Пелевин о чем его книги

Этот автор — самая загадочная персона в современной русской литературе. О его жизни известно немного. Писатель принципиально не посещает ток-шоу и не дает интервью, а на встречи с поклонниками неизменно приходит в темных очках. И тем не менее это культовый автор современности. Купить книги Виктора Пелевина можно в большинстве стран мира. Они издаются многомиллионными тиражами. Ворвавшись в мировую литературу в 1992 году со сборником «Синий фонарь», позже удостоенным нескольких премий, в том числе Малой букеровской, писатель по сей день остается в ней признанным авторитетом. А каждая новая книга Виктора Пелевина становится литературной сенсацией, вызывающей неподдельный интерес читателей.

Жизненный путь

Писатель появился на свет в Москве в 1962 году. Окончив школу, стал студентом, а затем аспирантом Московского энергетического института. В конце 80-х поступил на заочное обучение в институт им. Горького, откуда через два года был отчислен за «утрату связи с вузом». Преподаватели не ждали от странного студента творческих побед. Но его первая опубликованная крупная работа, повесть «Омон Ра», вышедшая в 1991 году, привлекла внимание читающей публики и сделала имя автора известным. А до этого был полумистический рассказ Виктора Пелевина «Колдун Игнат и люди», изданный в ежемесячнике «Наука и религия», для которого автор писал обзоры на тему буддийского мистицизма.

По-настоящему знаменитым писателя сделала книга «Чапаев и Пустота», увидевшая свет в 1996 году. Через год творение удостоилось премии «Странник» и вошло в шорт-лист Дублинской литературной премии — одной из престижнейших в мире. Следующим бестселлером стала книга «Generation «П»», общемировой тираж которой превысил 3,5 миллиона экземпляров. Сочинение стало культовым не только для русской, но и для мировой литературы.

После пятилетнего перерыва, когда считалось, что писатель уже исчерпал себя, он выпустил еще ряд работ, каждая из которых удостаивалась престижных литературных наград. Среди этих сравнительно новых романов Виктора Пелевина выделим «Empire V», «t», «S.N.U.F.F.», «Любовь к трем цукербринам». Эти работы заставили вновь заговорить об авторе как о самобытном мастере с уникальным мировоззрением. На сегодняшний день последней книгой Виктора Пелевина стала «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами», вышедшая в 2016 году.

Мистический постмодерн в творчестве Виктора Пелевина

Писателя относят к постмодернистам, но его творческий метод с трудом поддается определению. В его текстах размыты границы между сном и действительностью. Явь в произведениях Виктора Пелевина тесно переплетается с ирреальностью, а исторические эпохи смешиваются между собой, как в «Чапаеве и Пустоте», признанном первым опытом дзен-буддистской прозы в России. В творениях автора настойчиво звучит мысль о том, что окружающий мир — иллюзия, которую нужно разорвать, дабы обрести подлинное Бытие.

Купить популярные сочинения писателя можно на нашем сайте.

Наконец познакомился с обратной стороной медали Виктора Пелевина — его малой прозой. Могу сказать в кратком виде лишь одно: романное перо дается ему в разы лучше.

Серьезно, «Чапаев и Пустота», «SNAFF» и другие его романы — почти все на голову, а то и две-три выше кратких произведений. Он даже не графоман, как Кинг, но все равно именно романы, на мой взгляд, даются ему лучше всего. В них он очень талантливо умудряется обозреть с десяток тем, обыграть несколько жанров, высмеять столько событий, вещей и явлений, создать столько (траги)комичных ситуаций, интереснейших сюжетов и живых героев… Много чего успевает сделать Виктор Пелевин в своих больших книгах, при этом, это его большой плюс, не переходить за Великую Границу графомании.

А что повествовательные миниатюры? Насчет персонажей могу сказать точно — в абсолютном большинстве случаев они функции или до крайней убогости бледные тени теней. В абсолютном большинстве случаев, которые я не буду рассматривать каждый в отдельности — по причине многочисленности рассказов в сборнике «Все рассказы» — все эти новеллки анекдотичные обозревания любимых тем Пелевина. Или же просто расширенные анекдоты. Иногда очень удачные, ан все же! За редким исключением пелевинские рассказы философские зарисовки дзен-буддистских сюжетов и им подобных. Зачастую (как минимум треть) произведений книжки — это обыгрывание советских реалий и/или штампов (зачастую же сие одно и то же). Да, во всяком в своих ранних писаниях, Виктор Пелевин ну донельзя ярый и едкий антисоветчик. Вот прям до совсем чрезмерных степеней. Короче, не всегда это красит его рассказики, особенно когда потешение над той или иной советской реалией делается фундаментом сюжета. Тем не менее «СССР Тайшоу Чжуань», «Оружие возмездие» (да-да, это тоже о «совке» — на финал внимательнее посмотрите) и «Спи» как антисоветские зарисовки и вообще — вполне себе на уровне. Некоторые работы Пелевина тут (да и вообще) повторение одних и тех же тем, использование одинаковых форм. Как минимум «Вести из Непала» и «Девятый сон…» — тексты, созданные ради закольцованной с нотками сонной мистики концовок. Примеров рассказов с одинаковыми целями/посылами/приемами и т.д. здесь — не мало. Но есть поистине выдающиеся творения. Например, из неназванных, «Мардонги» (люблю постмодернистские псевдодокументалистические игрища), «Жизнь и приключения сарая…», «Встроенный напоминатель» (и небольшой укол в (пост)современный авангард искусства, и вновь о метафизике бытия человеческого), «Бубен Верхнего мира» (первоклассный стеб над стремлением современных россиянок — да и что греха таить, не только — нацепить кольцо на пальчик от зарубежного гражданина), «Ника» (хоть и сразу догадался, что к чему, но круто; правда, не собака оказалась, но я был рядом! И да, напоминает один из последних рассказов на ФЛР), «Зигмунд в кафе» (а тут укор в сторону тех, кто фрейдистские намеки видит буквально ВО ВСЕМ; серьезно, во всех характеристиках и планах один из лучших рассказов в данном сборнике), «Краткая история пэйнтбола…» (еще лучше прежнего эскиза! Замечательно, и только, а почему — читайте сами)… Да, наверно, и все.

Закольцую концовку, как любят некоторые писатели. Пелевин хорошо, безусловно, порой гениален до некой пророческой высоты, НО… Большое «но» — лишь в романистике. Там он действительно видная величина, влиятельная, безусловная, сильная. Но мастерство сотворения выдающихся рассказов, которые только и можно что перечитывать с десяток раз и все время получать небывалое удовольствие от каждого хвостика запятой — дело непростое. Краткость ведь и впрямь сестра таланта. Но большинство из писателей одни в семье… Тут без всяких экивоков в сторону нашего единственного и неповторимого постмоденирниста в холодной и пустой в своем прошлом от модернизма в стране. Без обид, но и Короли Ужаса пишут такие себе рассказы. Не переживайте, про себя я вообще смолчу. Так уж вышло, что писать много и хорошо проще, чем немного и восхитительно…

Почитать можно, но лишь таким серьезным поклонникам творчества пелевениады, как я.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *