарах должно быть 20, а не одно психотерапевтическое отделение. Амбулаторных психотерапевтических кабинетов – с врачом, клиническим психологом, медсестрой – должно быть 231. А в Петербурге – всего 46, но полностью укомплектованы штатом – 9. Так что получить государственную психотерапевтическую помощь очень непросто.

Во всей России дефицит психотерапевтов приблизился к 60%, говорит «Белсату» Татьяна Караваева, вице-президент Российской психотерапевтической ассоциации, руководитель отделения лечения пограничных психических расстройств и психотерапии НИИ им. Бехтерева в Петербурге. Караваева размышляет о том, что в самой нашей культуре экзистенциальные вопросы смерти до сих пор табуированы, при этом отношение к смерти какое-то легкое, а так называемое самоповреждающее поведение – нанесение себе шрамов, к примеру, даже модно у определенной части молодежи.

Дети – в группе риска

Пик суицидов в России, кстати, приходится на молодых людей – возраста от 10 до 29 лет. Татьяна Караваева говорит, что в России примерно каждый пятый ребенок и подросток находится в группе риска по суицидам.

Михаил Решетников, ректор Восточноевропейского института психоанализа (Петербург), говорит о том, какую роль теперь в суицидальных попытках детей и подростков играют соцсети. Все помнят взорвавшую в свое время общественное мнение историю с «группами смерти», существовавшими в соцсети Вконтакте, которые ныне закрыты по требованию правоохранителей. Решетников напоминает, что 380 подростков из этих групп покончили с собой, но юридически удалось доказать только два эпизода доведения до самоубийства через соцсети.

На «Детский телефон доверия» в Петербурге можно позвонить по трем номерам: 576−10−10, 004 и 8−800−2000−122. К первым двум подключена горячая линия кризисного отделения Центра восстановительного лечения «Детская психиатрия».

В Петербурге дети и подростки имеют возможность позвонить на «Детский телефон доверия». Ежегодно на него поступает свыше 30 тысяч звонков. Около 300-400 – это звонки о суицидальных намерениях.

Светлана Агапитова, Уполномоченный по правам ребенка в Петербурге, говорит, что подростки все чаще выбирают онлайн-чат как способ получить консультацию. Так работают «Помощь рядом», проект «Твоя территория.онлайн», интернет-сервис Центра восстановительного лечения «Детская психиатрия». Но они не круглосуточные, поэтому не каждый ребенок может получить такую помощь своевременно.

Петербург первым из российских городов открыл психологические онлайн-консультации для детей и подростков уже больше пяти лет назад.

«Не нужна ни родителям, которые ущемляют меня и унижают, ни так называемым «друзьям», у которых много проблем и без меня. И буквально на этих выходных я хочу умереть, но боюсь…» – так написала одна из девочек консультанту.

Контакт с психологом «Твоей территории» дети устанавливают по-разному, многие просто пишут «мне плохо», у некоторых вообще нет опыта разговора со взрослым человеком, обычного, нормального разговора, а не выяснения отношений или доклада об оценках или учебе. Задача консультанта – установить контакт, дать возможность подростку проговорить свои чувства и эмоции, назвать их, определить, что с ним происходит. Очень важно – подростки часто нуждаются в обычном утешении.

Для суицида может быть больше одной причины

Пока так и не удается изменить расхожее представление в обществе, что суициды совершают только психически больные люди, констатирует Анна Васильева, главный научный сотрудник отделения пограничных психических расстройств и психотерапии НИИ им. Бехтерева Минздрава России. Однако это не так.

Не более половины тех, кто убивает себя, страдают тем или иным психическим расстройством. Люди уходят из жизни примерно в трети случаев из-за проблем в близких отношениях, травмах семейного характера, еще треть – из-за длительного стресса, из-за психотравмирующих событий. И еще примерно столько же людей – из-за проблем с физическим здоровьем, которые также влекут за собой посттравматическое психическое расстройство личности.

Анна Васильева приводит слова Альбера Камю, который, как известно, тоже совершил самоубийство, о том, что у суицида может быть больше, чем одна причина.

И, к сожалению, специалисты мало уделяют внимания психотравмирующим воздействиям, которые повлияли собственно на формирование личности человека, практически не ставят диагноз «посттравматическое психическое расстройство личности».

«Полученные психологические травмы в процессе формирования личности в раннем детском возрасте влияют и на способность к эмоциональной регуляции, и на способность строить близкие межличностные отношения, и пользоваться помощью и поддержкой социума, и на манифестацию импульсивного поведения, решение о попытке суицида у такого человека может быть принято мгновенно», – говорит Анна Васильева.

Жить так я не хочу, и это моё право

Главный психиатр Петербурга Александр Софронов поднимает еще одну проблему – из жизни уходят добровольно пожилые люди и люди с тяжелой инвалидностью. По сути, это аутоэвтаназия.

«Мы таким пациентам, когда после неудавшейся попытки суицида они попадают в стационар, говорим, что жизнь – бесценна, что она – дар сам по себе, а они смотрят грустными глазами, полными слез, и говорят – нет, жить так, как я живу, я не хочу, и это моё право», – рассказывает врач.

В Петербурге тех, кто совершает суицидальные попытки через отравление, везут «откачивать» в НИИ скорой помощи им. Джанелидзе. Там есть целое отделение, через которое в год проходит около 800 человек. В нем только два штатных психиатра, которые, в принципе, нужны далеко не всем. И один, всего один психотерапевт. Платный.

Читайте другие тексты автора:

  • Славный мальчик, такса Джулик и пара в завязке – день с нарко-клиникой на колесах
  • Весил 26 кг и напоминал узника Освенцима. Как Маша из мобильной помощи спасает людей с ВИЧ
  • Лекарство от боли, таблетки для души. Как и зачем работает Благотворительная больница
  • Больше пьют и умирают: о чем министр не захотела говорить со СМИ

Галина Артеменко, Санкт-Петербург, для Belsat.eu

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *