Научная фантастика книги

ФАНТАСТИКА НАУЧНАЯ. Научную фантастику можно определить следующим образом – разновидность фантастической литературы, проникнутая материалистическим взглядом на реальность и основанная на представлении о том, что наука (современная или будущая) способна разрешить все тайны нашей Вселенной.

Главным героем научной фантастики оказывался эволюционирующий, развивающийся человек. Недаром возникновение собственно научной фантастики совпало с духовной революцией в западноевропейском обществе, вызванной выходом книги Ч.Дарвина Происхождение видов путем естественного отбора (1859). Даже когда позже на страницах научно-фантастических романов замелькали могущественные инопланетяне, авторы научной фантастики подразумевали, что обитатели иных миров когда-то находились на той же стадии развития, что и люди, но просто сумели раньше «эволюционировать» до более высокого уровня развития.

Непосредственным предтечей научной фантастики оказался американский писатель Эдгар По. В его отдельных рассказах уже была заложена концептуальная основа многих научно-фантастических произведений: человек при помощи только своих знаний одолевает непонятные явления природы (Низвержение в Мальстрем, Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфааля). Однако По никогда не стремился быть просто научным фантастом, создавая произведения, относящиеся и к другим главным направлениям фантастики (в первую очередь, к «области» «хоррора» – литературы ужасов).

Первым профессиональным писателем-фантастом стал французский литератор Жюль Верн. Именно время выхода в свет его первых книг из серии Необыкновенные путешествия (Пять недель на воздушном шаре (1862), Путешествие к центру Земли (1864), насквозь проникнутых верой во всесилие науки, можно считать официальной датой возникновения научной фантастики. Книги Жюля Верна пользовались гигантской популярностью во всех европейских странах, поэтому элементы «жюль-верновского» подхода к реальности, основанного на идее «наука всесильна», использовали многочисленные авторы, в том числе и известные писатели (Л.Буссенар, Л.Жаколио, К.Лассвиц и др.)

Первый переворот в развитии научной фантастики произвел в конце 90-х годов 19 в. выдающийся английский писатель Герберт Уэллс. Он внес в «жюль-верновскую», ранее в целом оптимистичную научную фантастику элементы пессимизма, гротесковости и социальной критики. После выхода важнейших романов Г.Уэллса первого периода его творчества (Машина времени, Остров доктора Моро, Человек-невидимка, Война миров, Первые люди на Луне, Когда спящий проснется) «тематическое поле» научной фантастики в значительной части оказалось заполнено. Все главные темы, эксплуатирующиеся современными авторами, были реализованы если не Верном и Уэллсом, то уж другими фантастами к началу 20 в. Так, например, о параллельных мирах четко написал У.Ходжсон в 1908 в Доме на границе, а о мутантах – Ж.Рони-старший в рассказе Неведомый мир (1898).

С этого времени и по сей день «пространство научной фантастики» по сути дела ограничено следующими темами:

Космическое путешествие – тексты о полетах землян сначала к ближайшим планетам Солнечной системы, затем – к ближайшим звездам, и, наконец – к иным Галактикам. В этот же раздел попадают многочисленные произведения о колонизации землянами иных планет и приключениях, с этим связанных.

Контакт с нечеловеческим разумом – описания встреч землян с представителями таинственных рас, обитающих в потаенных регионах на нашей Земле, с марсианами, селенитами, венерианцами или обитателями дальних звезд. Разновидностью этой тематики является фантастика о вторжении инопланетных существ на Землю.

Путешествие во времени – рассказ о посещении изобретателем машины времени прошлого или будущего, о попытках воздействия на историю человечества или, напротив, стремление этим попыткам воспротивиться.

Параллельные миры – описание планет, почти таких же, как Земля, но отличающихся от нее тем, что они находятся в некоем параллельном пространстве или параллельной Вселенной. В качестве разновидности истории о параллельных мирах может восприниматься такое популярное направление в современной научной фантастике, как «альтернативная история» (см. также ФАНТАСТИКА ИСТОРИЧЕСКАЯ) – попытки поразмышлять о том, что было бы, если бы какого-нибудь события или героя в мировой истории вовсе бы не существовало (например, если бы Наполеон умер во младенчестве).

Эволюция или мутация человека – рассказ о будущем эволюционном развитии человечества или о внезапном возникновении у людей сверхъестественных сил и способностей (чаще всего психических – телепатии, телекинеза, пирокинеза и т.д.), а также о реакции (обычно – негативной) немутировавших людей на эту новую разновидность «хомо сапиенс».

Моделирование общества – описание различных проектов идеального (утопия) или кошмарного (дистопия) общественного устройства. Сюда же относятся рассказы об истории различных обществ, существующих в современности, но в изолированных областях Земли: в заброшенных тибетских долинах, на островах и даже в перевернутом танкере на дне Тихого океана. К такого рода литературе можно отнести и «криптоисторические произведения», согласно которым современный мир развивается под влиянием тайных сил (чаще всего – секретных орденов). Авторы подобных текстов обычно не стремятся раскрыть загадки истории, а пытаются нарисовать некое общество, управляющееся «незримой властью» (криптократию).

Судьба научных изобретений – рассказ о самых невероятных научно-фантастических изобретениях (от антигравитации до машины времени). Наиболее разработанное направление здесь – это создание произведений об искусственных разумных существах (роботах, андроидах, самостоятельно мыслящих компьютерах).

Войны грядущего – произведения, которые могут содержать как вполне реалистичные прогнозы возможного хода столкновений между современных земными державами в недалеком будущем, так и описание глобальной ядерной войны, межпланетных конфликтов и даже войн между обитателями разных Галактик.

Катаклизм – сочинения о глобальных бедствиях, вроде всемирного потопа или столкновения Земли с кометой. Однако могут создаваться произведения, связанные и с катастрофами локальными. Правда, в последнем случае фантаст обычно подчеркивает антропогенное происхождение катастрофы и, следовательно, эта тема связывается с темой 7.

В чистом виде каждая из тем крайне редко появляется в научно-фантастической книге. Фактическое любое значительное произведение научной фантастики представляет собой талантливый синтез нескольких тем. (Например, в романе Г.Уэллса Первые люди на Луне использованы темы «Научного изобретения» (создание антигравитационного вещества ученым Кейвором); «Космического путешествия» (полет на антитгравитационном корабле на Луну); «Контакта с иным разумом» (встреча с селенитами) и даже «Моделирования общества» (описание государства разумных обитателей Луны). Другой пример: непосредственной темой романа американских фантастов Д.Пурнелла и Л.Нивена Молот Люцифера является описание столкновения Земли с кометой («Катаклизм»). Однако рассказ о катастрофе искусственно осложнен описанием ядерной войны между СССР и Китаем («Войны грядущего») и рассказом о государстве, возникшем на территории США после катастрофы («Моделирование общества»).

Несмотря на обилие поднятых в научной фантастике оригинальных тем, уже в 1910-е. Научная фантастика стала приобретать все более заметные черты просто развлекательной литературы, одновременно теряя и господствовавший во времена Жюля Верна просветительски-популяризаторский акцент, и социальную направленность, характерную для творчества Герберта Уэлса. Последний фактически перестал создавать значимые научно-фантастические произведения с 1914, когда вышел в свет его роман Освобожденный мир, посвященный грядущей атомной войне и появлению на развалинах современной цивилизации новой, основанной на исключительно научном фундаменте. (Об этом же говорилось и в одном из самых поздних произведений Уэллса – сценарии Облик грядущего, также рассказывающего о возникновении новой цивилизации после почти столетия социального хаоса).

Однако читателям, пережившим не придуманную фантастами, а вполне реальную бойню Первой мировой войны, не хотелось размышлять о социальных проблемах или трудностях, с которыми может столкнуться человечество. Поэтому значительно больший успех в 1920-е получили произведения развлекательного, часто даже эскапистского толка, вроде тех, что создавали А.Меррит и Э.Р.Берроуз. (Последний начал писать еще до Первой мировой войны, приобретя грандиозную известность после выхода в свет книг о Тарзане, этаком африканском варианте киплинговского Маугли, взращенного не волками, а обезьянами). Произведения Меррита и Берроуза можно было бы с чиcтой совестью отнести к фэнтези, если бы авторы в духе своего материалистического времени не старались (часто очень надуманно) дать описываемым в книгах событиям якобы научное обоснование или хотя бы использовать научно-фантастический антураж. Так герои второго по значению цикла фантастических произведений Берроуза («марсианского», рассказывающего о приключениях американского полковника Д.Картера на Марсе), хоть и сражаются со своими противниками при помощи мечей, над поверхностью Красной планеты предпочитают путешествовать на атомных кораблях. Столкновения персонажей Меррита с представителями забытых цивилизаций заставляющие вспомнить о приключенческих романах Г.Р.Хаггарда, все-таки сопровождаются рассуждениями о «мутационном воздействии радиации» (Лик в бездне, Лунный бассейн) или напрямую базируются на научно-фантастической идее (возможность существования разумных организмов из металла (роман Металлический монстр).

Переломным моментом в истории научной фантастики оказался выход в 1926 первого специализированного журнала научной фантастики «Эмейзинг сториз», главным редактором которого был писатель и журналист Хьюго Гернсбек. На долгое время именно «Эмейзинг» стал настоящим флагманом мировой фантастики. Именно в «Эмейзинг сториз» в первый раз были опубликованы произведения таких выдающихся авторов, как А.Азимов, Д.Уильямсон, Э.Э. «Док» Смит.

В целом наука рассматривалась в этот период истории научной фантастики в качестве вспомогательного средства для оживления сюжета, и неслучайно период до начала 1930-х можно считать временем первого, пока еще локального, расцвета фэнтези и хоррора на американском континенте. Этот расцвет связан с деятельностью, в первую очередь, двух людей – Р.Говарда и Х.Ф.Лавкратфа. Первый заложил базовую основу для многих последующих авторов фэнтези, создав одновременно и традицию изложения событий, и арехетипичный персонаж для подобной литературы – Конана-варвара. (Характерно, что Говард, при всех своих симпатиях к фэнтези, не ушел от соблазна синтезировать научно-фантастический и фэнтезийный подход – некоторые его тексты, например, роман Альмурик представляют собой явную научную фантастику. И даже в одном из ранних рассказов о Конане самый известный герой Говарда сталкивается с пришельцем-инопланетянином). Лавкрафт, который справедливо заслужил титул создателя современной «литературы ужасов», тоже не избежал соблазнов эпохи, связанных с кризисом привычных моральных и религиозных основ общества после Первой мировой войны. «Великие Древние», зловещие существа, угрожающие человечеству, в произведениях Лавкрафта (особенно в более поздний период его творчества, в тридцатые годы) оказываются могущественными пришельцами из иных времен и иных миров, фактически – инопланетянами (Шепчущий в ночи, Хребты безумия и др.).

В 1920-х наметилось заметное обособление трех основных потоков фантастической литературы: научной фантастики, фэнтези и «литературы ужасов». Вскоре это проявилось даже в специализации журналов, издающих фантастические произведения. (А в этот период фантастика появляется преимущественно на страницах максимально дешевых и доступных, так называемых «пальп-фикшн», изданий). Если «Эмейзинг сториз» специализировался на преимущественно развлекательной научной фантастике, изредка сочетая ее с фэнтези, то второй ведущий журнал фантастики США – «Уизерд тейлз» публиковал в основном фэнтезийные произведения и тексты «литературы ужасов». Возрождение серьезной научной фантастики, начавшееся в 1930-е и приведшее к так называемому «Золотому веку научной фантастики», началось на страницах журнала «Эстаундинг сайнс фикшн», возникшего в 1930. Именно благодаря позиции возглавившего этот журнал в 1937 писателя Джона У.Кэмпбелла современная научная фантастика отождествляется с жестко наукообразной литературой, с «литературой идей» и с «популяризацией научных знаний».

В Европе, на континенте, породившем научную фантастику, это литературное направление в 1920–1930-е (не говоря уже о сороковых) влачило жалкое существование. Появлялись отдельные любопытные произведения, но их воспринимали либо как «бульварное чтиво», либо как причуду известных мастеров (среди таких авторов можно отметить – Ж.Рони-старшего во Франции, Г.Эверса и Э.Киша – в Германии, К.Чапека – в Чехословакии).

Особое положение занимала научно-фантастическая литература в СССР. Новая советская литература (особенно в период НЭПа) склонна была заимствовать литературные схемы и приемы у западных писателей, особенно – у казавшихся столь передовыми авторов из Соединенных Штатов. Пожалуй, тексты советской фантастики этого времени от развлекательной фантастики США 1920-х отличали только резкая сатирическая направленность да четко выраженная коммунистическая идеология. Еще одним заметным признаком советской научной фантастики в 1920-е было то, что фантастические произведения в это время писали многие авторы, впоследствии ставшие крупными писателями-реалистами, классиками советской литературы (А.Толстой, М.Шагинян, И.Эренбург, В.Катаев и др.). Из авторов, начинавших создавать фантастику в этот период, позже верность научно-фантастическому жанру сохранил лишь А.Р.Беляев, ведущий советский фантаст довоенного периода. (Первый рассказ Беляева был опубликован в 1925.)

Несмотря на разницу в идеологической обстановке и жесткое идейное давление, которое оказывалось на писателей в СССР, в развитии советской фантастики 1920–1930-х прослеживаются тенденции, сходные с американскими. За одним-единственным, но немаловажным исключением – в СССР жанры фэнтези и «литературы ужасов» находились под фактическим запретом, как «реакционные» и «отрывающие от реальности». Научная фантастика хоть и не одобрялась, но разрешалась как литература, «проповедующая научные знания». Этот запрет жестко проводился в жизнь с начала 1930-х и сохранялся, хоть и временами в смягченной форме, вплоть до падения советского строя.

С начала 30-х советские писатели от развлекательной научной фантастики, которую ярче всего символизирует такое направление в советской фантастике, как Красный Пинкертон (рассказы о борьбе коммунистов за мировую революцию или за контроль над каким-нибудь важным научно-техническим изобретением) переходят к фантастике строго научной, основанной на научной идее и часто даже служащей прямой ее популяризации. Любопытно, что совершенно независимо сходные тенденции проявляются и в литературе американской. Здесь их глашатаем становится Д.Кэмпбелл.

Кэмпбелл стремился к тому, чтобы любые произведения, появляющиеся на страницах «Эстаундинг сайнс фикшн», в обязательном порядке базировались на оригинальной научной идее. Конечно, несомненным благом было, что Кэмпбелл не подошел к этому требованию столь догматически, как советские литературные цензоры. Американский фантаст и редактор смотрел на понятие «научность» достаточно широко, публикуя иногда произведения авторов, которые в наше время с научной фантастикой никак не ассоциируются. (Например, именно в «Эстаундинге» вышел один из известнейших рассказов Лавкрафта Сияние извне). Кэмпбеллу было достаточно, чтобы в произведениях авторов, приносивших свои сочинения в его журнал, соблюдалось главное правило научной фантастики, отличающее ее от двух других направлений фантастики – материалистическое объяснение существующего мира. С точки зрения Кэмпбелла, всякие упоминания о сверхъестественных силах автоматически выводили произведение за пределы научной фантастики и, следовательно, закрывали его автору возможность печатания в «Эстаундинге».

Несмотря на ограниченность таких взглядов, Кэмпбелл сумел положительно повлиять на творческий прорыв, породивший так называемый «Золотой век американской научной фантастики» (1938 – 1946). Главный редактор «Эстаундинг сайнс фикшн» лично «открыл» таких знаменитых авторов научной фантастики США, как Р.Хайнлайн, Т.Старджон, А.Э.Ван-Вогт, Л.Дель Рей. Многие известные писатели, формально начинавшие свою карьеру в других журналах, впоследствии были привлечены Кэмпбеллом в его издание и стали настоящими «звездами» «Эстаундинга» (в первую очередь, это касается А.Азимова и К.Саймака)

Если подход Кэмпбелла, благодаря существующей конкуренции со стороны других журналов, не столь жестко придерживавшихся требований сугубой научности, оказался плодотворен для развития американской научной фантастики, то в СССР то же стремление к научности фантастики в условиях идеологического диктата и давления со стороны коммунистической власти привело к вырождению и деградации советской фантастической литературы. В 1930-е резко упало число выходящих научно-фантастических книг; профессиональным автором, работающим в этом жанре, по сути дела остался один А.Р.Беляев. (Однако его последующие книги по уровню литературного качества значительно уступают произведениям 20-х и часто напоминают беллетризованные и слабо скомпонованные научно-фантастические очерки). В советском литературоведении начинает пропагандироваться концепция «фантастики ближнего прицела», которая была призвана «воспевать» непосредственные достижения современной науки. Некоторые оригинальные произведения отечественной научной фантастики конца 1930-х – начала 40-х были связаны с описанием будущей войны коммунистического СССР с соседними капиталистическими государствами (книги Н.Шпанова, П.Павленко, А.Казанцева, Г.Адамова, «футуристические главы» романа Дорога на океан Л.Леонова). Однако проявиться возможным новым тенденциям в развитии советской научной фантастики (как и европейской вообще) помешала Вторая мировая война.

В отличие от европейских государств, в США, где боевые действия не шли на собственно национальной территории, научная фантастика продолжала развиваться. Более того, период Второй мировой войны является значительной частью «Золотого века» американской научной фантастики. Именно в эти годы были созданы такие известные книги американских фантастов, как Оружейники Ишера А.Э.Ван-Вогта, Основание А.Азимова, Нервы Л. Дель Рея, Город К.Саймака, Собирайся, тьма! Ф.Лейбера. Тогда же начался и творческий взлет американского фантаста Роберта Хайнлайна. В своих рассказах, составивших цикл История будущего, он говорил о грядущем не в традиционной романтической манере, восходящей к авантюрной фантастике 1920-х, а используя приемы реалистической литературы. Он описывал не захватывающие (и часто неправдоподобные) приключения в космосе, а жизнь простых людей, таких же американцев, как и его читатели, только работающих на атомных электростанциях или добывающих руду на Луне.

Конец 1940 – начало 1950-х стали закономерным продолжением «Золотого века» американской научной фантастики. Именно тогда в научную фантастику пришли писатели, долгие годы определявшие «лицо фантастической литературы» в США, – Пол Андерсон, Гарри Гаррисон, Роберт Шекли, Филип К. Дик, Фрэнк Херберт и др. Это же время стало расцветом творчества мастеров начального этапа «Золотого века» – Айзека Азимова, Роберта Хайнлайна, Клиффорда Саймака, Альфреда Ван-Вогта, Лестера Дель Рея, Фрица Лейбера. Одновременно 1950-е оказались периодом окончательно формирования системы съездов любителей научной фантастики (конвентов). Вокруг конвентов еще в предшествующие десятилетия сформировалось сообщество ярых приверженцев фантастической литературы («фэндом»). В 1953 состоялся всемирный конвент научной фантастики, на котором была основана премия «Хьюго», считающаяся самой престижной в мире научной фантастики. (Названа награда была в честь Хьюго Гернсбека, основателя журнала «Эмейзинг сториз». А первую премию получил писатель Альфред Бестер за роман Уничтоженный человек)

Пока на территории США продолжался «Золотой век», в Европе фантастика переживала состояние застоя, в еще большей степени усугубленного последствиями Второй мировой войны. Некоторое исключение составляла лишь научно-фантастическая литература Великобритании, тесно связанная с издательствами и журналами США и находившаяся под заметными влиянием тенденций, развивавшихся в американской фантастике. Здесь в послевоенные годы появились интересные книги Д.Уиндема, А.Кларка, Д.Браннера, Д.Кристофера. Во Франции также в 1950-е начали творить некоторые замечательные фантасты (Р.Баржавель, Ф.Карсак, Ж.Клейн, П.Буль), но сравнить результаты их деятельности с мощным потоком американской научно-фантастической литературы все-таки невозможно. Особняком стоит творчество польского фантаста-мыслителя Станислава Лема (род. в 1921), чрезвычайно плодовитого и оригинального мастера, работающего в русле скорее всего фантастики научной, хотя диапазон его произведений настолько широк, что вряд ли может исчерпываться лишь одним определенным жанром.

В СССР в послевоенные годы окончательно восторжествовала «фантастика ближнего прицела», призванная проповедовать технические изобретения. В подобной литературе фантазия писателей была ограничена (самым заметным и наиболее одиозным автором «фантастики ближнего прицела» стал В.Немцов). Положение несколько изменилось в середине 1950-х, после относительной демократизации во внутренней политике Советского Союза.

По мнению некоторых исследователей (например, французского литературоведа Ж.Садуля), один и тот же год стал годом начала кризиса в американской научной фантастики и годом подъема фантастики советской – 1957. Действительно, именно с 1957, года запуска первого искусственного спутника Земли, резко падают тиражи американских научно-фантастических журналов, многие из них прекращают свое существование. (Если в 1953 выходило 40 подобных журналов, то в начале 1960-х их осталось только 7). Некоторые фантасты уходят из литературы, другие не перестают заниматься литературной деятельностью, однако их интерес к этому жанру заметно падает. (Например, А.Азимов начинает заниматься прямой популяризацией научных знаний, забросив художественную литературу). После запуска искусственного спутника Земли фантастика в стиле Хайнлайна стала казаться «слишком реалистичной», слишком похожей на существующую действительность.

В СССР, напротив, выдающийся успех советской науки и техники способствовал прорыву и в области научной фантастики. Прорыв этот осуществил писатель и ученый-палеонтолог И.А.Ефремов, издавший в 1957 роман Туманность Андромеды, в котором нарисовал широкую панораму будущего Земли в 25 в. Роман Ефремова приобрел огромную популярность как в СССР, так и за его пределами, открыв путь и другим советским научно-фантастическим произведениям об отдаленном будущем. Публикация романа Ефремова фактически похоронила «фантастику ближнего прицела» и способствовала бурному взлету научной фантастики в СССР в 1960-е. Советские фантасты вновь стали активно учиться у зарубежных (в первую очередь – у американских) собратьев по перу. (В это же время начинают издаваться и первые произведения зарубежных писателей-фантастов на русском языке, а с 1965 в издательстве «Мир» возникает специальная серия «Зарубежная фантастика»). Вместе с тем идеологическая цензура по-прежнему ограничивала свободное развитие советской научной фантастики. По-прежнему под запретом были фэнтези и «литература ужасов», а попытки написать чисто авантюрную фантастику резко пресекались – хорошим примером служит кампания, организованная против романа А.Колпакова Гриада, показавшегося слишком несерьезным и развлекательным.

И все же именно 1960-е стали временем расцвета таланта братьев Аркадия и Бориса Стругацких, выдающихся отечественных фантастов советского времени. Хотя первые книги Стругацких вышли еще в конце 50-х, в период так называемой «оттепели» (см. также ЛИТЕРАТУРА «ОТТЕПЕЛИ»), самые важные их произведения были написаны и изданы в следующем десятилетии. В таких своих произведениях, как Хищные вещи века, Трудно быть богом, Улитка на склоне Стругацкие поднимали сложные морально-этические и социальные проблемы, пытались изобразить реальных людей в фантастических ситуациях. Именно в книгах Стругацких совершился окончательный переход от фантастики – «средства пропаганды научных идей» к фантастике как литературе. Стругацкие первыми среди писателей-фантастов нашей страны стали трактовать фантастическую идею не как цель, а лишь как способ для лучшего выявления чувств, характеров и мыслей героев произведения.

Близкий по сути, но отличный по форме процесс шел в это время и в фантастике Великобритании и США. Этот процесс был назван движением «Новая волна». Первыми авторами, «поднявшими» «Новую волну», критики называют Д.Баллрада, Д.Браннера и Б.Олдисса в Великобритании, С.Дилэни, Т.Диша, Х.Эллисона и Н.Спинрада в США. (Впоследствии к движению примкнул еще ряд известных писателей-фантастов, а главным рупором «Новой волны» стал английский журнал «Нью Уорлдс»). Наиболее яркие приверженцы «Новой волны» предлагали настолько радикальное изменение направления развития научно-фантастической литературы по сравнению с кэмпбелловскими принципами, что Х.Эллисон даже предложил новую разновидность научной фантастики называть не «сайнс-фикшн» (научной фантастикой), а «спекулятив-фикшн» (фантастикой размышлений). Идеологи «Новой волны» активно призывали заимствовать приемы и достижения современной им нефантастической литературы, в первую очередь, самых крайних и авангардных ее направлений. Сторонники «Новой волны» были склонны к языковым и сюжетным экспериментам. И хотя некоторые опыты участников движения кажутся слишком эпатажным и чрезмерно радикальными (вроде романа Б.Олдисса Доклад о вероятности-А, написанного в технике французского «нового романа» и оказавшегося нудным), все же «Новая волна» стала революционным событием, резко оживившим ситуацию. Она не только вывела в передние ряды фантастов таких писателей, как Р.Желязны, С.Дилэни, Х.Эллисон, Д.Баллард, Д.Браннер, М.Муркок, но и заставила мобилизоваться представителей старшего поколения, усвоить некоторые приемы их противников и значительно обогатить как арсенал идей, так и приемов научно-фантастической литературы.

После «Новой волны» ни один англоязычный фантаст уже не мог бы просто преподносить в произведении научно-фантастическую идею, не обращая внимания на стиль и вообще литературное оформление своих сочинений. Хотя «Новая волна», как шумное и революционное движение, к началу 1970-х, можно сказать, сошла «на нет», она все-таки оставила после себя значительное наследие в виде изменения самого подхода литераторов к фантастике – как и в СССР, творцы новой американской и английской фантастической литературы стремились теперь использовать научную идею скорее как прием, нежели как цель произведения.

В 1970-е стало хорошо заметно стремление практически всех англо-американских фантастов ко все большей литературности своих текстов, к использованию приемов, ранее характерных для нефантастической литературы. Подобный подход, популяризированный «Новой волной», теперь активно использовали и писатели, непосредственно в этом движении не участвовавшие. Фантасты стремились синтезировать все лучшее, что создала научно-фантастическая литература периода «Золотого века», с достижениями авангардной научной фантастики 1960-х. Например, роман Ф.Пола Врата, получивший в 1978 сразу три высших премии в области фантастики («Хьюго», «Локус» и мемориальную премию имени Д. Кэмпбелла), основан на оригинальной научной идее: находка и испытания космических кораблей исчезнувшей нечеловеческой расы. Вместе с тем его автор прибегает к литературным приемам «Новой волны»: исповедальный тон прозы; перебивка текста якобы подлинными «документами из будущего»; сам образ главного героя, весьма далекий от безусловно положительных персонажей романов «Золотого века». Заметным явлением в эти годы стала феминистская научная фантастика, правда, скорее не как направление в рамках научной фантастики, сколько как ответвление феминистической литературы США (творчество Д.Расс, С.М.Чарнас, П.Сарджент, С.Элджин и др.)

В СССР, да и в других странах «социалистического лагеря», период 1970-х – начала 80-х оказался временем новой изоляции от западных литературных влияний. В критике появились теории об «особом пути развития» отечественной научной фантастики, резко усилилась цензура. Трудности с публикацией произведений переживали даже самые известные отечественные фантасты – братья Стругацкие, особенно после того, как выпуск научно-фантастических книг в нашей стране почти полностью монополизировало издательство «Молодая гвардия». В то же время в 70-х – начале 80-х возник феномен так называемой «Четвертой волны» советской фантастики, когда многие талантливые молодые писатели-фантасты, как и их коллеги за океаном десятилетием раньше, призвали обращать внимание прежде всего на литературное качество произведений, а не на идеи, в них заложенные. Однако это движение вызвало противодействие со стороны руководства, считавшего, что научная фантастика должна являться пропагандистской или, в лучшем случае, научно-популярной литературой. В итоге поколение «Четвертой волны» (Э.Геворкян, В.Покровский, В.Рыбаков, А.Столяров и др.) оказалось практически отлучено от печатного станка до 1990-х. Писателям удавалось публиковать в лучшем случае отдельные рассказы и повести в периодических изданиях или альманахах. Развитие научной фантастики в СССР вновь резко затормозилось.

Первая половина 80-х в англо-американской научной фантастике оказалась связана с возникновением двух многообещающих движений, которые, однако, не оправдали возлагавшихся на них надежд. Первое из них, «гуманитарная НФ», по сути дела реанимировало некоторые тенденции, заложенные еще значительно более сложной и многогранной «Новой волной». Последователи этого направления из всех приемов, использованных в книгах «Новой волны», выбрали только один – внимание к духовному миру человека, показ изменений его «внутренней жизни» в новых условиях. Эти писатели последовательно отстаивали одну, хотя, конечно, вполне гуманистическую идею – «несмотря на любые трансформации окружающего, лучшие качества человека не изменяются»). Слишком оптимистичная и, можно сказать, «благодушная» по отношению к людям «гуманитарная научная фантастика» не смогла создать сколько-нибудь мощного движения, и интерес к ней довольно быстро угас.

Куда более влиятельным движением оказался «кибер-панк», литературное направление, порожденное надвигавшейся информационной революцией и тесно связанное с наследием «Новой волны». «Кибер-панк» использовал другую часть наследия движения 60-х, а именно: резкий «нон-конформизм», внимание к контр-культуре и андерграунду, крайний индивидуализм героев, стремление к литературному эксперименту. Эти элементы «Новой волны» последователи «кибер-панка», как на некий смысловой стержень, «накручивали» на идею насквозь компютеризированного общества, в котором большая часть населения обитает в виртуальном пространстве. Видными представителями «кибер-панка» были и остаются У.Гибсон, Б.Стерлинг, Р.Рюкер.

Некоторое оживление ситуации в англо-американской научной фантастике первой половины 1980-х оказалось слишком слабым, чтобы можно было говорить о новом этапе в развитии этой области фантастической литературы.

Для научной фантастики социалистических стран период конца 1980-х–начала 90-х (после падения коммунизма в центрально-европейских государствах и распада СССР) оказался довольно сложным. Так, после краткого всплеска интереса к отечественной научной фантастике, вызванного резким увеличением научно-фантастических произведений в период «перестройки», внимание читателей и издателей оказалось обращено к зарубежной (в первую очередь, англо-американской) научно-фантастической литературе. Практически всю первую половину 1990-х отечественная научная фантастика в России не издавалась. Ситуация изменилась только в середине десятилетия, когда попытки отдельных издательств («Локид», АСТ) выпустить новые книги российских фантастов показали – современный читатель вновь обращается к книгами отечественных авторов. Вторая половина 1990-х позволила раскрыть свой талант многим научным фантастам, начинавшим еще в начале десятилетия, но потом вынужденных на несколько лет замолчать (С.Лукьяненко, А.Громов, В.Васильев, М.Тырин и др.).

На Западе в научно-фантастических произведениях 90-х – начала 21 в. в основном эксплуатируются старые приемы, формы и достижения. В современной американской фантастике идет «пережевывание» открытий, сделанных гораздо раньше. Словно модернизируются литературные «изобретения», сделанные в «Золотом веке», а то и вообще в двадцатые годы. Например, 90-е стали временем ренессанса «космической оперы» – возникшего еще в самом начале 20 в. направления научной фантастики, в котором сочетаются тема «Космического путешествия» и «Войн грядущего». Новый вариант «космической оперы» получил даже особое и несколько ироничное название: «космоопера в стиле барокко». Для обновленной «космической оперы» характерны тщательная проработка персонажей, исключительное внимание авторов к подробностям и деталям, запутанная интрига произведения, часто нетривиальная космологическая идея. Однако ясно, что «космическая опера» осталась «космической оперой» – историей авантюрных приключений главных героев, развертывающейся на широком галактическом фоне. Качественного прорыва не произошло.

Глеб Елисеев

Произведения о далеком будущем — это, пожалуй, одно из самых оптимистичных направлений научной фантастики. В этих книгах, как правило, описываются результаты многовекового научно-технического прогресса, которые позволяют человечеству воплотить самые невероятные мечты.

В списке, который мы приводим ниже, упоминаются произведения, действие которых происходит как минимум спустя 10 000 лет после начала Нашей эры. Правда, некоторые из приведенных здесь книг формально не удовлетворяют этому условию, но мы все-таки решили рассказать и о них, поскольку по духу и содержанию они вполне соответствуют фантастике далекого будущего.

Дорогие друзья! Забирайте этот обзор себе в социальные сети, чтобы в следующий раз не тратить время на поиски стоящего чтения! Делая репосты наших статей, вы оказываете неоценимую помощь в развитии сайта! Спасибо!

1. Ким Стэнли Робинсон «2312» (2012)

Кстати, пока не забыли. В Сети сейчас не так много ресурсов, которые ведут толковую аналитику по фильмам и сериалам. В их числе — телеграм-канал @SciFiNews, авторы которого пишут годнейшие аналитические материалы — разборы и теории фанатов, толкования послетитровых сцен, а также секреты бомбических франшиз, вроде фильмов MARVEL и «Игры Престолов». Подписывайтесь, чтобы потом не искать — @SciFiNews. Однако вернемся к нашей теме…

Начнем мы как раз с произведения, которое не вписывается в норматив «10 000». Достижения техники и удивительные открытия, о которых рассказывает Робинсон, настолько поражают воображение, что «2312» можно смело отнести к фантастике далекого будущего.

Следить за героями книги, которые путешествуют по Солнечной системе, — одно удовольствие. Единственный минус «2312» — некоторая одномерность персонажей и предсказуемость их поступков. Например, герой с Меркурия слишком уж склонен к перепадам в настроении, а персонаж из окрестностей Сатурна карикатурно мрачен.

2. Вернор Виндж «Пламя над бездной» (1992)

Роман открывает перед нами Вселенную, населенную множеством разумных рас, интеллектуальное развитие которых определяется лишь положением в пространстве. Так, в области Галактики, именуемой «Переходом», обитают сверхразумные существа, а в «Безмысленной Бездне» — недалекие создания, владеющие только примитивными технологиями. Никто не знает, что за сила разделила Космос на зоны со столь разными условиями для развития разума.

В руки воинственной цивилизации Страумли попадает древний артефакт, найденный в Переходе. Находка оказывается сверхмощным оружием, которое способно уничтожить тысячи миров и превратить в рабов их обитателей.

Семья ученых (включая двоих детей) попадает в плен к враждебному народу, стоящему на средневековом уровне развития. Невольников собираются использовать в качестве пешек в беспощадной борьбе за власть.

Спасательная миссия, в которой помимо людей участвуют и другие разумные существа, должна спасти пленников, а также раскрыть секрет спасения межзвездной цивилизации.

3. Чарльз Стросс «Акселерандо» (2005)

В эпоху, которая описывается в романе, человечество в том виде, который нам знаком, уже стало воспоминанием. Возможности искусственного интеллекта многократно превзошли человеческие. Бурное развитие нанотехнологий перешло в неконтролируемую стадию. Размножение и программирование наномашин происходит произвольно. С каждым днем контакт с внеземной цивилизацией становится все более неизбежным.

Герои романа — представители клана Макс: Манфред, чей интеллект распределен между его физическим телом и Интернетом, его дочь Амбер, сбежавшая от властной матери, а также Сиран — сын Амер, судьба которого связана с судьбой всего человечества.

О названии книги: в итальянском языке слово «акселерандо» («аччелерандо») означает «ускорение» и используется в качестве элемента нотной записи. В романе Стросса речь идет о росте темпа, в котором человечество (в целом) и герои романа (в частности) движутся к технологической сингулярности.

4. Питер Уоттс «Ложная слепота» (2006)

Из дальнего космоса принят сигнал «не приближайтесь». Кого послать на встречу с пришельцами-интровертами?

В команду контактеров включают лингвиста с множественной диссоциацией личности, биолога который настолько срощен с машинами, что не чувствует собственного тела, воина-пацифиста и вампира, поднятого по случаю ответственной миссии из могилы. А саму историю рассказывает нам еще один член экипажа — человек, половина мозга которого пребывает в нерабочем состоянии.

Согласитесь, доверять этому «отряду самоубийц» судьбу мира было чистейшим безумием. Вряд ли цель их странствия столь же опасна, как они сами. Впрочем, вы никогда не догадаетесь, чем закончилось это космическое путешествие.

5. Олдос Хаксли «О дивный новый мир» (1932)

Как и Джордж Оруэлл в романе «1984», Хаксли рисует мрачную картину будущего. Однако, «дивный новый мир» в плане точности прогнозов, пожалуй обошел антиутопию Оруэлла. Вот что по этому поводу говорит критик Нил Постман:

«Оруэлл опасался, что когда-нибудь книги начнут запрещать. Хаксли же предположил, что ничего запрещать не понадобится — на Земле просто не останется никого, кто хотел бы читать. Оруэлл боялся тех, кто захочет ограничить доступ людей к информации. Хаксли говорил о тех, кто утопит нас в информационном океане, превратив в лентяев и эгоистов».

6. Артур Кларк «Конец детства» (1953)

Поначалу это кажется отличной сделкой: мирное «вторжение» инопланетян останавливает войны, позволяет сформировать идеальное мировое правительство и превращает Землю в райскую утопию. Тем не менее, пришельцы, загадочные сверхправители, наотрез отказываются отвечать на вопросы о себе и управляют планетой, не покидая своих орбитальных кораблей. Артур Кларк рассказывал, что идея «Конца детства» пришла к нему во время Второй мировой войны, когда над Лондоном плавали многочисленные дирижабли.

7. Октавия Батлер «Созревшее семя» (1984)

Книга содержит четыре произведения Октавии Батлер: «Дикое племя», «Ум моего ума», «Клэев ковчег» и «Хозяйка матрицы».

В древней Африке полубогиня заботы и плодовитости встречается с мужским духом власти и разрушения. Вместе они кладут начало расе безумцев, провидцев и экстрасенсов, которые постепенно внедряются в человеческую цивилизацию и объединяются в единую телепатическую сеть. Эти сверхлюди покоряют Землю, словно инопланетные захватчики. Теперь они начинают битву за владычество над новым, преобразованным миром.

8. Фрэнк Герберт «Дюна» (1965)

Эта история мальчика Пола Атрейдеса, растущего на пустынной планете Арракис. Юному герою суждено прославиться под именем Муад’Диб, отомстить участникам заговора против его семьи и воплотить заветную мечту человечества.

«Дюна» Герберта — мировой бестселлер и научно-фантастический роман на все времена. Его часто называют «Властелином колец» научной фантастики. Если вы еще не читали фантастической литературы, не начинайте с «Дюны», но обязательно включите эту книгу в список для чтения.

9. Айзек Азимов «Основание» (1951)

Психоистория — одна из лучших идей Азимова. Эта наука сочетает возможности истории, психологии и статистики и позволяет точно прогнозировать поведение больших групп людей.

Цикл романов об Основании описывает эпоху между падением Галактической Империи и возрождением цивилизации после тысячелетнего периода варварства. План великого психоисторика Гэри Селдона должен сократить 30 тысяч лет упадка всего до одного тысячелетия.

Критики часто называли персонажей Азимова одномерными, но история Основания настолько увлекательна, что вам просто не захочется выискивать в этих книгах недостатки.

10. Курт Воннегут «Галапагосы» (1985)

Историю нам рассказывает призрак, который миллион лет наблюдает за последней популяцией людей на Земле. В «Галапагосах» Воннегут задается вопросом о том, в каком направлении идет эволюция человеческого мозга.

Некоторые критики считают «Галапагосы» одним из худших романов Воннегута, но мы с этим мнением категорически не согласны. Эта глубокая, написанная с юмором книга поднимает проблемы, о которых большинство постапокалиптических романов просто умалчивают.

11. Дэн Симмонс «Гиперион» (1989)

Среди научно-фантастических произведений есть немало тех, что структурно повторяют «Кентерберийские рассказы». Однако «Гиперион» — пожалуй, лучшее из них.

В мире Гиперион, свободном от власти людей, обитает существо под названием Шрайк. Одни поклоняются ему, другие — боятся. Есть и те, кто поклялся его уничтожить. В Долине Гробниц Времени, по которой движутся мрачные мегаструктуры, Шрайк ждет всех, кто желает его найти.

Накануне Армагеддона, в разгар галактической войны, семь паломников отправляются на Гиперион, чтобы найти ответы на главные загадки их судеб. У каждого путника — своя отчаянная надежда и страшная тайна. А еще в руках этих семерых — судьба всего Человечества.

12. Харлан Эллисон «У меня нет рта, и я должен кричать» (1967)

Эллисон написал это произведение за одну ночь в 1966 году и практически не делал правок в исходной рукописи. Рассказ «У меня нет рта…» был удостоен престижной премии «Хьюго», а в 1995 стал сюжетной основой для компьютерной игры.

13. Стивен Бакстер «Коллектор: время» (1999)

Это так называемая твердая научная фантастика — Бакстер блестяще эрудирован во многих научно-технических областях. Один из рецензентов даже назвал книгу «леденцом для ума». Вместе с тем вы не найдете в «Коллекторе» исследования человеческой природы и эволюции персонажей.

На дворе 2010 год. Век экологического произвола, промышленной экспансии и неконтролируемого роста населения поставил Землю на грань истощения. Правительства ведущих стран не способны вывести мировую цивилизацию из пике. Лишь один человек, Рид Мейлфант, предлагает рецепт спасения — колонизацию космоса.

Великий ученый и изобретатель Мейлфант ставит под сомнение само существование времени и на основе этого допущения строит космический корабль. На пути к цели герой преодолевает колоссальное сопротивление властей и апокалиптический хаос, царящий на Земле. Мейлфант направляет свой корабль в глубокий космос, хотя шансы на успех — лишь один к триллиону. Или все-таки вероятность победы выше?

14. Чарльз Стросс «Племя Нептуна» (2013)

Семитысячный год нашей эры. Человечество снова, уже в четвертый раз, поставило себя на грань уничтожения.

Крина Ализонд-114 — метаморф, происходящий от роботов, некогда служивших людям. Крина отправляется в водный мир Шин-Тетис на поиски своей сестры Аны. Но путешествие прерывается, когда корабль Крины захватывают пираты. Их лидер, загадочный граф Руди, уверен, что Крина представляет огромную важность.

И граф не ошибается: Крина и Ана контролируют мощнейший финансовый инструмент, способный обратить в прах целые цивилизации. Крина не догадывается, что Руди разгадал ее мотивы, и принимает его предложение доставить ее в Син-Тетис в обмен на знакомство с Аной.

Однако ни граф, ни путешественница не знают, что жуткий двутелый убийца уже пересек Галактику в поисках Крины и ее богатства.

15. Сэмюэль Дилэни «Нова» (1968)

Учитывая, что созвездие Дракона растянуто на шестнадцать световых лет, стоимость транспортировки становится важнейшим экономическим фактором 32-го века. Граф Лорк фон Рей готовит полет сквозь ядро взорвавшейся звезды, чтобы собрать семь тонн иллириона — драгоценного вещества, необходимого для космических путешествий. Вероятная прибыль настолько велика, что граф не испытывает сложностей, собирая экипаж корабля. К команде фон Рея присоединяются цыганский музыкант и ученый-лунатик. Однако участники экспедиции не догадываются, что главный мотив фон Рея — безумная жажда мести.

16. Джон Скальци «Обреченные на победу» (2005)

Хорошая новость состоит в том, что человечество, наконец, достигло звезд. Но есть и плохая — пригодных для жизни планет на просторах Галактики оказалось очень немного, и инопланетные расы готовы биться за них до последнего вздоха. В таких условиях земляне с одной стороны сражаются за родную планету, а с другой — пытаются завладеть новыми мирами. Жестокая, кровавая война продолжается уже несколько десятилетий.

Земля постепенно приходит в запустение. Основная доля ресурсов находится в руках Сил Колониальной Обороны (СКО). Присоединиться к СКО вы можете, лишь достигнув пенсионного возраста. Этой организации не нужны желторотые юнцы — она ищет тех, кто обладает знаниями и навыками, приобретенными за долгие десятилетия. Вас заберут с Земли навсегда и на целых два года отправят на фронт. Если вам повезет выжить, вы получите земельный надел на одной из завоеванных планет.

На свое 75-летие Джон Перри сделал два дела: посетил могилу своей жены и вступил в СКО. У Джона лишь смутное представление о том, каково это — участвовать в настоящем бою на расстоянии световых лет от дома. Однако приключения, ожидающие Перри, оказываются удивительнее самых безумных фантазий.

17. Питер Гамильтон «Звезда Пандоры» (2004)

Человечество вот уже триста лет использует червоточины пространства-времени для космических путешествий. Сотни планет уже колонизированы.

Одна из звезд в тысячах световых лет от Земли внезапно исчезает. Нет, она не становится сверхновой или черной дырой — она просто обращается в ничто. Поскольку исчезнувшее светило находилось в точке, слишком далекой для полета через червоточины, в загадочный сектор пространства отправляют сверхсветовой корабль «Второй шанс». Исследовательская миссия должна выяснить, что случилось со звездой и не опасно ли это для Земли. Управляет кораблем пятикратно помолодевший бывший пилот НАСА, слава которого осталась в прошлом.

В своей рецензии издание Publisher’s Weekly назвало книгу Гамильтона «умной космической оперой» и подчеркнуло, что этот эпитет не следует считать оксюмороном.

18. Иэн Бэнкс «Игрок» (1988)

Культура (симбиотическое общество людей и машин) породила немало великих игроков, но лучшим из них стал Джерно Морат Гурдже — мастер всех игровых досок и компьютеров. Пресытившись успехом, Гурдже отправляется в богатейшую империю Азад, известную своим жестоким политическим режимом. Герой намерен испытать свои силы в сказочной игре, которая сложна настолько же, как и сама жизнь. Победитель игры должен стать новым императором.

Гурдже высмеивают, шантажируют, почти убивают, но он все-таки находит возможность принять участие в главной игре своей жизни, которая с большой вероятностью, станет для игрока смертельной.

19. Аластер Рейнольдс «Пространство откровения» (2000)

Эпическая история, выдержанная в рамках твердой научной фантастики. Рейнольдс предельно насытил свой роман техническими чудесами.

Отправляя исследовательские зонды в путешествия по Галактике, люди сталкиваются с загадкой: почему следов деятельности разумной жизни в космосе так мало?

20. Ларри Нивен «Мир-Кольцо» (1970)

«Мир-Кольцо» — настоящая классика научной фантастики. Роман был удостоен премий «Хьюго», «Небьюла» и «Локус», а также получил три сиквела и четыре приквела.

Цель экспедиции — исследовать Мир-Кольцо — искусственную конструкцию около миллиона миль шириной и диаметром с орбиту Земли. Кольцо имеет примерно 600 миллионов миль в окружности и вращается вокруг солнцеподобной звезды. Вращение обеспечивает искусственную гравитацию, почти эквивалентную земному тяготению. Необитаемый Мир-Кольцо обладает плоской внутренней поверхностью, площадь которой в три миллиона раз превышает площадь поверхности Земли. Ночь в этом странном мире обеспечивается внутренним кольцом теневых экранов, которые соединены в единую конструкцию при помощи тонкой сверхпрочной проволоки.

21. Джек Вэнс «Умирающая Земля» (1950)

Еще одна классическая книга в нашем списке.

Увлекательные, почти сказочные истории о далеком будущем Земли, которая вращается вокруг умирающего красного Солнца. Обратите внимание, что книгу Вэнса можно отнести к жанру фэнтези.

22. Урсула Ле Гуин «Обделенные» (1974)

Урсула Ле Гуин не раз завоевывала премии «Хьюго», «Небьюла» и «Локус», но она не всегда была такой успешной. С 1951 по 1961 годы Ле Гуин написала пять романов, но издатели упорно отказывались их публиковать (произведение «Обделенные» не входило в эту пятерку).

Блестящий физик Шевек решает взять быка за рога. Он жаждет разрушить стены ненависти, изолировавшие его планету от остальной цивилизации. Шевеку придется не только отказаться от своей семьи, но и поставить на карту собственную жизнь.

23. Ханну Раяниеми «Квантовый вор» (2010)

Жан ле Фламбер, проснувшись поутру, сталкивается с необходимость убить самого себя, пока этого не сделал его двойник. Это всего лишь очередная загадка из множества других, с которыми Фламбер сталкивается, сидя в темнице Движущегося Марсианского Города, где время считается валютой, а воспоминания — сокровищем. Тем временем следователь Исидор Бьютреле, расследующий убийство шоколатье, выходит на след преступника-рецидивиста по имени ле Фламбер.

На самом деле Жан ле Фламбер — великий вор и авантюрист, замешанный в самых резонансных преступлениях, известных человечеству. Но теперь у него появился шанс обрести свободу — нужно лишь совершить еще одно умопомрачительное ограбление.

24. Герберт Уэллс «Машина времени» (1895)

Великая классическая книга, в которой впервые появилось словосочетание «машина времени».

Не смотрите экранизацию — сначала прочитайте первоисточник.

25. Паоло Бачигалупи «Заводная» (2009)

Андерсон Лейк — посланник компании AgriGen, прибывший в Тайланд по особому заданию. Прочесывая рынки Бангкока в поисках редких продуктов, Андерсон встречает Эмико — ту самую «Заводную». Это необыкновенное, прекрасное существо было сконструировано и запрограммировано для удовлетворения прихотей Киотских бизнесменов. Но случилось так, что Эмико оказалась брошена на улицах Бангкока.

Книга рассказывает о времени, когда миром будут править гигантские корпорации, век углеводородного топлива отойдет в прошлое, а продукты биоинженерии изменят жизнь людей до неузнаваемости.

Новой и интересной переводной фантастики в 2020 году обещано немало. Правда, некоторые из этих книг анонсировались и ранее — год или даже два назад. Что поделать, всякое бывает: то переводчик с работой затянет, то редактор окажется особо въедливым (что книге, кстати, только на пользу), то у издателя свои соображения насчет конкретной даты выхода появятся. Главное, что книги всё-таки выходят — много и на любой вкус.

Любопытных новинок столько, что мы решили разбить наши ожидания на несколько частей. И первая посвящена произведениям в самом классическом жанре фантастики — научной. Поехали!

Нил Стивенсон «Падение, или Додж в Аду»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези

Роман одного из ведущих фантастов расскажет о мире будущего, где новый тип виртуальной реальности способен даровать людям настоящее бессмертие.

Миллиардер Ричард «Додж» Фортраст внезапно умирает, после чего скан его мозга загружают в «облако» в надежде на появление новой технологии ВР. И вскоре виртуальная реальность действительно достигает уровня, который позволяет имитировать жизнь после смерти для избранных. Но этот виртуальный мир только на первый взгляд похож на Утопию — если разобраться, это скорее филиал Ада.

Ник Харкуэй «Гномон»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 1

Лучший английский НФ-роман 2017 года объемом за тысячу страниц, смесь фантастики, антиутопии, детектива, чёрного юмора и философской головоломки.

В этом мире следят за всеми — любое действие фиксируется, каждое слово записывается, а Система имеет доступ к мыслям и воспоминаниям своих граждан. Но Диана Хантер — диссидентка, которая не желает подчиняться Системе. Хантер задерживают, и она погибает во время допроса. Расследовать дело назначают преданного Системе инспектора. Та погружается в нейрозаписи допроса и обнаруживает нечто невероятное: в сознании Хантер нет самой Хантер, но есть четыре других личности. И одна из них — Гномон, искусственный интеллект из далекого будущего…

Питер Уоттс «Революция в стоп-кадрах»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 2

В сборник войдут все повести и рассказы, связанные с циклом «Подсолнухи».

Она верила в миссию всем своим сердцем. Но это было шестьдесят миллионов лет назад. Как поднять восстание, если бодрствуешь лишь в один день из миллиона? Как спланировать заговор, если горстка потенциальных союзников меняется с каждым пробуждением? Как сражаться с врагом, который никогда не спит, который видит твоими глазами, слышит твоими ушами и неумолимо и искренне всегда желает тебе лишь хорошего? Сандей Азмандин придётся это выяснить.

Ричард Морган «Разреженный воздух»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 3

Новейший роман Ричарда Моргана, его возвращение к НФ после десятилетнего перерыва.

Марс будущего — поле битвы между сторонниками Земли и местными борцами за независимость. Но Хакану Вейлу, телохранителю, а иногда и киллеру, это уже неинтересно — он улетает на Землю. Осталось последнее задание от Службы земного надзора — охранять их следователя. Но внезапно дело принимает неприятный оборот — следователя похищают, а Хакана тяжело ранят. Выясняется, что под поверхностью привычной марсианской жизни скрываются целые сети тайн. И каждая следующая страшнее предыдущей.

Чарльз Стросс «Аччелерандо»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 4

История человечества в эпоху постчеловека, после Сингулярности. В таком мире пытаются выжить три поколения клана Maкс: предприниматель Манфред, чей разум разделен между физическим окружением и сетью; его дочь Амбер, астронавт во внешней системе, и Сирхан, сын Амбер, который выясняет, что его судьба поневоле связана с судьбой всего человечества. Ибо что-то систематически разрушает планеты Солнечной системы. Что-то за гранью понимания человеческого разума — даже со всеми его новыми возможностями.

Адам Робертс «Нечто в себе»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 5

Философская НФ, где «Критика чистого разума» Иммануила Канта встречается с «Нечто» Джона Карпентера, а Томас де Квинси и Лоренс Стерн — с Уильямом Гибсоном и Тедом Чаном. Роман-головоломка, роман-лабиринт, по-новому подающий не только проблему первого контакта, но и сущности реальности и Вселенной вокруг нас.

Эта история начинается на Антарктической исследовательской станции проекта SETI, когда простая ссора между двумя учеными неожиданно приводит к странными последствиям. Вскоре становится ясно, что там, во льдах, они совсем не одиноки, а время и пространство далеко не то, чем кажутся.

Адриан Чайковски «Дети времени»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 6

Масштабная НФ-эпопея, которая принесла автору премию Артура Кларка и репутацию одного из самых ярких фантастов современности.

Роман написан в традициях Кларка и Азимова: остатки выжившего после гибели Земли человечества переселяются на терраформированную, но давно заброшенную планету. Проблема в том, что на планете уже имеется разумная жизнь — мутировавшие насекомые создали там свою цивилизацию. Что ожидает два вида: компромиссное сосуществование или безжалостная война?

Том Светерлич «Завтра и завтра»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 7

После войны Питтсбург превратился в руины, но Доминик Блекстон счастлив, ведь он спрятался в Архиве — дотошной виртуальной реконструкции города со всеми его былыми обитателями. И даже с теми, кто никогда не жил в настоящей реальности вроде нерожденного ребенка Доминика. Сам Блекстон играет в виртуальном городе роль полицейского детектива, который расследует убийства, случившиеся в Питтсбурге до создания Архива. И однажды такое расследование вынуждает его покинуть виртуальный мир.

Критики называют этот роман необычным гибридом Рэймонда Чандлера, Филипа К. Дика и Уильяма С. Берроуза.

Баошу «Искупление времени»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 8

Действие романа китайского писателя под псевдонимом Баошу разворачивается во вселенной «В память о прошлом Земли» Лю Цысиня. Эта книга написана с ведома и одобрения автора первоисточника и рассказывает о последствиях столкновения землян и трисолярианцев.

Знакомый нам по трилогии Юнь Тяньмин считается предателем человечества — стремясь спасти людей от полного уничтожения, он сотрудничал с инопланетянами. Однако на излете жизни Юня ждет масштабное испытание, от которого может зависеть само существование вселенной.

Марк-Уве Клинг «Страна Качества. Qualityland»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 9

Оригинальная антиутопия немецкого писателя, ставшая главным НФ-романом Германии 2018 года. Обычный парень Петер живет в Стране Качества, где жизнь подчинена Системе — за человека всё решают компьютеры. Но однажды Петер получил товар, который не заказывал. Пытаясь его вернуть, парень сталкивается с Системой, которая не желает признавать, что в отлаженном механизме её действий возможен даже малюсенький сбой.

Роман — блестящая, в духе Курта Воннегута и Джорджа Оруэлла, сатира на будущее, которое скоро наступит. Или оно уже здесь?

Кристофер Руоккио «Империя тишины»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 10

Первый том запланированной тетралогии «Пожиратель Солнца», эпической «новой космооперы», которую критики сравнивают с «Дюной», дорсайскими романами Гордона Диксона и даже с «Именем ветра» Патрика Ротфусса.

Действие происходит в Солланской империи, напоминающей Рим, Византию и циньский Китай. По империи странствует Адриан Марлоу, который имеет репутацию великого героя и столь же великого убийцы. Адриан спас империю от инопланетных захватчиков, однако в процессе уничтожил множество людей. Теперь он путешествует от планеты к планете, влипая по пути в опасные передряги и постепенно понимая, что вся его жизнь — это лишь частичка какого-то неведомого плана.

Ханна Джеймсон «Выжившие»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 11

Психологический триллер с элементами постапокалиптики и антиутопии.

Историк Джон Келлер отправляется в путешествие по Швейцарии, когда внезапно начинается ядерное война. Двадцать человек в отдаленном от цивилизации отеле выживают. Но однажды происходит убийство, и Джон пытается вычислить преступника. Но на какую справедливость он может надеяться, когда общества, которое устанавливало законы, больше не существует?

Яцек Дукай «Старость аксолотля»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 12

Сборник, куда кроме заглавного романа войдут большие повести «Агирре на рассвете» и «Глаз чудовища», а также рассказы «Школа» и «Сердце мрака». Составителем российской версии сборника выступил лично Яцек Дукай.

«Старость аксолотля» — постапокалиптическое видение мира, где космический катаклизм убивает на Земле всё живое. Немногим людям удается скопировать свой оцифрованный разум на внешние носители, положив начало новому обществу. Обуреваемые тоской по прошлому, выжившие делятся на гильдии, формируют союзы, ведут войны. У них своя политика, идеологии, сумасшедшие машинные религии. Они сталкиваются с проблемами, которые никогда не встречались обыкновенному человеческому разуму.

Ярослав Гжендович «Гелий-3»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 13

Парадоксальная смесь НФ, киберпанка и конспирологического романа. Книга о будущем, которое уже совсем близко.

2058 год, мир, где омнифоны заменили любые социальные связи, где ролики из МегаНета покончили с медиа-ресурcами, а богами информации стали создатели контента, «ивентщики». Это мир, где концерны и правительства выращивают миллиарды потребителей, разучившихся думать. Норберт, ивентщик с принципами, верит, что сильная и должным образом поданная информация может пробудить общество. Вот только сможет ли человек, брошенный в жернова системы, прожить достаточно долго, чтобы что-то изменить? Оказываясь в самых горячих точках Земли будущего, Норберт постепенно осознает реальное положение дел и оказывается перед чудовищным открытием, которое перевернёт мир навсегда.

Марцин Подлевский «Глубина: Прыгун»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 14

Масштабная dark space opera, повествующая о Вселенной, где космос таит множество кошмаров.

Здесь люди выживают в остатках погасших систем, искусственные интеллекты вызывают страх, а представители иного разума, изгнанного за пределы галактики, стали героями пугающих легенд. Это вселенная Глубины, загадочной, сумасшедшей фобосферы, которая легко может свести человека с ума, а то и вовсе превратить в чудовище. Это мир Миртона Грюнвальда, который потерял свой корабль и команду — и теперь сделает всё, чтобы снова отправиться к звездам. Только это будет нелегко. У его нового корабля тёмное прошлое. Его новая команда полна секретов. И он ещё не знает, что новая работа столкнёт его с настоящим кошмаром.

Ромен Люказо «Лаций»

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 15

Обладатель французской премии Grand Prix L’Imaginaire, масштабная дилогия, заслужившая сравнения с «Гиперионом» Дэна Симмонса и «Дюной» Френка Герберта.

Далекое будущее. Цивилизация людей исчезла, оставив после себя наследников, — искусственные интеллекты, которые теперь ждут вторжения инопланетян. Переселяющиеся из одного искусственного тела в другое, ИскИны построили цивилизацию, существующую в огромных кораблях, которые столетиями странствуют между звёздами. ИИ Плотин ещё верит в возвращение Человека и, когда засекает странный сигнал, отправляется в путешествие, надеясь отыскать причины исчезновения человечества. А её союзник, проконсул Отон, пытается перестроить общество, так как благодаря вложенной в них программе ИИ лишены агрессии — а это значит, что в случае нападения извне противопоставить противнику им будет нечего.

А также

Лайон Спрэг де Камп, «Королева изгоев» — роман из серии «Межпланетные туры», одна из первых книг в НФ, посвященной взаимоотношениям полов. Айрод с планеты Ормазд, где царит матриархат, а общество построено по образу пчелиного улья, поднимает бунт, пытаясь перевернуть вековые устои.

Джеймс Ганн, «Бессмертные» — сборник классика НФ, в который вошли заглавный роман и два сборника малой прозы: «Будущее несовершенное» и «Время колдовства». Больше половины текстов переводятся на русский впервые.

Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 17 Книжные новинки-2020: научная фантастика и фэнтези 16

Фриц Лейбер, сборник в двух томах — рассказы и повести классика НФ, либо впервые выходящие на русском, либо в новых переводах.

Пэт Кэдиган, Synners — ранее не выходивший на русском роман классического киберпанка про хакеров-Искусников, для которых виртуальная реальность сродни наркотику.

сборник рассказов и повестей Р. А. Лафферти — впервые на русском произведения одного из самых необычных и значимых авторов американской НФ XX века.

С. Д. Морден, «В один конец» (One Way) и «Без выхода» (No Way) — НФ-триллеры, где тема выживания в духе «Марсианина» Вейера переплетается с детективной интригой, связанной с расследованием происходящих на Красной планете серии убийств.

* * *

Конечно, это далеко не всё, что появится на русском в 2020 году. В следующих выпусках мы расскажем о новинках фэнтези, хоррора и мистики, магического реализма и юношеской фантастики. И, конечно, упомянем новые книги российских авторов.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *