Миф о спиде

МИФ №1: ВИЧ не существует!

Факты: Эпидемия ВИЧ-инфекции, длящаяся более 30 лет, унесла около 30 миллионов жизней по всему миру. Вирус иммунодефицита человека в настоящее время по праву может считаться наиболее изученным вирусом. С момента начала эпидемии основной целью ученых была разработка эффективных методов профилактики и лечения ВИЧ-инфекции.
Однако, несмотря на очевидность проблемы ВИЧ/СПИДа, находятся люди, ставящие под сомнение ее существование. Движение ВИЧ-отрицания (СПИД-диссидентство), сформировавшееся практически сразу после открытия ВИЧ и определения его, как причины СПИДа, активно продвигает антинаучные гипотезы об отсутствии как самого вируса, так и связи ВИЧ со СПИДом.

Ложная информация о ВИЧ-инфекции (дезинформация) нередко распространяется как в РФ, так и за рубежом, в том числе и через средства массовой информации, в особенности через интернет.

Основными темами этой информации являются:

  • отрицание существования ВИЧ;
  • отрицание связи между заражением ВИЧ и развитием СПИД;
  • отрицание эффективности антиретровирусной терапии (АРВТ) или утверждение о ее «вредности».

Подобная дезинформация может наносить вред как организации профилактических мероприятий в целом, так и прямой ущерб здоровью отдельных лиц, которые, поддавшись ложным сообщениям, могут отказаться от лечения. Известно, что правительство Южной Африки некоторое время использовало «СПИД-диссидентство» для того, чтобы оправдывать свою бездеятельность в области борьбы с ВИЧ/СПИД, и это привело к тому, что ЮАР сейчас занимает первое место в мире по распространенности ВИЧ.

Такая участь постигла ВИЧ-диссидентов, отрицавших это заболевание, в том числе и у себя. Один из первых ВИЧ-диссидентов – Каспер Шмидт в своей статье в 1984 году утверждал, что СПИД есть продукт «эпидемической истерии» и имеет психосоциальное происхождение. Он скончался от СПИДа в 1994 году.

Пользуясь возможностью оставаться анонимными, сторонники позиции отрицания ВИЧ ведут свою пропаганду на форумах интернет площадок, разработанных для общения людей, живущих с ВИЧ/СПИДом (ЛЖВС) и убеждают в своей правоте лиц со сниженными критическими способностями:

  • людей, живущих с ВИЧ и не имеющих возможности найти правильные ответы на свои вопросы;
  • ВИЧ-позитивных, заразившихся недавно и находящихся в процессе «принятия диагноза» которым проще поверить, что этого вируса просто нет;
  • пациентам, которым требуется назначение анитретровирусной терапии.

В результате следования позиции ВИЧ-отрицания, пациенты отказываются от начала необходимой им АРВ терапии, прекращают уже проводимое лечение, не проходят необходимого обследования. ВИЧ-инфекция прогрессирует, развиваются вторичные заболевания, что в большинстве случаев заканчивается гибелью пациента. Кроме того, люди, принявшие позицию отрицания, игнорируют необходимость соблюдения мер профилактики передачи ВИЧ-инфекции, что ведет к распространению эпидемии.

Анализ более чем 2500 сообщений на форумах 2-х наиболее популярных сайтов, посвященных ВИЧ/СПИДу, за 2 временных промежутка (2005-2008 и 2009-2013гг) показал, что более 60% сообщений исходило от авторов, указавших свой ВИЧ-статус как «положительный».

Более 97% сообщений несли в себе следующие тезисы:

  • Тезис о недостоверности диагностики ВИЧ-инфекции (иммуноферментный анализ (ИФА), иммунный блот (ИБ), полимеразная цепная реакция (ПЦР).

Вполне возможно, в первые годы после открытия вируса иммунодефицита человека диагностические тест-системы имели несколько большую погрешность, что приводило к получению ложных результатов. Однако, в настоящее время используются современные ИФА-тесты 4-го поколения, которые обладают высокой чувствительностью на различных стадиях заболевания (более 99,9%), а также высокой специфичностью (более 99,8%).

Лабораторное заключение о положительном результате обследования на ВИЧ делается после многократной проверки исследуемой крови, что практически исключает вероятность ошибки при правильном ее проведении.

  • Тезис об отсутствии доказательств выделения вируса

С помощью электронной микроскопии уже в 2002 году было показано каким образом происходит миграция вирусов к ядру инфицированной клетки. В 2009 году с помощью высокоскоростной трехмерной (3D) видео микроскопии было подробно показан процесс распространения меченых вирионов ВИЧ в популяции Т-лимфоцитов.

  • Тезис об отсутствии связи между ВИЧ-инфекцией и развитием СПИДа.

Часть сторонников позиции отрицания признают факт существования ВИЧ, но отрицают его этиологическую роль в развитии СПИДа.

Весьма обоснованные доказательства наличия связи ВИЧ — СПИД были приведены в исследованиях MACS и WIHS, где было показано, что наличие ВИЧ-инфекции являлось единственным фактором, который был связан с условиями развития СПИДа. Из 40 000 образцов крови, взятых у ВИЧ-отрицательных лиц в рамках исследования только 16 проб у 6-ти человек показали уровень CD4-лимфоцитов менее 200 мм3. Полноценные клинические проявления СПИДа были выявлены только у пациентов с положительными тестами на ВИЧ.
Была продемонстрирована прямая связь между ростом РНК ВИЧ в крови («вирусная нагрузка») и повышением риска развития СПИДа. Назначение высокоактивной антиретровирусной терапии, сопровождающееся снижением РНК ВИЧ в крови, приводило к резкому снижению заболеваемости СПИДом.

  • Тезис о вреде антиретровирусной терапии (АРВТ).

Основными постулатами данного тезиса являются АРВТ вызывает угрожающие жизни состояния и использование терапии ВИЧ-инфекции приводит к развитию СПИДа.

При применении антиретровирусных препаратов возможно развитие нежелательных явлений (НЯ). Однако следует понимать, что любое нежелательное явление может быть своевременно выявлено и купировано. Подбор эффективной и безопасной схемы лечения осуществляется для каждого пациента индивидуально.

Правильно проводимая терапия ВИЧ-инфекции должна быть клинически, вирусологически и иммунологически эффективной, удобной в приеме и не вызывать побочных эффектов и нежелательных явлений.

Самый главный аспект, характеризующий современную антиретровирусную терапию ВИЧ-инфекции это доказанное снижение частоты развития СПИДа и смерти.

Уже в 1994 году было доказано, что при проведении трехэтапной химиопрофилактики вертикального пути передачи с использованием антиретровирусных препаратов риск передачи ВИЧ от матери к ребенку снижается на 70% и выше.

Приведенные данные, собранные за 24 года наблюдений, показывают, что количество врожденных дефектов у детей, матери которых получали антиретровирусные препараты во время беременности (включая начало приема АРВП в первом триместре) не отличалось от общепопуляционного в США (данные CDC и Texas Birth Defects Registry) и в России.

  • Тезис о заговоре

Обвинению дениалистов подвергаются врачи и ученые, работающие в области ВИЧ/СПИДа, фармакологические фирмы, разрабатывающие препараты для лечения ВИЧ-инфекции и мифические третьи лица, для которых это может быть выгодно. Основной целью заговора, по мнению сторонников позиции отрицания ВИЧ, является личное обогащение.

Однако необходимо понимать, что разработка антиретровирусного препарата от самого начала до выхода его на рынок – процесс очень дорогостоящий. Считается, что создание одного инновационного препарата в мире стоит в среднем от 800 миллионов долларов до полутора миллиардов долларов и выше. Следует отметить, что далеко не все препараты, разрабатываемые фармакологическими фирмами, применяются в дальнейшем в практике.
Считается, что вероятность успешного появления на фармацевтическом рынке новой молекулы после клинических испытаний составляет лишь 11,5%.
Такая тенденция прослеживается для всех групп антиретровирусных препаратов. Это связано с жесткими правилами внедрения препаратов в клиническую практику, которые регулируют и отслеживают все нежелательные явления, потенциально угрожающие жизни и здоровью пациентов.

МИФ №2: СПИДом можно заразиться

Многие путают понятия ВИЧ и СПИД.

СПИД – синдром приобретенного иммунодефицита. Иммунодефицит (от рождения или в результате перенесенных тяжелых болезней) означает, что иммунная система человека, которая защищает организм от внешних бактерий, ослабевает и начинает дисфункционировать, то есть неправильно работать.

ВИЧ – вирус иммунодефицита человека. Для развития ему необходима чужеродная клетка – клетка иммунной системы CD4. Если не принимать меры по лечению, то через несколько лет ВИЧ может привести к СПИДу.

Поэтому говорить «заразиться СПИДом» или «анализ на СПИД» – неправильно.

МИФ №3: Анализы на ВИЧ часто ошибочные

Существует мнение, что анализ на ВИЧ может в течение нескольких лет не показывать присутствие вируса в крови.

Факт:Наличие или отсутствие ВИЧ-инфекции мож­но определить только с помощью специального исследования крови (теста). Его цель – обнаружить защитные клетки (антитела). В инкубационном периоде (от момента заражения до выработки антител) при ВИЧ-инфекции, который продолжается от 2-3 недель до 3-6 месяцев, иногда до 12 месяцев, вирус невозможно обнаружить лабораторным путём, поскольку антитела не образовались в достаточном количестве и тест их не видит.

МИФ №4: ВИЧ распространяют «тыканьем иголками» в барах, ночных клубах, кинотеатрах

Все мы слышали о небезызвестных «уколах иглами». И по Интернету ходят «письма счастья», и в газетах об этом писали, и у кого-то, где-то был кто-то, которого вроде бы чем-то укололи. Вот только одна маленькая загвоздка: за 25 лет эпидемии не зафиксировано ни одного случая, когда кому-то попытались передать ВИЧ таким образом. Иглы в лестничных перилах стабильно оказываются проделками местных «балбесов», а уколы в клубах – происками конкурентов или разыгравшимся воображением посетителей, изрядно принявших на грудь.

Факт: не было зарегистрировано ни одного случая передачи ВИЧ-инфекции таким способом.

Миф №5: В презервативах есть микропоры, через которые проникает ВИЧ-инфекция

Факт: Презерватив не пропускает жидкость, а значит и инфекцию, которая в ней содержится.

Качественный презерватив и правильное его использование предохраняет от ВИЧ. Разумеется, презерватив не защищает на все 100% – он может банально порваться или соскочить, особенно если использовать его не слишком умело. Однако многие исследования показали его высокую эффективность против ВИЧ. Вот такой пример: в течение нескольких лет, 171 пара, в каждой из которых у одного из партнеров был ВИЧ, постоянно пользовалась презервативами. В результате ВИЧ передался только 3 партнерам. Получается, что презерватив надежно защитил 98% пар от вполне реальной опасности.

МИФ №6: Если у беременной женщины ВИЧ, вирус обязательно будет у ребенка

Факт: ВИЧ-инфекция может передаться ребенку от материво время беременности через нарушение плацентарного барьера, в родах и при грудном вскармливании. У всех детей, рождённых ВИЧ-положительной женщиной, в крови содержатся антитела к ВИЧ, поэтому анализ на антитела к ВИЧ – ИФА (иммуноферментный анализ), который делают ребёнку сразу после рождения, всегда бывает положительным. Если ребёнок не инфицирован, антитела исчезают к 12-18 месяцам. В течение этого периода дети ВИЧ-положительных мам находятся на учёте в СПИД-Центре.

Если в период беременности, родов и при кормлении ребенка грудью не были приняты меры по защите от ВИЧ, то вероятность риска равна 40-50%. Риск передачи ВИЧ при соблюдении всех мер профилактики снижается до 0-2%.

МИФ №7: ВИЧ инфекция – это смертельный приговор

Факт: Есть заболевания, которые относятся к хроническим, например, гипертония или диабет, наличие которых совсем не означает, что это конец жизни, и их нельзя лечить. ВИЧ-инфекция также относится к хроническим.

Очень часто в СМИ можно наблюдать сообщения о чудотворцах, которые якобы излечили ВИЧ – молитвами, нагреванием человека до очень высоких температур и т.д.

За этим стоят мошенники, целью которых является выманить деньги у доверчивых и неосведомленных граждан. В практической медицине не зарегистрировано ни одного случая излечения от ВИЧ.

С 1996 года существует эффективное средство лечения ВИЧ-инфекции – комбинированная противовирусная терапия, которая подавляет размножение ВИЧ в организме. Эти препараты необходимы для того, чтобы остановить развитие вируса в организме и не допустить развития СПИДа.

МИФ №8: современные лекарства могут вылечить СПИД. Заболеть не страшно

Факт: Современные лекарства снизили уровень смертности от СПИД на 80%. Их также стало легче принимать, чем раньше. Однако у них до сих пор есть побочные эффекты, они очень дорогие, и их нужно будет принимать каждый день до конца своей жизни. Нерегулярный приём препаратов может вызвать развитие резистентности (невосприимчивости) к лечению.

МИФ №9: Можно заразиться ВИЧ от укуса комара

Факт:

  • Во-первых, вирус иммунодефицита человека (ВИЧ), вызывающий СПИД, не передается при укусе комара и комары не являются переносчиком этого вируса.
  • Во-вторых, считается, что сытый (т.е. напившийся крови) комар дважды не кусает.
  • В-третьих, в хоботке у комара есть устройство, похожее на клапан, через который кровь может поступать только в одном направлении – внутрь комара.

Назад к списку

Вирусы составляют особую группу микроскопических организмов и представляют собой внеклеточную форму жизни. Они настолько малы, что в обычный микроскоп их увидеть невозможно. Размеры вирусов составляют от 20 до 300 нанометров. Для их рассмотрения используют только электронные микроскопы. Это приборы нового класса, впервые появившиеся в начале 80-х годов прошлого века. Благодаря им удалось изучить и увидеть не только «портрет» вируса, но и исследовать процессы, происходящие внутри зараженной клетки.

Как выглядят вирусы под микроскопом?

Сегодня описано больше 5 тысяч вирусов, и каждый из них питается и размножается за счет других клеток, то есть паразитирует внутри организма. По мнению ученых, вирус способен выживать в экстремальных условиях, обладает разумом и хитростью. Сам по себе вирус не представляет никакой опасности, но, попадая в организм, начинает активно размножаться. Выбрав нужные клетки, он словно ввинчивает в них свой код ДНК. Это происходит настолько быстро, что с момента вторжения до первых признаков заболевания проходит менее суток.

Многие вирусы считаются смертельными. При этом даже самые безобидные могут при определенных обстоятельствах настолько мутировать, что, попав в организм, вызовут тяжелые заболевания.

Смотрите, как выглядят под микроскопом маленькие «монстры», которые правят нашим миром, медленно убивая нас внутри или образуя невероятные эпидемии! Первые два из них самые опасные.

Эбола — вирус, вызывающий геморрагическую лихорадку, сопровождающуюся резким повышением проницаемости сосудов. Болезнь развивается очень быстро. Человек погибает за несколько дней от массивных кровотечений.

Вирус эбола в микроскоп - фото

Бешенство — болезнь, вызываемая смертельным для человека вирусом. Передается от больных животных контактным путем или через укус. Вирус в организме продвигается со скоростью 3 мм/ч и поражает, в первую очередь, нервную систему.

Вирус бешенства в микроскоп - фото

ВИЧ — медленное и прогрессирующее заболевание, вызванное вирусом, поражающим иммунные клетки. За несколько лет заболевание перерастает в СПИД.

Вирус ВИЧ в микроскоп - фото

Вирус полиомиелита вызывает детский спинномозговой паралич, который может развиться за 2 дня. В группу высокого риска входят дети до 7 лет. Вакцинация — лучший способ избежать заболевания.

Вирус полиомиелита в микроскоп - фото

Вирус папилломы размножается в верхних слоях кожи и является очень заразным заболеванием, вызывающим рак. Особенно опасен для людей со сниженным иммунитетом.

Вирус папилломы в микроскоп - фото

Вирус гепатита С поражает печень, при этом заболевание проходит бессимптомно. Этот вирус считается «ласковым убийцей». В организме начинает мутировать, поэтому можно обнаружить до 40 модификаций. Человек понимает, что заболел, когда болезнь переходит в тяжелую форму, и уже ничем нельзя помочь.

Вирус гепатита С в микроскоп - фото

Оспа — высокозаразное и опасное заболевание, которое также вызывает вирус. Поражает в основном детей, вызывая различные осложнения.

Вирус оспы в микроскоп - фото

Герпес — разновидность оспы, проявляется высыпанием пузырьков на коже (это безобидная простуда на губе). У взрослых старше 60 лет вирус герпеса может вызвать обширные высыпания. В этом случае вирус «съедает» миелиновую оболочку нервов. Болезнь протекает с сильными болями, она не смертельная, но очень мучительная.

Вирус герпеса в микроскоп - фото

Вирусы гриппа вызывают острое инфекционное респираторное заболевание верхних дыхательных путей, которое без отсутствия лечения может протекать в тяжелой форме и вызывать осложнения. Сегодня описано более 2000 видов данного вируса.

Вирус гриппа в микроскоп - фото

Ротавирус вызывает кишечные инфекции. Попадая в пищеварительный тракт, начинает активно размножаться в тонком кишечнике. Главная опасность — обезвоживание организма, которое может привести к печальным последствиям.

Ротавирус в микроскоп - фото

По мнению ученых, вирусы являются самым загадочным явлением на Земле. Только современные электронные микроскопы способны максимально увеличивать такие микроскопические объекты и позволяют человеку изучать их разновидности, правильно ставить диагнозы, лечить, а, самое главное, находить способы профилактики и защиты.

Назад к списку

Правда и вымысел о СПИДе

Подробности Создано 10.05.2016 12:57

  • Печать

spidКазалось бы, о путях передачи ВИЧ изучено и написано много, однако у населения все еще возникают вопросы о передаче ВИЧ в бытовых ситуациях. Основными абсолютно безопасными случаями, которые часто беспокоят людей, являются:

Рукопожатия, объятия…

Неповрежденная кожа является естественным барьером для вируса, поэтому невозможна передача ВИЧ при рукопожатиях, объятиях. А если есть ссадины, царапины, порезы и прочие? Для хотя бы теоретического риска передачи ВИЧ в этом случае необходимо, чтобы достаточное количество крови, содержащей вирус, попало в свежую открытую и кровоточащую рану.

Предметы гигиены, туалет…

ВИЧ может содержаться только в 4 жидкостях человеческого организма: крови, сперме, влагалищных выделениях и грудном молоке. Через одежду, постельное белье, полотенца ВИЧ не может передаться. Даже если на одежду, белье попала жидкость, содержащая ВИЧ, то он быстро погибнет во внешней среде. Если бы ВИЧ жил «за пределами» человека многие часы или даже дни, то, несомненно, наблюдались бы случаи бытового пути, а их просто не бывает, по крайней мере, этого не случалось за все годы эпидемии.

Бассейны, ванна, баня…

При попадании жидкости, содержащей ВИЧ, в воду вирус погибнет, к тому же опять-таки кожа является надежным барьером от вируса.

Укусы насекомых, другие контакты с животными…

ВИЧ – вирус иммунодефицита человека, он может жить и размножаться только в человеческом организме, поэтому животные не могут передавать ВИЧ. К тому же, вопреки распространенному мифу кровь человека не может попасть в чужой кровоток при укусе комара.

Поцелуи…

О том, что ВИЧ не передается при поцелуе уже написано очень много. В то же время находятся люди, которых беспокоит вопросы «ранок и ссадин» во рту. В реальной жизни, для того, чтобы этот вирус передался при поцелуе, два человека с открытыми кровоточащими ранами во рту должны долго и глубоко целоваться, при этом у одного из них должен быть не просто ВИЧ, а очень высокая вирусная нагрузка (количество вируса в крови). Вряд ли кто-нибудь сможет, да и захочет, воспроизвести подобный «садисткий» поцелуй на практике. Если бы такой путь передачи был возможен, существовали бы случаи передачи ВИЧ при поцелуе, например, в постоянных дискордантных парах (в которых только у одного из партнеров ВИЧ). Тем не менее, таких случаев не происходит.

«Уколы» в транспорте, метро…

Миф о «зараженных иглах» возник в зарубежных СМИ еще в самом начале эпидемии. Этот миф до сих пор активно тиражируют СМИ. В реальности, не было зафиксировано не только ни одного случая передачи ВИЧ таким образом, но и ни одного случая попыток кого-то «заразить» с помощью иглы или шприца. К сожалению, это говорит о том, как в нашем обществе относятся к людям с ВИЧ, раз ни у кого не возникает сомнений, что ВИЧ-положительным зачем-то нужно кого-то «пытаться заразить».

За все годы эпидемии ВИЧ не было зафиксировано ни одного случая «СПИД-терроризма», как его окрестили. Даже если представить подобную ситуацию, передача ВИЧ в этом случае исключена. ВИЧ слишком быстро погибает вне организма человека. Количество крови, попадающей в этом случае в кровоток ничтожно мало. Если же вам показалось, что вы почувствовали укол в транспорте, – не паникуйте, для этого может быть тысяча куда более реалистичных объяснений.

Сдача анализа…

Бывает и так, что у людей, сдавших анализ на ВИЧ, возникают страхи, что им мог передаться ВИЧ непосредственно при заборе крови в кабинете тестирования. Вероятно, этот страх возникает по ассоциации с ВИЧ-инфекций, но это абсолютно исключено. Забор крови производится с помощью одноразового инструмента, а рассуждения о том, что именно вам «подменили» шприц и так далее – не более чем мнительность.

Пути передачи ВИЧ хорошо изучены: при незащищенном половом контакте, при инъекциях общим инструментарием, от матери к ребенку при беременности, родах или кормлении грудным молоком. Других путей передачи ВИЧ нет. Им не так «легко» заразиться, во всех ситуациях, представляющих какой-либо риск передачи ВИЧ, каждый человек может защитить себя и близких.

Вера Варига живет с ВИЧ уже 19 лет. Ей было двадцать семь, когда она узнала, что является ВИЧ-положительной. Несмотря на болезнь, она живет активной и насыщенной профессиональной жизнью, имеет двух здоровых детей, 16-летнего Даниила и 10-летнего Яшу.

Уже много лет Вера работает в ВИЧ-сервисных организациях, в частности в благотворительной организации «Позитивные женщины», которая оказывает поддержку женщинам, живущим с ВИЧ.

Через какой ад проходят люди, когда впервые узнают о том, что инфицированы, является ли ВИЧ-инфекция противопоказанием к беременности и материнству и что такое социальная стигма — в нашем с ней разговоре. А еще о том, почему ВИЧ является «социальной болезнью», как рассказать о своей инфекции близким и обезопасить себя от дискриминации.

Материал подготовлен в рамках проекта «Жизнь других» с Татьяной Огарковой, где мы рассказываем о людях с различными жизненными траекториями, выборами и ценностями.

***

По оценкам Департамента общественного здоровья Минздрава, в Украине проживают почти 250 тысяч людей с ВИЧ. Каждый сотый человек в возрасте от 15 до 49 лет — инфицирован.

В то же время, даже официальные оценки неточны. Человек может годами быть носителем вируса и ничего об этом не знать. Долгое время вирус никак себя не проявляет, а когда появляются симптомы — это, как правило, уже третья или четвертая стадия болезни. Именно поэтому регулярные тестирования на ВИЧ важны.

Женщины составляют почти половину людей, живущих с ВИЧ. При этом каждая второй ВИЧ-положительная женщина узнает о своем статусе во время беременности или во время лечения серьезных заболеваний. Тест на ВИЧ/СПИД входит в перечень обязательных анализов во время беременности.

Именно так узнала о своем ВИЧ-статусе Вера много лет назад.

Мы встретились с ней в офисе благотворительной организации «Положительные женщины» на Подоле.

Эффектная, ухоженная женщина, которая не выглядит ни больной, ни измученной. Она откровенно отвечает на вопросы о своем прошлом и подробно объясняет, за что организация борется сегодня.

Во время разговора я замечаю, что у нее светятся глаза. Так бывает, когда человек верит в важность того, что делает.

Член правления благотворительной организации
Член правления благотворительной организации «Позитивные женщины» Вера Варига, Киев, 4 ноября 2019 года <p>Анастасия Власова/hromadske</p>

Как и при каких обстоятельствах вы узнали, что инфицированы ВИЧ?

Я узнала о своем ВИЧ-статусе, когда была беременна. Это был 2002 года. Многие из тех, кто узнает о своем статусе, сразу начинают думать, когда и почему могло произойти инфицирование. Важно пройти первый этап депрессии, стресса. И дальше не зацикливаться на этих моментах. Но я на них зациклилась.

Я поняла, что случилось это примерно в 2000 году. И поэтому я думаю, что живу с ВИЧ уже девятнадцать лет.

Со временем ВИЧ-сервис стал делом моей жизни. Недавно один журналист спросил моего мужа — а как вы относитесь к ее работе? Ее, наверное, никогда нет дома? А он отвечает: «Ну какая это работа? Это у других людей — работа, а у нее — это дело жизни, это то, чем она живет».

Я действительно могу сказать, что благодарна Богу, потому что я не только востребована, но получаю истинное удовольствие от моей работы. Независимо от того, сколько времени на нее трачу и насколько устаю от нее.

Ведь это очень благодарное дело. И оно связана с тем, что я пережила. Я бы хотела, чтобы ни одна женщина, которая узнает о своем ВИЧ-статусе сегодня, не столкнулась с тем, что пришлось пережить мне.

Если вернуться в 2000-е годы — предполагаю, что по сравнению с настоящим, ситуация была совсем другой. Как тогда врачи относились к вам — беременной женщине, с положительным ВИЧ-статусом?

Во-первых, я бы не сказала, что ситуация сегодня принципиально другая. 16 лет — это не такой большой промежуток времени. Несмотря на консолидацию всех наших усилий, у нас все еще очень нетолерантное общество, в частности — к ВИЧ-позитивным людям.

Женщины с этим сталкиваются чаще, потому что они более уязвимы. Они чаще обращаются, потому что чаще проходят тестирование. И они первыми сталкиваются с непониманием в семье, со стигмой со стороны ближайшего окружения.

И это сейчас происходит даже в Киеве, не говоря уже о малых городах или селах, где женщинам нередко отказывают в услугах, направляют в специализированные центры СПИДа. К тому же, конфиденциальная информация о диагнозе быстрее распространяется как раз в небольших поселениях. Там женщины еще более уязвимы.

В моем случае, я просто пришла становиться на учет по беременности, сдала анализы. И когда в следующий раз пришла на осмотр, мне в очень грубой форме, в присутствии посторонних людей сказали о том, что я «спидозна», и как я могла такое выдумать — рожать ребенка. Вот так мне предоставили информацию.

Член правления благотворительной организации
Член правления благотворительной организации «Позитивные женщины» Вера Варига, Киев, 24 октября 2019 года <p>Анастасия Власова/hromadske</p>

Ни один человек, независимо от возраста, образа жизни и поведения, не готов услышать такой диагноз спокойно. А когда это делают в такой форме — рушится мир.

Для меня это был конец света. Я просто убежала. Я бежала, плакала, я думала — дальше жизни нет. А я так хотела этого ребенка.

Через неделю я снова пришла к врачу, на этот раз с моим отцом. Со мной вообще не разговаривали. Меня не считали достойной того, чтобы со мной говорить. Весь разговор врача была с отцом — «что теперь делать, у нас такие не рожают, такие дети до года не доживают». Была полная дезинформация.

Как человек, далекий от медицины, я представляла, что во мне есть этот страшный вирус, который тогда называли «чумой ХХ века». Вирус, который убивает.

Но тогда мне даже не предоставили информацию о том, что ребенок может быть здоровым. Они решили даже об этом не узнавать, ограничились банальными слухами, что такие люди, как я, живут лет пять, а дети не доживают и до года.

Врач мог бы просто поинтересоваться, поискать информацию. Перед ней сидела беременная женщина, внутри нее был ребенок, который все чувствовал. Я не хотела об этом думать, потому что думать об этом было очень больно.

Мне даже не сказали, что существует центр СПИДа, и не направили туда. Врач просто не стала интересоваться этим моментом. Как всем беременным, надо было обойти многих врачей. О диагнозе знали все — на моей карточке было красным цветом обозначено: ВИЧ. А карточка была в регистратуре.

Я не получала терапию, которую надо принимать каждой ВИЧ-положительной беременной женщине для того, чтобы не передать ребенку вирус. Мне ее никто не назначил, я об этом ничего не знала.

Наш небольшой город был в ста километрах от Харькова, где находился областной центр СПИДа. Узнать о его существовании и донести эту информацию до меня врачам было нетрудно. Но они решили, что это не нужно.

Этот период жизни для меня — период глубокой депрессии. Буквально через неделю после того, как мы узнали, что у меня ВИЧ, мой отец получил анализы — у него обнаружили онкологическое заболевание. Он занимался своим лечением, работал. Проходил химиотерапию, ему становилось все хуже. Я ухаживала за отцом, сосредоточилась на уходе за ним.

Когда я узнала о своем диагнозе, я сама изолировала себя от общества. Я никому не задавала вопросов — я знала, как ко мне относятся врачи. Тогда не было интернета, не было брошюр и трудно было найти информацию. Мне было страшно даже спросить у кого-то.

Я почувствовала себя изгнанницей — и приняла это. Я считала себя недостойной.

Член правления благотворительной организации
Член правления благотворительной организации «Позитивные женщины» Вера Варига, Киев, 24 октября 2019 года <p>Анастасия Власова/hromadske</p>

***

Именно так рождается стигма, рассказывает Вера. Когда человек получает известие о том, что инфицирован, и не владеет информацией, его легко убедить в том, что все ВИЧ-инфицированные — это обязательно «плохие люди»: секс-работники, наркозависимые, асоциальные люди.

Кроме этого, диагноз может стать сильным психологическим ударом, и у человека просто не хватит сил и ресурсов для того, чтобы бороться. Социальное клеймо становится внутренним. Тогда уже сам человек считает себя ничтожным, ничего не стоящим.

Сегодня активисты ВИЧ-организаций утверждают: ВИЧ является социальной болезнью. Поэтому пациенты, а также члены их семей, нуждаются в психологической помощи.

Каждая вторая женщина после диагностирования ВИЧ-статуса имеет высокий уровень тревожности, фрустрации, депрессии, апатии и пониженной самооценки. Женщины рискуют потерять работу и даже дом, их детей преследуют в школах, а родственники и друзья часто прекращают общаться с ними. Несмотря на доступ к прогрессивному лечению, многие женщины с ВИЧ добровольно отказываются от отношений, семьи и рождения детей.

Сейчас организация «Положительные женщины», в которой работает Вера, выступает против того, чтобы ВИЧ/СПИД называли в медиа «чумой ХХ века». Она также настаивают на том, чтобы на медицинских карточках пациенток не было отметок «ВИЧ/CПИД», потому что это является прямым распространением информации о диагнозе, и это существенно влияет на жизнь пациента и на отношение к нему со стороны врачей.

Член правления благотворительной организации
Член правления благотворительной организации «Позитивные женщины» Вера Варига, Киев, 4 ноября 2019 года <p>Анастасия Власова/hromadske</p>

***

Как прошли роды? Были ли они особенными?

Да, роды были особенные. В те времена существовал специализированный СПИД-блок в роддоме. Во время родов было много крови. Когда родился мой сын, он не дышал. Я была в панике, я начала кричать, плакать. В ответ получила только грубую брань — мол, а что ты хотела? Врачи были напуганы, потому что было много крови. Ко мне относились с опаской, боялись, что я кого-то инфицирую. После родов меня даже никто не осматривал. Я просто пошла домой.

Ребенок выжил?

Да, ребенок начал дышать, он был жив. Позже я узнала — он был здоров, в его крови не было вируса.

***

Старшему сыну Веры сейчас шестнадцать, и он абсолютно здоров. По статистике, у ВИЧ-инфицированных женщин 40% шансов родить здорового ребенка, даже если они не принимают антиретровирусную терапию во время беременности. Если же принимают, то шансы родить здорового ребенка повышаются до 98%.

Сегодня, благодаря усилиям общественных организаций, ВИЧ-положительные женщины могут рожать в любом роддоме. Это является достижением общественности, считает Вера.

Кроме того, после пяти лет работы различных организаций, в 2019 году в Украине официально разрешили ВИЧ-положительным женщинам участвовать в программах экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). ЭКО дает возможность забеременеть женщинам, у которых есть проблемы с зачатием. Ранее частные клиники предлагали ВИЧ-положительным женщинам услуги ЭКО неофициально, но по завышенным ценам, или просто отказывали. Сегодня такие женщины имеют право стать матерями на равных условиях с другими.

В то же время, сегодня ВИЧ-позитивные женщины не имеют права на усыновление детей. Но это лишь вопрос времени, убеждена Вера. Этот вопрос должен быть решен на государственном уровне.

Член правления благотворительной организации
Член правления благотворительной организации «Позитивные женщины» Вера Варига, Киев, 4 ноября 2019 года <p>Анастасия Власова/hromadske</p>

***

Когда ситуация в вашей жизни изменилась?

Незадолго до смерти отца приехала моя сестра. Она категорически настаивала на том, чтобы я обратилась в центр СПИДа в Харькове — несмотря на то, что я заявляла, что больше никогда в жизни не пойду к врачам.

В Харькове я впервые увидела врача, который смотрел мне в глаза. Он говорил со мной, а не с сестрой, которая меня туда привела. Задавал вопросы, как будто это было что-то привычное, без всякого страха. Это меня шокировало — оказывается, есть люди, которые меня не боятся, несмотря на то, что я инфицирована.

Там же в Харькове, я попала в группу взаимопомощи людей, живущих с ВИЧ. Мне казалось, что я в театре. Я сидела в кругу людей, которые смеялись, делились новостями, кто где работает, кто с кем познакомился, встречается. А я продолжала быть внутри, во внутреннем своем панцире, изгнанницей. Я не понимала, как такое может быть. Я слишком долго находилась в состоянии самоизоляции и самоосуждения.

Там меня очень сильно поддержали. Я помню, что когда в этой группе я впервые сказала, что у меня ВИЧ, я плакала. И мне говорили: «Плачь, плачь…». Мне было стыдно плакать, но я понимала, что я наконец среди людей, которые меня не осуждают, которые меня не боятся.

Но больше всего поразило меня то, что они были живы. В их глазах была жизнь. И тогда у меня появилась надежда, что и у меня так будет. С того момента моя жизнь изменилась.

Мне предложили стать волонтеркой. Врачи центра СПИДа меня тоже очень поддерживали. Я ездила к детям в детский дом, где находились ВИЧ-позитивные дети. Там был замечательный главный врач, он и сейчас там работает. Это был единственный детский дом, который принимал волонтеров, потому что другие отказывались. Там было три разных группы — ведь среди детей, от которых отказались ВИЧ-позитивные матери, были и здоровые дети.

Потом мне предложили открыть детское направление работы. «Детское» — это не только о детях, ведь там, где дети — там и мамы, и беременные. Это было мое дело. Это было то, чем я жила.

Нам предоставили большое помещение, которое мы разделили на зоны — игровая, зона для консультаций. Там я проводила первые информационные занятия для беременных и рожениц.

У меня не так много было информации, но мне хотелось поддержать каждую женщину, чтобы они ни в коем случае не теряли надежды, что у них есть 98% шансов, что ребенок будет здоров. Чтобы женщины имели поддержку и не отказывались от своих детей.

В первые годы я сама не до конца в это верила. А в результате — убедилась на собственном опыте. Когда дети рождались, они были здоровы. Правда, тогда полтора года ждали окончательного заключения о статусе ребенка.

Это сегодня женщина может узнать результаты первых анализов уже в первые два месяца жизни ребенка. Благодаря этому, если первый ПЦР положительный, можно начать терапию. Это сохраняет ребенку жизнь. Поэтому сегодня женщины уже не живут в страхе первые полтора года. Тогда было очень важно поддержать женщин в этот период.

Член правления благотворительной организации
Член правления благотворительной организации «Позитивные женщины» Вера Варига в офисе в Киеве, 4 ноября 2019 года <p>Анастасия Власова/hromadske</p>

Впоследствии у вас была вторая беременность, родился второй ребенок. Все было по-другому?

Да, абсолютно. Когда я забеременела вторым сыном, у меня не было не только страха, но даже тени сомнения в том, что он будет здоров. Возможно, совсем немного, в момент родов — но это скорее связано с травмой тяжелых первых родов. Я понимала, что он будет здоров, если уж даже первый сын, Даня, был здоров — и это при том, что во время первой беременности я не принимала терапию, а роды были тяжелые.

Кроме того, сегодня мы работаем над тем, чтобы достичь 100% непередачи вируса от ВИЧ-положительной матери к ребенку.

Для этого и государство должно прилагать много усилий, привлекать СМИ. Это другие подходы, это связано с так называемыми «маршрутами пациентки». Усиленное обучение гинекологов, медиков с целью того, чтобы они могли каждую беременную женщину мотивировать сразу — от того момента, когда она узнала о своем ВИЧ-статусе — начать получать профилактическую терапию. Потому что те 2% случаев, которые у нас есть сегодня — это результат отказа или позднего начала приема профилактики.

И даже тогда не все потеряно. Даже если женщина начала прием терапии на 9-м месяце беременности, то есть прописанные в протоколах механизмы. После родов ребенку будут давать специализированную профилактику в течение первых 28 дней жизни. И тогда ребенок будет здоров. Поэтому очень важно правильно доносить информацию до женщин.

Кроме того, вирус может передаваться через грудное молоко матери. Поэтому сейчас, если мы хотим выйти на 0% передачи вируса от ВИЧ-положительной матери к ее ребенку, все протоколы советуют отказаться в такой ситуации от грудного вскармливания.

В то же время, в развитых странах эти протоколы уже меняются. Там, где нет эпидемии такого уровня, терапия убирает вирусную нагрузку не только из крови, но и из всех биологических жидкостей организма. Из грудного молока в том числе.

Но кормить ребенка или нет — это будет решением женщины. Даже если у нас изменятся протоколы. Некоторые женщины очень переживают, что не могли сами кормить ребенка. А для других значительно более сильным является страх инфицировать ребенка, даже если шансы равны 0,05%.

Членк правления благотворительной организации
Членк правления благотворительной организации «Позитивные женщины» Вера Варига, Киев, 4 ноября 2019 года <p>Анастасия Власова/hromadske</p>

Об открытии статуса близким, окружению и врачам

Как рассказать о своем ВИЧ-статусе близким людям? Как вы научились это делать?

Когда я выходила замуж, я просила мужа рассказать о моем статусе его родителям. Он фактически был первым человеком, на котором мы ставили эксперименты — как раскрывать свой ВИЧ-статус другим.

Он приехал из Харькова в Киев к своим родителям на неделю. И каждый день он что-то рассказывал о ВИЧ, о том, как он работает волонтером в одной организации. Он подсовывал им брошюры. В то же время на протяжении всей недели он много рассказывал обо мне. И в последний день он сказал родителям, что должен рассказать им нечто важное.

Они ответили, что уже и сами догадались. Они прочитали в брошюрах о том, что это не смертельная болезнь. Что с этим можно жить и рожать здоровых детей, можно планировать беременность. Мама получила для себя ответ о том, что риск инфицирования ее сына минимален. Они очень хорошо приняли меня в свою семью.

Вместе с тем, когда мы переехали в Киев, я понимала, что в начале мне лучше не выступать публично в СМИ. Меня хорошо приняли родители мужа, но они не были готовы к тому, чтобы их невестка рассказывала о своем ВИЧ-статусе в медиа.

При раскрытии статуса мы должны понимать, как наши близкие будут чувствовать себя, когда их об этом будут спрашивать их знакомые: соседи, коллеги. Повлияет ли это на их самочувствие. Поэтому несколько лет я не говорила в прессе о своем ВИЧ-статусе.

Сегодня мы в организации «Позитивные женщины» работаем над так называемыми «модулями открытия статуса» разным людям.

Рассказали ли вы об этом своим детям, когда они подросли? Нужно ли это делать?

Мои дети всегда ходили на мероприятия для ВИЧ-позитивных детей. Они знали, что мама работает в организации, где помогают детям с этим диагнозом. Но со временем выяснилось, что они меня с этим ассоциируют.

Затем они заметили, что я постоянно принимаю таблетки. Сначала это было два раза в день, сегодня я принимаю один раз в день.

Сначала я говорила о вирусе в крови, который является хроническим, и я буду пить таблетки, пока нет лекарства от этой болезни. Но дети взрослеют, и пришлось им рассказать.

Например, ВИЧ-позитивным детям советуют говорить об их статусе до того, как они начинают читать.

Если сделать позже — у детей появляются страхи. Они видят много признаков, что вокруг ВИЧ, СПИД (например, вывеска на СПИД-центре), таблетки. Но им не говорят, что с ними происходит. Дети закрываются, и чем больше тайн, тем труднее. «Человек боится только того, чего он не знает» — так мы объясняем это в наших брошюрах.

Мои дети здоровы. Мне нужно было донести им информацию таким образом, чтобы они не боялись и не переживали за меня. Рассказывать нужно было тоже по-разному.

Мой старший — очень активный, он постоянно говорит. С другой стороны, он быстро воспринимает информацию и она как бы пролетает сквозь него. Его очень легко отвлечь. Поэтому, например, я понимала, что, когда я ему скажу, то мне нужно будет сразу отвечать на большое количество вопросов. А уже на следующий день он не будет задавать вопросов, но мне нужно будет вызвать его на разговор, чтобы убедиться, что он все правильно понял.

Младший сын — наоборот, он услышит, он будет думать и, возможно, через день он задаст вопрос. Он такой вдумчивый философ, медленный. Он совершенно другой.

Мои дети знают все — и о лечении, и о том, как работает терапия, и почему я безопасна для других людей. Но страх потерять маму все равно присутствует.

Как рассказать о своем ВИЧ-статусе врачу и всегда ли нужно это делать?

Здесь надо рассказывать так, чтобы обезопасить себя. Ты можешь рассказать так, чтобы обеспечить себе доступ к услуге. Это так называемое «кризисное раскрытия статуса».

Потому что мы не обязаны рассказывать всем врачам о том, что мы инфицированы. Ведь универсальная профилактика прописана во всех протоколах и приказах. Универсальная профилактика — это значит, что каждый человек, который обращается за медицинской услугой, должен рассматриваться как потенциально ВИЧ-инфицированный. Для этого и разработаны методы универсальной профилактики.

Для меня лично важно, чтобы мой врач знал, что я ВИЧ-инфицирована. Но на наших групповых занятиях я стараюсь донести мысль, что существуют медицинские услуги, когда это неважно. Например, когда человек идет к стоматологу, необязательно говорить о своем ВИЧ-статусе. Потому что врач обязан надевать очки и работать в перчатках.

Если вы приходите к терапевту с ангиной, вы тоже можете не говорить о ВИЧ, так же как вы не говорите врачу обо всех своих хронических заболеваниях. Врачи, как правило, все это хорошо знают. К тому же, сейчас есть много курсов по повышению квалификации. Семейные врачи обязаны пройти такие курсы, потому что к ним точно будут обращаться ВИЧ-инфицированные люди.

Член правления благотворительной организации
Член правления благотворительной организации «Позитивные женщины» Вера Варига, Киев, 4 ноября 2019 года <p>Анастасия Власова/hromadske</p>

О стигме, уголовную ответственности и гендерно-ориентированной помощи

А в каких случаях ВИЧ-позитивный человек обязан раскрывать свой статус?

В Украине сейчас действует 130 статья Уголовного кодекса, которая касается ВИЧ-позитивных людей. Каждый такой человек несет административную и уголовную ответственность за сознательное или умышленное инфицирование другого человека.

Статья звучит вроде бы логично, однако на практике работать не может — ведь доказать факт заражения почти невозможно. В то же время у нее есть обратный эффект. Под давлением уголовной статьи люди банально боятся рассказывать о своем статусе, а значит — способствуют распространению инфекции в Украине.

Поэтому мы говорим о необходимости декриминализации этой статьи.

Кроме того, в Украине существует отдельный закон о СПИДе, который надо отменить. Потому что ВИЧ — это заболевание в ряду других инфекционных заболеваний. И даже тот факт, что его выносят в отдельный закон, уже несет в себе стигмы.

Нужно проводить просветительскую работу, разъяснять, а не держать людей в страхе. Наличие «позитивного» статуса не должно быть приговором в жизни.

В фокусе работы вашей организации — женщины, а не мужчины. Почему так?

Меня часто об этом спрашивают. Обычно, я отвечаю: мы работаем с женщинами, а если вы создадите соответствующую организацию, которая будет помогать мужчинам — мы поддержим!

У нас пока растет женская эпидемия, причем в возрасте от 15 до 25 лет молодые девушки инфицируются вдвое чаще, чем юноши (6,7% против 3,6% от всех ВИЧ-инфицированных).

Должно быть сексуальное образование. Ведь женщины биологически более уязвимы. А из-за нехватки сексуального образования девушке нередко неудобно самой предлагать презерватив.

ВИЧ сегодня — это все еще болезнь «плохих людей»?

К сожалению да. Я получаю звонки на нашу горячую линию, и знаю, что сегодня, в 2019 году, женщине могут отказать в лечении, направить в специализированный центр СПИДа. А ребенка с ВИЧ могут изолировать: кум сказал брату, брат еще кому-то, узнали в школе, в классе — а там родители других детей решили, что такой ребенок не имеет права учиться в классе. И это происходит сегодня.

А речь идет о ребенке. Это стигма, которая навешивает ярлыки именно «плохих людей». Таким людям не сочувствуют, их хотят отправить на другую планету.

Член правления благотворительной организации
Член правления благотворительной организации «Позитивные женщины» Вера Варига, Киев, 4 ноября 2019 года <p>Анастасия Власова/hromadske</p>

Не сочувствуют, как в случае с другими хроническими болезнями — с диабетом, например.

Потому что ВИЧ — это тема секса, наркотиков. И это всегда вызывает такую реакцию, хотя сексом занимаются все. И никто не может быть уверенным в партнере, и никто не застрахован.

Сегодня больше всего ВИЧ обнаруживают у женщин в возрасте за 40 лет, и сразу в третьей или четвертой стадии, когда иммунитет уже разрушен. Большинство из этих женщин никогда не занимались секс-работой, никогда не принимали наркотики. Они никогда себя не ассоциировали с ВИЧ. И здесь узнают об этом статусе, когда уже начинают болеть, когда появляется симптоматика. И в этот момент им больше всего нужна поддержка.

А лучше всего работает поддержка на равных, как мы это делаем в нашей организации. У нас группы взаимопомощи есть и в Киеве (Киевлянка+), и в тринадцати других регионах страны.

Потому что каждый человек ценен независимо от того, какое у него заболевания. Сахарный диабет или ВИЧ. Это должно быть поводом поддержать этого человека, а не осуждать его.

35Трудно поверить, что ВИЧ и СПИД были обнаружены только около тридцати лет назад. К сегодняшнему моменту это бедствие прошло путь от неизвестной болезни до глобального кризиса и унесло более тридцати миллионов жизней. Несмотря на прогресс, от СПИДа по-прежнему умирает около восьми тысяч американцев в год. В других странах мира, в частности, к югу от Сахары, ситуация гораздо более тяжелая: около 15 % населения заражены СПИДом в некоторых странах этого региона. Есть некоторые интересные факты о ВИЧ и СПИДе, которые полезно знать каждому.

Откуда взялась эта болезнь

Существует два штамма ВИЧ: ВИЧ-1 (который происходит от шимпанзе) и ВИЧ-2 (от маленькой африканской обезьяны). В рамках этих двух есть также несколько суб — штаммов. Самая опасная разновидность, бесспорно, — ВИЧ-1. Когда именно ВИЧ-1 сделал шаг к людям, мы уже не узнаем, но большинство ученых согласны с тем, что это произошло незадолго до 1931 года и, вероятно, стало следствием пристрастия некоторых племен к мясу шимпанзе.

Вирусы не являются живыми в традиционном смысле слова, и они часто бросают вызов нашему пониманию того, как организмы ведут себя и развиваются. Считается, что самые ранние штаммы ВИЧ, инфицировавшие людей, были мягкие и часто уничтожались иммунной системой. За многие годы вирус стал выносливее, мутировал, произошли его рекомбинации. К началу 80-х годов ХХ века, когда он был впервые выявлен, он стал практически смертным приговором.

Самые первые случаи

Самый ранний подтвержденный случай СПИДа у человека был обнаружен в Киншасе, столице Демократической Республики Конго. Вирус был обнаружен в сохранившихся образцах тканей в 1959 году. Болезнь перенеслась через Атлантику через десять лет: первый известный американец из Миссури, подросток по имени Роберт Рейфорд, умер от СПИДа в 1969 году. Врачи считают, что Рейфорд был, вероятно, мужчиной-проституткой. К 1977 году СПИД начал уносить человеческие жизни в Европе. Норвежский моряк Арвид Ной был первой известной жертвой.

Существует ряд доказательств того, что СПИД обошел Европу после Второй мировой войны, оно основывается на волне детских смертей от аденовирусных заболеваний, которые поражают людей с ослабленной иммунной системой. Их присутствие почти верный признак того, что пациент болен СПИДом. Голландский исследователь проследил путь эпидемии до балтийского порта Данциг, откуда она распространилась по всему континенту. Считается, что это произошло из-за широко распространенной тогда практики повторного использования игл от шприцев. Удивительно, что умерло только около одной трети детей, видимо, потому, что вирус, которым они заразились, еще не полностью превратился в свою смертельную версию, которую мы знаем сегодня.

35

Нулевой пациент

Франко-канадского стюарда Гаэтана Дугаса часто называют «тифозной Мэри», «чумой» или «нулевым пациентом» СПИДа в Америке. Это спорная точка зрения, так как Дугас, конечно, не был первым человеком, который заразился СПИДом, в США или даже в Северной Америке. Первым известным американцем был подросток из Миссури, умерший в 1969 году. Однако очень возможно, что распущенность Дугаса стала причиной широкого распространения болезни. Очень многие из ранних случаев заражения, диагностированных в США, определенно были связаны с Дугасом. Его карьера в качестве стюарда позволяла ему легко перемещаться между крупными городами, его привычка посещать гей-сауны привела контактам с сотнями других людей, которые в свою очередь, вероятно, также развлекали нескольких партнеров. Это привело к резкому распространению болезни, произошедшему в 1980-х. Гаэтан Дугас умер в 1984 году от почечной недостаточности, вызванной инфекцией.

Маскировка вируса

35

ВИЧ и СПИД являются гораздо более страшным, чем другие заболевания, благодаря своей способности обходить иммунную систему и затем уничтожить ее. Когда вирус попадает в организм, он «замаскирован» углеводными молекулами сахара, которые цепляются к его поверхности и «обманывает» организм: вирус воспринимается как питательное вещество. Тем не менее, исследования показывают, что мы в состоянии использовать эту особенность против ВИЧ. Молекулы сахара, которые он использует, немного отличаются от тех, которые обычно находятся в организме человека, — настолько, что возможно синтезировать вакцину, чтобы помочь организму выявлять вирусы и заставить иммунную систему атаковать их.

Знаменитости, пострадавшие от СПИДа

Много известных людей стали жертвами СПИДа, например, звезда тенниса Артур Эш фронтмен группы «Queen» Фредди Меркьюри. И многие из этих людей (как и всех заболевших вообще) заразились от простого переливания крови, а не потому, что вели распущенный образ жизни. Такова была судьба знаменитого писателя-фантаста Айзека Азимова, который заразился во время операции шунтирования. Пожалуй, самый известный случай – это Мэджик Джонсон, который регулярно появляется в спортивных телевизионных шоу, выглядя здоровым, несмотря на то, что у него ВИЧ уже более двадцати лет. Есть люди, которые утверждают, что их богатство позволяет им пользоваться экспериментальными препаратами.

Глобальная инфекция

Биологическое оружие было известно с древних времен: захватчики перебрасывали чумные трупы через стены осаждаемых городов, одеяла заражались вибрионами оспы – это только некоторые примеры. Может быть, нас и не должно удивлять, что ВИЧ и СПИД иногда используется в качестве оружия, но на самом деле это, конечно же, пугает. В южноафриканских тюрьмах изнасилование инфицированным заключенным применяется в качестве наказания.

35

Есть другие случаи, такие, как с Нушоном Уильямсом из Нью-Йорка. Он занимался сексом с десятками, а возможно, даже с сотнями женщин уже после того, как узнал, что он ВИЧ-положителен. Он заразил, по меньшей мере, четырнадцать женщин, и двое его детей родились инфицированными, но фактическое число жертв может быть гораздо выше. Хотя тюремное заключение Уильямса закончилось в 2010 году, государство оставило его за решеткой как представляющего опасность для общества, суд в настоящее время пытается приговорить его к постоянному заключению.

Гемо-гоблин

Не всякий супергерой ходит в любимцах у публики: на каждого Бэтмена или Росомаху найдется свой злодей. Некоторые из таких персонажей находятся просто за пределами понимания. Например, Гемо-гоблин из серии комиксов «Новая Стража» 1988 года (когда понимание СПИДа находилась еще в зачаточном состоянии). Гемо-гоблин был ВИЧ-инфицированным вампиром, которого использовали группы белых националистов, чтобы заражать представителей других наций. Он заражает ВИЧ предположительно гомосексуального супергероя Экстрано и сам умирает от СПИДа. К счастью, все это происходит в пределах одного выпуска комикса.

Иммунитет

Хотя вполне вероятно, что никто не является по-настоящему защищенным от ВИЧ и СПИДа, есть некоторые люди, которые обладают сильным иммунитетом против болезни. Ученые обнаружили, по крайней мере, два различных способа адаптации. При одной из них инфекции отталкивается сразу, а при другой ВИЧ не способен развиться в СПИД. Первая из них является генетической мутацией в основном народов Скандинавии. Она называется CCR5-дельта 32 и не допускает проникновения вируса в клетки. Ученые считают, эта мутация может иметь исторические корни в Европе, подвергавшейся множеству смертельных болезней.

В большинстве случаев инфицирования ВИЧ, если человек не принимает большого количества лекарств, это всего лишь вопрос времени, когда он умрет. Тем не менее, есть несколько случаев (около 1 к 300) , когда иммунная система побеждает заболевание. Такие люди названы «ВИЧ-контроллерами», они, судя по всему, обладают несколькими белками в крови, которые отличаются от большинства, и это держит вирус в узде. Ведутся исследования того, как эта разница в геноме может остановить прогрессирование ВИЧ у тех людей, кому не так повезло.

Случай Джефри Бауэрса

В 1984 году молодой юрист Джеффри Бауэрс нашел работу в «Бэйкер и МакКензи», одной из крупнейших фирм в мире. Вскоре после этого у него начались симптомы СПИДа, в том числе саркома Капоши. Несмотря на получение удовлетворительных отзывов от начальства, Бауэрс был уволен, а фирма не выполнила свои обязательства. Бауэрс обратился в отдел по правам человека штата Нью-Йорк. Его дело было одним из первых случаев дискриминации из-за СПИДа в истории права. Судебный процесс начался 14 июля 1987 года. К сожалению, Бауэрс прожил только два месяца с этого момента. Дело затянулось еще на шесть лет, фирма в конечном счете была оштрафован на $ 500 000 в качестве возмещения ущерба плюс деньги, которые Бауэрс заработал бы, если бы не был незаконно уволен. Иск был в конечном итоге урегулирован во внесудебном порядке, и фирма возместила убытки семье Бауэрса.

История Джеффри и интервью с его родственниками легли в основу фильма Тома Хэнкса «Филадельфия». Продюсеры обещали выплаты семье, когда фильм выйдет на экраны, но права на фильм были проданы другой студии. Семьи Бауэрса подала в суд, и снова спор был урегулирован во внесудебном порядке за неизвестную сумму. Фильм получил несколько наград, в том числе Оскара за лучшую мужскую роль Тома Хэнкса.

Поиск лекарства

В последние месяцы новости пестрели сообщениями о близком создании лекарства от СПИДа, о новых захватывающих исследованиях и чудесных рассказах выживших. История Тимоти Брауна особенно вселяет надежду: он прожил с ВИЧ больше десяти лет. Когда ему был поставлен диагноз лейкемия, врачи сделали ему пересадку костного мозга, полностью заменив его донорским с мутацией, позволяющей бороться со СПИДом. Сегодня Браун не является ВИЧ-положительным. Никакой угрозы здоровью не осталось. К сожалению, процесс замены костного мозга крайне рискован сам по себе – остается 40% риск смерти. Очевидно, что многое еще должно быть сделано, прежде чем этот способ можно будет считать действенным лечением.

В Миссисипи ребенок, родившийся от матери с ВИЧ, был вылечен после интенсивной терапии антиретровирусными препаратами вскоре после рождения. Ребенку в настоящее время около трех лет, и у него нет признаков инфекции.

Конечно, эти случаи являются редкостью, и врачи предостерегают от напрасных надежд. Раннее выявление болезни по-прежнему является ключевым фактором для долгой жизни после заражения ВИЧ. До момента, когда будет получено лекарство от вируса, еще долгий путь.

35

Будьте здоровы!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *