Нон фикшн

Содержание

«Far From the Tree: Parents, Children and the Search for Identity», Andrew Solomon

Это, без шуток, самая выдающаяся книга десятилетия, второй такой не будет. Эндрю Соломон провел более 300 интервью с родителями детей, которые оказались тем самым далеко укатившимся от яблони яблоком, а именно гениями, преступниками, карликами, глухими, аутистами, трансгендерами, да кем угодно. В результате получилась очень длинная и очень интересная книга, которая рассказывает не об ужасах и болезнях, а о самой сути родительства — как твой ребенок всегда оказывается совершенно отдельным человеком со своей собственной судьбой, и как с этим быть.

«A Mother’s Reckoning: Living in the Aftermath of Tragedy», Sue Klebold

Это воспоминания матери одного из колумбийских стрелков, в которых она изумительно спокойно и честно рассказывает, что ей удалось понять о причинах трагедии. Как так получилось, что ее прекрасный мальчик, любитель оригами и книжек, пошел расстреливать одноклассников. Там нет ни оправданий, ни обвинений — хороший и откровенный текст, полный неожиданных деталей.

Селф-хелп — страшно скомпрометированный жанр, но конкретно это хорошая книжка. Она довольно точно и доступно рассказывает, как четыре ключевых нейромедиатора управляют нашей мотивацией, способностью побеждать, радостью, воодушевлением и энергией. Сейчас Дробышевский в большой моде статьи о дофамине — так вот, почитайте эту книжку, в ней в десять раз больше всего полезного.

«Debt: The First 5,000 Years», David Graeber

Нравится Юваль Харари? Почитайте вот это — похожая по устройству книга с разбором глобальной истории человечества с точки зрения такой странной штуки как долг. Куча прекрасных фактоидов и вполне себе историческая перспектива.

«Вилы», Алексей Иванов

Мощное исследование истории пугачевского восстания от одного из лучших русскоязычных авторов. Работа изумительно добросовестная и страшно увлекательная, хотя и знаешь, чем все кончится, а оторваться невозможно. «Игра престолов» по-нашему — кровищи и предательств столько же, но в конце все осталось, как было. После прочтения ни один из городов Приволжского федерального округа не будет для вас прежним.

«The Spark of Life: Electricity in the Human Body», Frances Ashcroft

Это глубокая и доступная книга, которая здорово описывает, как именно работает человеческое тело на самом базовом уровне. Все знают, что сигнал идет по нервам — но ведь нерв не провод, поэтому как же, как? Книжка детально отвечает. Русскоязычный перевод тоже есть, но как-то не стал популярным. А зря!

«Посмотри на него», Анна Старобинец

Самая грустная и безнадежная книга о том, что смерть неродившегося ребенка — это огромное горе, не находящее сочувствия и каких-то общественно признанных механизмов выражения. И что «еще родишь» — не очень хорошие слова поддержки.

«Dying Every Day. Seneca at the Court of Nero», James S. Romm

Стоицизм вошел в моду, по всему миру и в Москве даже специальные «стоиконы» проходят — там стоики собираются и обсуждают, как правильно жить. Сенека из «большой тройки» стоиков самый интересный и неоднозначный — не император и не раб, а наставник и советник одного из самых кровавых и безумных правителей Рима, проповедник умеренности и хозяин обширных владений, интриган и философ.

«Walk Through Walls: A Memoir», Marina Abramović

Зажигательные мемуары о родителях — героических югославских партизанах с тяжелым травмами войны, бессовестном любовнике Уве, который во время перфоманса о силе любви к Марине успел соблазнить китаянку-переводчицу, о восхитительном доме в Амстердаме, который автор купила вместе с наркоторговцем — и сдавала ему потом комнату, всех этих невероятных перфомансах и смысле акционизма вообще.

«Ленин. Пантократор солнечных пылинок», Лев Данилкин

Безумно длинная и детальная биография В.И. Ленина. Казалось бы, о деталях программы РКП(б) в XXI веке заставить кого-то читать можно только под дулом нагана, а интересно. Книга очень своеобразная, из нее можно узнать, что Ленин в начале своей карьеры был, в общем-то, успешным автором-публицистом, а потом стал талантливым управленцем колоссальной сетевой организации, действующей на весьма прогрессивных принципах. Очень странно и очень интересно.

«Происхождение жизни. От туманности до клетки», Михаил Никитин

Это настоящий российский хадкорный нон-фишн, заслуживающий перевода на другие языки. В книге миллион формул и сложных для понимания кусков, автор пленных не берет. Но если не бояться, то «Происхождение жизни» раздвигает картину мира неимоверно. Вот как именно, как из мутной воды может образоваться самовоспроизводящаяся сложная структура? А как вам тот факт, что современная животная клетка с ядром (мы из таких состоим) — когда-то была археей, которую заразил сложный вирус и стал впоследствии основой для ядра, а еще оно сожрало бактерий, которых не стало совсем переваривать, а оставило себе в качестве энергетических симбионтов — митохондрий?

«The Race to Save the Romanovs: The Truth Behind the Secret Plans to Rescue the Russian Imperial Family», Helen Rappaport

Хорошо проработанная и увлекательная книга английской исследовательницы обстоятельств расстрела семьи Романовых. Мы все знаем, что царскую семью расстреляли и в овраге зарыли, но ответ на вопрос «как такое могло случиться с людьми, у которых в близких родственниках — все правящие дома Европы?» остается неясным. Об этом книга и рассказывает во всех деталях. Для британцев это тоже важная история, хотя и видят они ее совсем с другой стороны.

«Сотворение Земли. Как живые организмы создали наш мир», Андрей Журавлев

Грандиозная, неровная и требовательная книга. Если в вас еще живет ребенок, который читал советские книги для юных геологов, физиков и биологов, а также журнал «Юный техник», то читайте Журавлева.

«Как приручить лису (и превратить в собаку)», Ли Дугаткин и Людмила Трут

Как писали в The New York Times, эта книга — «комбинация научно-популярной литературы, русской сказки и шпионского триллера». Увлекательный рассказ о великом эволюционном эксперименте, который показал, что из лисы можно вывести за пару поколений друга человека, а люди в ходе развития приручили сами себя.

«Лев Толстой: Бегство из рая», Павел Басинский

Современная биография Толстого, которая может полностью «перезагрузить» ваше мнение о писателе. Никакого там зеркала русской революции и школьной тягомотины. Огромная книга и о Толстом и обо всех сразу.

«Когда дым застилает глаза», Кейтлин Даути

Два в одном: история девушки, которая мечтала работать в крематории (и мечту исполнила), и культурологический экскурс в историю отношений человека со смертью. Еще у Кейтлин есть канал на YouTube «Ask a mortician», где она рассказывает, как бальзамировали Ленина, и объясняет, съест ли кот ваши глаза, если вы умрете. В общем, макабр и научная точность, все как мы любим.

«Любимое слово Набокова — лиловый», Бен Блатт

Если вы всегда мечтали узнать, какое слово чаще всего использовал Джойс («трамвай») или сколько женских персонажей есть в «Хоббите» (один) — это ваша книга. Автор смешивает литературоведение со статистикой; пользы от этого немного, зато гиковского удовольствия полно.

«SPQR», Мэри Бирд

Лучшее современное изложение истории Древнего Рима. Том толстый, но оторваться невозможно: истории из жизни Августа и Цезаря чуть ли не заменяют сон и еду.

«Воля и самоконтроль», Ирина Якутенко

Мотивационные спикеры все время призывают нас собрать волю в кулак, сжать зубы и преодолеть. Научная журналистка Ирина Якутенко — молекулярный биолог по образованию — объясняет, почему из этого не выйдет ничего хорошего. Лень не надо побеждать, с ней надо дружить и знать обходные пути. Описания этих путей в книге тоже есть.

«Черный ветер, белый снег. Новый рассвет национальной идеи», Чарльз Кловер

Экс-шеф московского бюро Financial Times прослеживает историю русского евразийства от Гумилева до Дугина со всеми остановками и пытается объяснить, что это вообще такое. Книга неидеальна, но богата отсылками к источникам, да и вообще сторонее мнение сильно помогает по-новому взглянуть на вещи. Еще из-за этой книги с автором судился (и проиграл) Жириновский — тоже неплохая рекомендация.

«Достающее звено», Станислав Дробышевский

Все, что вы хотели и не хотели знать об эволюции — в двухтомнике, который куда увлекательнее, чем можно представить. Автор объясняет, как мы стали меньше спать, слезши с деревьев, и почему зевота — наследие жабр.

«Бесцветный», Тревор Ной

Стендапер Тревор Ной рассказывает о своей юности в ЮАР времен Апартеида и Манделы. Шуток в книге почти нет (видимо, все приберег для концерта), но жизнь провинциальных африканцев и без того безумна. Взять хотя бы историю о концерте танцевальной группы Ноя в еврейской школе, который пошел не так, потому что одного из участников группы звали Гитлер.

«Ерофеев. Посторонний», Олег Лекманов, Михаил Свердлов, Илья Симановский

Лекманов и Симановский — лучшие литературные биографы в России, почитайте их работы о Мандельштаме или Николае Олейникове. Но тут они превзошли сами себя. «Ерофеев» едет сразу по двум путям, рассказывая биографию реального Венедикта Ерофеева и вымышленного Венички из поэмы. В конце пути сойдутся и поезда столкнутся, наблюдать за этой катастрофой горестно и увлекательно.

«The New Silk Roads: The Present and Future of the World», Peter Frankopan

Первая книга автора о Великом Шелковом пути уже переведена на русский. Перевод этой, второй, готовится к выходу. Пока прочитать о том, какие изменения произошли за последние несколько десятилетий в странах Азии, и о том, как их капитал и политика начинают менять статус-кво по всему миру, можно на языке оригинала.

«Factfulness: Ten Reasons We’re Wrong About the World — and Why Things Are Better Than You Think», Hans Rosling

Книга недавно умершего профессора медицинской статистики о том, насколько плохо мы в среднем представляем себе нынешнюю ситуацию в мире, живя в плену стереотипов и знаний средней школы.

«Bullshit Jobs: A Theory», David Graeber

Книга родилась из небольшого эссе-размышления автора. Он задается вопросом об изобилии бессмысленных рабочих мест и профессий, убивающих душу. Поток откровений со всего мира, собранный в книге, представляет читателю удручающую картину.

«Invisible Women: Data Bias in a World Designed for Men», Caroline Criado-Pérez

Почти все в нашем мире спроектировано с учетом пользователя-мужчины. Эти решения далеко не всегда делают проще жизнь женщин-пользователей, а иногда сокращают ее. Eye-opener, как они говорят.

«Energy and Civilization: A History», Vaclav Smil

Представьте, что вы смотрите на мир, как в «Матрице», только вместо ползущих значков вы видите килоджоули и мегаватты в час. Эволюция человеческого общества редко подается с такой точки зрения, и еще реже кому-то удается сделать это интересно. Смилу, любимому автору Билла Гейтса, удалось.

«Как микробы управляют нами. Тайные властители жизни на Земле», Ed Yong

Изучение микроорганизмов в последнее время стало модным, так как появились прорывные технологии их исследования. Биохимик Э. Йонг представляет целую россыпь вестей с передового края науки о бактериях, живущих в животных.

«21 урок для XXI века», Юваль Ной Харари

Израильский профессор истории Юваль Ной Харари — автор-открытие этого десятилетия. В книге «Sapiens» он исследовал прошлое, в «Homo Deus» — будущее. Идеи, изложенные в его новой книге о настоящем «21 урок для XXI века», во многом спорны. Можно с ними не соглашаться, но остаться равнодушным практически невозможно.

«Circus Maximus: The Economic Gamble Behind Hosting the Olympics and the World Cup», Andrew Zimbalist

Победы на Олимпийских играх и Чемпионатах мира становятся предметом национальной гордости и зачастую порождают «ура-патриотическую» риторику. Эндрю Зимбалист возвращает нас с небес на землю, взывая к голосу разума и напоминая, что за крупными спортивными соревнованиями стоит не только большая идея, но и экономическая подоплека.

«Думай медленно… решай быстро», Даниэль Канеман

Модель рационального homo economicus давно уступила место более сложным концепциям, объясняющим человеческое поведение. Лауреат Нобелевской премии по экономике Даниэль Канеман попытался проанализировать процесс принятия решений с точки зрения когнитивной и социальной психологии. Получилась одна из самых влиятельных книг десятилетия. Выиграла бы она, разве что, от уменьшения объема.

«Бессмертная жизнь Генриетты Лакс», Ребекка Склут

Бедная женщина с табачной плантации Генриетта Лакс на юге Соединенных Штатов «прославилась» после того, как заболела раком, а ученый Джордж Гей в 1951 году взял ее клетки для проведения исследований. Эти «бессмертные» клетки носят ее имя — HeLa — и живы по сей день. Спустя почти 60 лет Ребекка Склут написала книгу о Генриетте и ее клетках. Вот он, настоящий нон-фикшн — малоизвестный старинный сюжет, оказывающий на нас влияние по сей день.

«История человеческого тела. Эволюция, здоровье и болезни», Дэниел Либерман

Один из наиболее цельных рассказов о наших телах, который объясняет, как человеческая плоть трансформировалась на протяжении миллионов лет, и почему всегда — в нашу пользу.

«Your Brain on Porn: Internet Pornography and the Emerging Science of Addiction», Gary Wilson

То, что человек подвержен зависимостям — от игромании до пристрастия к алкоголю — отнюдь не новость. Но чем сложнее становится мир вокруг, тем изощреннее сами зависимости. 30 лет назад трудно было бы представить такое явление как порнозависимость. Сегодня этот феномен точно заслуживает особого внимания.

Изобретено в России: История русской изобретательской мысли от Петра I до Николая II, Тим Скоренко

Наконец-то дан исчерпывающий ответ на вопрос «кто мы, если не родина слонов?» Книга полна поводов как для гордости, так и кусания локтей.

«Битва за Рунет: Как власть манипулирует информацией и следит за каждым из нас», Андрей Солдатов и Ирина Бороган

В уходящем десятилетии у россиян куда больший ажиотаж вызывал дефицит гречки, чем постепенное усиление контроля над интернетом. Совершенно зря.

«Страдающее средневековье», Дильшат Харман, Сергей Зотов, Михаил Майзульс

В этом увесистом томе мир средневекового человека показан как многостраничный инстаграм с микрорасследованиями, посвященными тому, как средневековый человек через сакральные изображения воспринимал всю свою жизнь на том и этом свете.

«Опасные советские вещи», Александра Архипова, Анна Кирзюк

Фольклористы Александра Архипова и Анна Кирзюк рассказывают о городских слухах, которые влияли на картину мира советского человека. Это книга о культуре повседневности: главного героя или центрального сюжета здесь нет, все внимание уделяется подробностям и тайнам главного персонажа — коллективной жизни.

«В поисках Константинополя. Путеводитель по Византийскому Стамбулу и окрестностям», Сергей Иванов

К концу 2019 года можно признаться: мы устали от скорости во всем, от ленты фейсбука до книг, которые не успеваем даже открыть, друзей, с которыми не виделись год, дел, которые даже не начинали. В эпоху всеобщего замедления и борьбы за свое время, качественную еду и досуг в офлайне жанр туристических путеводителей обязан был измениться, предложить туристами и всем, кто интересуется историей и культурой дальних стран, другой способ путешествовать.

«Это было навсегда, пока не кончилось», Алексей Юрчак

Почему все-таки рухнул Советский Союз? Алексей Юрчак рассматривает конец СССР как один из главных исторических парадоксов. Для Юрчака крах Союза — возможность увидеть за железным занавесом двойную жизнь советского человека, посмотреть, как он на самом деле взаимодействовал с идеологическим дискурсом и ритуалами, как участвовал в собраниях, на каком языке говорил с властью и другими советскими людьми, какие смыслы скрывал или транслировал и на что был готов, чтобы не сойти с ума в стране Советов.

Автор, однако, не согласен с такой трактовкой: «Вы пишете, что моя книга будто бы про «двойную жизнь» советского человека и про то, какие смыслы этот человек «скрывал», а какие «транслировал». Но если вы внимательно прочтете мою книгу (даже лишь первую главу), вы увидите, что я напрямую критикую подобные теории — теории, которые описывают жизнь советского человека, как «двойную жизнь», и говорят, что этот человек притворялся и скрывал что-то под маской. Моя книга направлена против такого описания. Он доказывает, что такое описание является явным идеологическим упрощением. Так же как и идея, что я будто бы описываю то, на что «был готов пойти» советский человек, «чтобы не сойти с ума в стране Советов». Такой посыл, вполне себе идеологический, совсем не про мою книгу».

«Записки примата», Роберта Сапольски

Сапольски надо много слушать и много читать. Его «Психология стресса» и «Биология добра и зла» — важнейшие книги о физиологических основах поведения, но сердцем его творчества является описание его жизни среди павианов. Несмотря на научность, это трогательная и влюбляющая в себя книга об отношениях среди обезьян, в которой каждый наверняка найдет себя и свою роль. И задумается. После Сапольски хорошо почитать Франса де Вааля «Последнее объятие Мамы. Чему нас учат эмоции животных», «Грустные факты о животных» Брук Баркер или «О чем думают растения» Стефано Маркузо и Алесандры Виолы.

Александр Пиперски, «Конструирование языков: от эсперанто до дотракийского»

Чтобы понимать других и себя, нужно хоть немного разбираться, как и зачем возникали языки, почему способы разговаривать всегда будут меняться, а государство никогда не сможет присвоить язык.

«Sapiens. Краткая история человечества» и «Homo Deus. Краткая история будущего», Юваль Ной Харари

Технологии сделали нас быстрее, но в то же время неувереннее в самих себе и мире вокруг. На волне всеобщего увлечения self-help литературой в мире нон-фикшна все чаще появляются максимально краткие истории чего угодно — и становятся соблазном для тех, кто хочет быть в курсе всего, но располагает временем на чтение только одной книги. Юваль Ной Харари, спекулируя на человеческой забывчивости и фрагментарной образованности, предлагает своей миллионной аудитории книгу «Sapiens. Краткая история человечества», а заодно и «Homo Deus. Краткая история будущего». Главное в этих книгах не факты и прогнозы, а максимальная уверенность автора в собственной логике, которая задирает читателя с первых страницы и провоцирует споры в любом обществе.

«Мы — это наш мозг. От матки до Альцгеймера», Дик Свааб

Последние исследования показали: наш мозг устроен совсем не так, как мы думали. Как и любое живое существо, он старается выжить, поэтому часто блокирует опасные решения, подменяет воспоминания и притворяется нашим другом. «Мы — это наш мозг. От матки до Альцгеймера» — одна из главных книг об устройстве мозга.

«100 рассказов из истории медицины. Величайшие открытия, подвиги и преступления во имя вашего здоровья и долголетия», Михаил Шифрин

Автор объясняет, почему человек дожил до XXI века, и параллельно превращает историю медицины в приключенческий роман.

«Душа осьминога», Сай Монтгомери

Трогательная старушка (скорее по менталитету, а не по возрасту) Сай Монтгомери обаятельно пишет о самых удивительных животных на Земле. У осьминога столько уникальных черт — голубая кровь, три сердца, лучший в мире камуфляж и лучшая способность проникать через щели, удивительные сила и интеллект, способность спариваться на расстоянии и многое другое, — что можно каждой из них посвятить главу, но Сай строит всю книгу вокруг «души» осьминога: его эмоций и способности к общению.

«Рождение сложности», Александр Марков

В своем первом бестселлере лауреат «Просветителя» рассказывает об эволюции с самого начала — с естественного и самопроизвольного перехода простого в сложное, не требующего гипотезы разумного замысла. Это базовая книга по биологии, которую имеет смысл прочитать перед остальными популярными трудами Маркова, например, блестящей «Эволюцией человека».

«Вопреки абсурду», Леннарт Дальгрен

Чертовски забавный и воодушевляющий рассказ о том, как принципиальный глава «Икеа» покорял коррумпированную Россию без взяток и откатов. Как известно, впоследствии его заветы были нарушены, руководитель «Икеа» в России был уволен, а Дальгрен посылал голову пеплом. Но на конец 2000-х «Икеа» выстояла в противостоянии безумию российской бизнес-среды.

«Я, ты, он, она и другие извращенцы», Джесси Беринг

Очень смешная книга для подращивания толерантности. Беринг создал маленькую энциклопедию того, что в разных странах считается сексуальными девиациями, и рассматривает, насколько они распространены и действительно ли связаны с отклонениями в психике. Книга полезна для обновления знаний и расширения горизонтов сексуальности.

«Страна изобилия», Фрэнсис Спаффорд

Легкая и с любовью написанная книга об эпохе Хрущева, ее мифах и надеждах, о создании Академгородка в Новосибирске и плановой экономики в Ленинграде. Любителям эпохи можно также порекомендовать «60-е. Мир советского человека» Петра Вайля и Александра Гениса и «Небесный Стокгольм» Олега Нестерова (последнее — чистый фикшн, но с большой фактурой в основе).

«(Нео)сознанное. Как бессознательный ум управляет нашим поведением», Леонард Млодинов

Млодинова стоит читать всего. Легкий язык, американский юмор в традиции Марка Твена и Вуди Аллена — и перевернутое восприятие мира после каждой книги. Истинный шедевр о нашем сознании, его возможностях и ограничениях: почему не стоит доверять очевидцам, как манипулируют покупателями, как мы оказываемся во власти предрассудка и прочие интересности. Эту книгу нельзя прочитать без удивления, а может быть, даже возмущения написанным.

«Операция «Фарш”», Бен Макинтайр

Потрясающая история, рассказанная в мельчайших подробностях, но совсем не скучно. Любитель шпионских тем Макинтайр описывает операцию, в которой один труп становится причиной некоторого облегчения на восточном фронте Второй мировой. По ходу рассказа автор описывает работу европейских разведчиков во времена борьбы с нацистской Германией и полный провал немецкой разведки. Страшно захватывающая книга, значительно сильнее его же «Шпиона в кругу друзей» про Кима Филби, вышедшего на русском в этом году.

«История болезни», Дэвид Оуэн

Врач и политик Оуэн взял на себя миссию сбора медицинской информации о крупнейших политических лидерах ХХ века и влиянии их болезней на мировые события. К сожалению, в книге нет ничего о барбитуратной зависимости Брежнева, зато некоторая роль отводится алкоголизму Ельцина. Оуэн исследует также психическую болезнь лидеров — «гибрис-синдром», который завладевает всеми, кто долго находится у власти. Очень важная книга для понимания, как состояние одного человека может отразиться на всем ходе мировой истории.

«Форпост», Ольга Алленова

Важнейшая книга о бесланской трагедии, которую стоит прочитать каждому обладателю российского паспорта. Коротко и легко Ольга пишет о страшном, как локально — для всех участников событий, так и глобально — для судьбы нашей страны в целом. Беслан стал переломной точкой в авторитаризации российской политической системы, и он же служит примером максимально неверной коммуникации власти с народом, которая с годами стала мейнстримом.

«Паразиты. Тайный мир», Карл Циммер

Книга о неприятном, но неизбывном — о роли паразитов в мировой экосистеме, их влиянии на эволюцию всего живого и борьбе с ними. Если мы чего-то не хотим замечать, это не значит, что этого не существует и оно не влияет на нашу жизнь. Мы живем в окружении паразитов, развиваемся в борьбе с ними и даже иногда страдаем от их внезапного исчезновения. Блестящий научный журналист Циммер много издается на русском, но эта его книга — самая провокационная и будоражащая.

«Ни кошелька, ни жизни», Саймон Сингх, Эдзард Эрнст, «Обман в науке», Бен Голдакр; «Смертельно опасный выбор», Пол Оффит

Три лучшие книги для актуализации своих знаний по альтернативной медицине и вакцинации — самым горячим темам, связанным со здоровьем. Они позволяют понять, почему гомеопатия не работает, а прививки — важнейшее достижение здравоохранения за всю историю (если считать спасенные жизни). При этом авторы первой книги сами «родом» из альтернативной медицины, а Бен Голдакр — известный медицинский диссидент. Эти книги — хороший пример того, как авторы ставят на первое место факты, а не свои пристрастия и убеждения.

«Скрытая перспектива», Роберт Капа

Воспоминания родоначальника военной фотожурналистики, легкая и увлекательная книга, из которой можно понять, насколько во время Второй мировой на западном фронте было легче, чем на восточном. Рассказ Капы сопровождается шедеврами военной фотографии собственного авторства.

«Империя должна умереть», Михаил Зыгарь

Вместе с «Проектом 1917», «социальной сетью» начала ХХ века с реальными текстами всех участников событий (восстановленными по письмам и воспоминаниям), эта книга позволяет взять лупу и из масштаба исторических процессов окунуться в личные и межличностные процессы участников русских революций начала прошлого века. История, изложенная в формате «тот пошел туда, этот сделал то», уже давно неудовлетворительна. Для большего понимания поступков важна эволюция характеров, взглядов и отношений конкретных людей, которые и определяли ход событий на самом высоком уровне. Наряду с «Историей болезни» Оуэна это важнейшая книга для понимания роли личности в исторических событиях — на примере известных личностей, о которых мы узнаем в школе, именами которых до сих пор названы наши улицы и районы.

«Объясняя религию», Паскаль Буайе

Интереснейшее исследование природы религиозного мышления. Каким должен быть миф, чтобы у него был шанс стать частью религии, какие основы нашего сознания позволяют религиозному мышлению хорошо укладываться в наше мировоззрение и формировать его, в чем важность религии и откуда берется связанное с ней насилие. Современный научный и освежающий взгляд. Хотя будьте готовы к слегка нудному тексту.

«0,05. Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия», Петр Талантов

Первая всеобъемлющая книга на русском языке о том, что такое доказательная медицина, как она появилась и развивалась, к чему пришла и что ее ждет. Во время чтения читатель знакомится с огромным количеством крайне любопытных фактов и, в идеале, перестает как не доверять, так и сакрализировать доказательную медицину. Это блестящий труд, вполне заслуживающий перевода на другие языки.

Андрей-Мягков

Текст: Андрей Мягков

Коллаж: ГодЛитературы.РФ

Обложки взяты с сайтов издательств

Несмотря на развитие интернет-торговли, поискать и пощупать книги ладошками в офлайн-режиме — до сих пор одно из главных читательских удовольствий. И если на грядущей ММКЯ (в маске, перчатках и с соблюдением всех остальных мер безопасности) вы собираетесь заняться именно этим, то мы, прямо как известные герои диснеевского мультфильма, спешим на помощь. В нашей десятке свежеиспеченных — в смысле с пылу с жару — книг вас уже заждался нон-фикшн самого разного пошиба: от классического научпопа до гибрида эпистолярного жанра с биографией. Но важно помнить, что пышущих жаром новинок на ярмарке хоть отбавляй, а мест в нашем списке всего десять; ваш первооткрывательский задор наверняка понял, к чему мы клоним.

1. Артем Рондарев. «Эпоха распада»

М.: Рипол-Классик, 2020

Артем Рондарев — более чем видный музыкальный журналист, пару лет назад выпустивший сборник статей об отечественной музыке, в котором и Глинке место нашлось, и Цою. В новой книге, премьера которой как раз состоится на ММКЯ, Рондарев уже не ограничивает себя границами РФ и замахивается, как декларирует обложка, аж на летопись музыки XX века. И это совсем не тот случай, когда замах на рубль, а удар сами знаете какой.

Книга основана на цикле лекций о современной музыке, прочитанных автором в Высшей школе экономики. При этом Рондарев кличет себя не музыковедом, а именно журналистом, что хорошо демонстрируют тексты: они по-журналистски внятные и с радостью принимают в свои объятия любых читателей, в том числе абсолютных музыкальных профанов. И все-таки книга выросла из университетского курса, так что без готовности прилагать определенные усилия браться за нее вряд ли стоит. А вот если вы хотите разложить в своей голове по полочкам все многообразие жанров — от академической музыки до джаза и рок-н-ролла, — понять, откуда что это бралось и как развивалось, да и просто узнать о музыке прошлого века плюс-минус все самое важное — то браться стоит обязательно. Сперва, впрочем, можете пройти наш музыкальный тест по мотивам новинки.

2. Джонатан Рауш. «Добрые инквизиторы. Власть против свободы мысли»

Пер. с англ. Карины Назаретян. М.: Corpus, 2020

Вопреки названию, это совсем не памфлет супротив государственной цензуры, хотя и про авторитарные режимы, взваливающие на себя роль «добрых», а то и не слишком инквизиторов, тоже расскажут. Но прежде всего Джонатан Рауш — американский журналист, сотрудник Института правительственных исследований в Вашингтоне — обращает наше внимание не на внешние ограничения, а на внутренние. Потому что именно с них начинается любая цензура — как исходящая от различных органов власти, так и всецело самостоятельная.

Главное, на чем делает акцент Рауш: свобода слова — это важнейшая моральная ценность. Причем не просто ценность в вакууме: развитие знания и прогресс, доказывает автор на протяжении почти 300 страниц, наиболее эффективно происходят в обществах с либеральной интеллектуальной системой, где свобода слова и мысли не ограничены и находятся на саморегулировании. А стопорят этот процесс не только центральная власть, которая, искореняя «заблуждения», лишь поневоле насаждает другие заблуждения, близкие себе, но и такие прекрасные в своих основаниях вещи, как политкорректность и уважение к меньшинствам. Книга была написана еще на рубеже веков, но глядя, как сегодня эти инструменты равноправия становятся инструментами цензуры, а угнетенные — угнетателями, понимаешь, что самое время вчитаться в Рауша повнимательнее.

3. Дэвид Гребер. «Бредовая работа. Трактат о распространении бессмысленного труда»

Пер. с англ. Армена Арамяна и Константина Митрошенкова. М.: Ад Маргинем Пресс, 2020

Не самая свежая — вышла еще в начале лета, — но до сих пор самая горячая новинка Ad Marginem: задорный антропологический трактат о том, почему большую часть жизни мы делаем то, в чем не видим ни малейшего смысла, и почему даже та работа, которую мы любим, почти всегда сопровождается таким количеством абсурдных и раздражающих «но», что любовь живет не дольше бабочки.

Ответ, собственно, лежит на поверхности — так заведено. Но это, простите за тавтологию, крайне поверхностный ответ. В том, почему так заведено, как раз и разбирается Дэвид Гребер, тщательно перебирая исторические, социальные и политические причины настолько повсеместного распространения бредовой работы. А еще он, конечно, объясняет, почему мы считаем ее бредовой, даже (особенно!) когда получаем за нее огромные деньги, и как это не дает нам быть счастливыми. И вдобавок рассказывает, почему при текущем общественно-политическом устройстве (автор, как можно догадаться, придерживается левых взглядов) бессмысленной работы будет становиться только больше. И даже предлагает возможный выход из этого тупика (спойлер — безусловный базовый доход). В общем, чудо, а не книга.

4. Александр Чанцев. «Ижицы на сюртуке из снов: книжная пятилетка»

СПб.: Алетейя, 2020

Вот и до литературоведения добрались: писатель, критик и японист Александр Чанцев издал свои лучшие тексты о книгах, написанные за последние пять лет. Таковых набралось аж на 700 страниц, и внушают уважение они не только количеством, но и разнообразием: и рецензии на недавние новинки, и вдумчивое литературоведение по мотивам классики, и даже интервью: как взятые Чанцевым, так и взятые у него. Плюс автор не ограничивается пространством русской словесности — целый раздел посвящен англоязычным, еще не переведенным книгам. А еще есть отдельно вынесенные статьи о книгах про музыку и музыкантов…

Словом, это внушительная литературная экскурсия, и экскурсовод из Чанцева что надо. Ну и приятная мелочь — некоторые тексты автор сперва публиковал на нашем портале.

5. дэна бойд. «Все сложно. Жизнь подростков в социальных сетях»

Пер. с англ. Юрия Каптуревского. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2020

Новинка от издательского дома Вышки прямиком к началу учебного года: перевод бесконечно актуальной книги о том, как вести себя с детьми, громадная часть жизни которых стала проходить в социальных сетях — и часто то, что можно там увидеть, заставляет взрослых волноваться. Впрочем, дэна бойд (это псевдоним, и пишется он именно так, в нижнем регистре), эксперт по молодежной культуре и технологиям, уверяет что в большинстве случаев с детьми все в порядке, и развеивает гору предрассудков на этот счет. Написана книга популярно, но научно аргументированно: несколько сотен респондентов, разные социальные слои и субкультуры, и все это обработано с применением обширного социологического инструментария. Автор, как в лучших образцах прикладной социологии, избегает деления на черное/белое, и вместо этого дает родителям повод присмотреться к себе: ведь часто корень проблемы, если это вообще проблема, кроется именно во взрослых.

6. Алексей Иванов. «Быть Ивановым. Пятнадцать лет диалога с читателями»

М.: Альпина нон-фикшн, 2020

Главная ударная сила «Альпины» на грядущей ярмарке — премьера корреспонденции Алексея Иванова, автора того самого географа, который глобус пропил, и еще множества народных литературных хитов. Так что удивляться, что Иванову пачками приходят электронные письма от благодарных — и не очень — читателей, не приходится. Удивление вызывает лишь то, что Алексей так добросовестно на них отвечает, и что переписку писателя объемом в 15 лет решили издать отдельной книгой. Впрочем, вот это «добросовестно» очень быстро объясняет издательское решение: Иванов подошел к делу настолько искренне и так высоко закатав рукава, что общение с читателями превратилось в социально-литературный нон-фикшн, в котором нашлось место не только разговорам о писательстве, но и о том, как и чем живет сегодняшняя Россия. «А ВООБЩЕ ВЫ РОССИЮ-ТО ЛЮБИТЕ?», «ЧТО НЕ ТАК С НАШИМ ОБЩЕСТВОМ?», «ЧЕМ БОЛЬНА У НАС КУЛЬТУРА?», «МОЖЕТЕ НАУЧИТЬ ПИСАТЬ РОМАНЫ?», «Я ЗАДАМ ВОПРОС О ЛИЧНОМ, ХОРОШО?» — названия глав очерчивают круг затронутых тем и без меня.

Отдельно хотелось бы сказать, что у «Альпины» традиционно отличное представительство: на ярмарке вы можете застать и только-только отпечатанную «Анатомию заблуждений» Никиты Непряхина, этакое руководство по критическому мышлению, и, возможно, лучший антропологический нон-фикшн этого года «Хлопок одной ладонью» — есть из чего выбрать.

7. Павел Басинский. «Соня, уйди! Софья Толстая: взгляд мужчины и женщины»

М.: Молодая гвардия, 2020

Еще один эпистолярный экзерсис — и тоже от одного из самых популярных в нашем отечестве писателей, Павла Басинского. Главный амбассадор Льва Толстого в современной русской литературе на этот раз написал книгу о его жене, Софье Андреевне — да не простую, а в формате переписки с поэтом и прозаиком из Санкт-Петербурга Екатериной Барбанягой. Из этих диалогов, обеспечивающих уместную полифонию мужского и женского начал, и состоит биография одной из самых известных писательских жен.

Словом, на подходе очередной бестселлер, но слишком уж вдаваться в подробности не будем: о книге мы уже рассказывали.

8. Ксения Кнорре Дмитриева. «Найден, жив! Записки о поисковом отряде «Лиза Алерт»

М.: Бомбора, 2020

Очень важный зверь — книга о буднях поискового отряда «Лиза Алерт», который уже 10 лет помогает разыскивать пропавших без вести. Ксения Кнорре Дмитриева руководит его пресс-службой, проживает в этом зазеркалье день за днем, так что знает ответы на многие вопросы. Как организована работа отряда? Кто пропадает чаще всего? Как сотрудники общаются с родственниками пропавших, имеют ли право их обнадеживать? Что, в конце концов, движет этими людьми, которые посреди ночи срываются на поиски совершенно незнакомого человека и, сколько бы усилий они ни прилагали, регулярно сталкиваются со смертью? Дмитриева, несмотря на серьезную тему, нередко заставляет читателя улыбаться, и то, с какой интонацией она маневрирует между безнадегой и забавными историями, заслуживает громадной похвалы: такое и в художественной прозе не всякому автору удается. А потому не удивляйтесь, если вас потянет записаться в поисковый отряд.

Кроме того, в книге собраны практические советы по профилактике пропаж для всех возрастов, от детей до стариков. Каждому, конечно, хочется верить, что он и его близкие никогда не окажутся в этом зазеркалье, и тем не менее, каждые 6 часов в России пропадает — и не находится — один ребенок. 4 ребенка за сутки, 28 за неделю. Возможно, эта книга поможет хоть немного уменьшить данные цифры.

9. Маргарет Ливингстон. «Искусство и восприятие. Биология зрения»

Пер. с англ. Александры Громовой. СПб.: КоЛибри, 2020

Нейробиолог из Гарварда рассказывает о том, как восприятие искусства связано с особенностями нашего зрения — ну как удержаться от такого чтения! Удерживаться и не стоит: на страницах, полных иллюстраций, заботливо переведенная на русский Маргарет Ливингстон подробно объяснит вам, почему, скажем, улыбка Моны Лизы кажется нам загадочной, как художники обманывают наш мозг, создавая на картинах объем и заставляя поля ржи колоситься, и насколько вообще наше эстетическое восприятие зависимо от нашего биологического функционала (спойлер — сильно). Живописью дело не ограничится: разговор коснется и рекламы, и графического дизайна, и — казалось бы — музыки.

Не самая дружелюбная книга, но если вам по-настоящему интересна подноготная искусства, то читательские усилия окупятся с лихвой.

10. Олег Ивик. «О брачной и внебрачной жизни»

М.: Новое литературное обозрение, 2020

Перед нами энциклопедия брака и сексуальной жизни человечества — с древних, как говорится, времен, и до наших дней. Про древние времена не шутка — отсчет ведется аж от Древнего Египта, и люди с тех пор накопили такой багаж свадебных обрядов, сопутствующих юридических практик и сексуальных традиций, что хватит на десяток томов, не то что на 600-страничную книгу; авторы вдобавок обращаются не только к истории, но и к мифам, что делает поле для исследований совсем уж необъятным.

На такие темы часто говорят вперемешку с нервными смешками, вот и авторы не отказывают себе в удовольствии посмеяться, тем самым стряхивая иногда с читателя возможную неловкость. Это тем более уместно, что книга не пытается притворяться фундаментальным исследованием — напротив, всячески подчеркивает, что она научпоп самого дружелюбного извода.

Кто-то мог заметить, что я говорю «авторы», а автор значится один. Никакой ошибки нет — просто под псевдонимом Олег Ивик объединили творческие усилия журналист Ольга Колобова и археолог Валерий Иванов; вдвоем оно, как показывает практика, сподручнее.

Бонус: Михаил Визель. «Пушкин. Болдино. Карантин. Хроника самоизоляции 1830 года»

М.: Бослен, 2020

Легко напороться на обвинения в ангажированности, а потому книга нашего шеф-редактора проходит вне конкурса. Однако по гамбургскому счету сказ о том, как плодотворно Пушкин пережил холерную Болдинскую осень, удивительно похожую на нашу ковидную весну — вплоть до неравнодушия к гречке — по праву украсит любой книжный список и тем более полку. Во-первых, у книги крайне занятная оптика — повествование строится на анализе писем, отправленных Пушкиным из карантинного заточения своей невесте, друзьям и коллегам. Во-вторых, просто посмотрите, какая стильная обложка. А в-третьих, если вы до сих пор ищете в моих словах скрытую рекламу, почитайте наш проект «Пушкин в карантине», из которого и выросла книга. Подозрения отпадут сами собой.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *