Хвост

• наличие у живых организмов признаков, свойственных их далеким предкам

• блохи, доставшиеся Шарикову от Шарика (признак)

• неожиданное «воспоминание» природы

• появление у организмов признаков, отсутствовавших у их ближайших предков, но существовавших у очень далеких предков

• проявление у потомка признаков, свойственных его отдаленным предкам

• биологическая аномалия

• появление вырожденных признаков

• телесное напоминание о пройденной эволюции

• хвост у человека

• появление признаков далеких предков

• появление признаков, свойственных далеким предкам

• копчик как напоминание нам о далеких предках

• когда хвост у человека

• трехпалость у лошадей

• реверсия организма, рудименты

• «эхо» предков в эволюции

• пережиток прошлого

• признаки предков

• копчик у человека

• признак далекого предка

• признаки далеких предков

• признак далеких предков

• биологический привет из прошлого

• реверсия иначе

• признак от пращура

• Наличие у потомков признаков, присущих предкам

• Появление у человека, животных или растений признаков, свойственных их отдаленным предкам

• Появление у потомка признака далеких предков

• Пережиток

Вадим Деружинский

«Аналитическая газета «Секретные исследования»

У вас нет хвоста? Жаль, потому что почти у всех других зверей хвост есть. И отсутствие хвоста у человека выглядит довольно странным.

ЖИЗНЬ С ХВОСТОМ

Есть такой детский стишок: «Внимание, внимание! Говорит Германия! Сегодня под мостом поймали Гитлера с хвостом». Почему Гитлер оказался с хвостом — неясно, как, впрочем, непонятно и то, принадлежал ли упомянутый хвост самому Гитлеру, а не был в его руках частью чучела какого-нибудь зверька. Одни загадки. Однако забавно себе представить человеческую жизнь, если бы люди обладали хвостами. Что вполне могло бы быть, так как хвосты есть почти у всех животных. И сей хвост должен был бы быть у человека как нормального животного существа. Закроем глаза и представим на минуту…

Другим был бы весь покрой одежды: для хвостов шили бы изящные футлярчики (чтобы хвост не мерз на ветру), или же хвосты просовывали бы через дырочки в штанах и юбках — чтобы хвост дышал свежим воздухом и радовал взор прохожих. Впрочем, вполне возможно, что пуританские взгляды заставили бы прятать хвосты как интимную деталь тела. В таком случае хвост стал бы сексуальным органом, вызывающим прилив страсти. Однако трудно себе представить, например, купальный костюм, который прячет огромный хвост. Скорее всего, хвост было бы позволено свободно показывать на публике.

Дети на уроках физкультуры в школе подтягивались бы на хвостах на шведской стенке, а правила футбола и хоккея запрещали бы игрокам дотрагиваться до мяча хвостом (а болельщики во время матча гневно бы кричали — «Гол не считается, он его хвостом забил!»). Подобно тому, как продается крем для рук или крем для ног, в косметических магазинах продавался бы и крем для хвоста: стремящиеся к привлекательности женщины мазали бы свои хвосты кремом — чтобы хвост не старел и выглядел помоложе.

А вот на заводах и фабриках хвост был бы всегда источником травматизма: он висит сзади и за ним трудно углядеть — того и глядишь, угодит в какой-нибудь станок или того хуже — под резак или пресс. Были бы типичны сообщения в прессе: прорабу такому-то отдавило хвост на стройке. Зато каратистам хвост был бы весьма полезен — они с помощью хвоста могли бы наносить совершенно новые опасные удары. И милиционерам было бы проще ловить убегающих преступников — во время погони следовало бы только изловчиться и поймать криминальный элемент за хвост. И, держа за хвост, препроводить в отделение.

Отразилось бы наличие хвоста и в литературе. Например, Шолохов мог бы написать что-то вроде такого: «Секретарь партийной ячейки Макар Нагульнов встал и твердым голосом сказал: «Коммунистическая партия поручила нам расстрелять всех крестьян деревни»; коммунисты одобрили это решение, в знак согласия дружно виляя своими хвостами».

Одним словом, жить с хвостом было бы веселее. Но почему же мы живем без хвоста?

Впрочем, это не совсем так. У некоторых людей иногда хвосты вырастают…

ЛЮДИ С ХВОСТАМИ

Вот, например, путешественник У. Слоун в 1910 году описал необычайное открытие. В глубине пустыни Новой Гвинеи он якобы встретил племя туземцев, каждый из которых имел хвост, точнее, отросток сзади длиной не более хвоста собаки. В связи с этим построенные на сваях дома имели дырки в полу, через которые жители просовывали наружу свои хвосты во время сна (спали они на голом полу). Вполне понятно, что члены Парижского антропологического общества отнеслись к этому баснословному открытию весьма скептично.

Однако в прошлом все-таки были известны описания таких племен, но ни одно из этих описаний не было подтверждено. В XIII веке, например, Марко Поло писал, что жители Суматры все до единого имели хвосты, как у собаки. В 1890 году ученый Поль д’Энджой поймал члена индокитайского племени мои, который имел хвост длиной 25 см. Исследователь заверял, что все мои имеют хвосты, но из поколения в поколение хвосты становятся все короче в результате скрещивания с бесхвостыми соседними племенами.

Скептицизм французских антропологов немного поубавился в 1928 году, когда доктор Неделес нашел в Сайгоне восьмилетнего мальчика, имеющего 15-сантиметровый хвост. Сделанный им фотоснимок этого чуда природы получил всемирную известность. В 1930 году доктор Веласкес из Сан Педро проинформировал общество о том, что, однажды купаясь в море поблизости от Сан Труило в Гондурасе, видел на пляже «караибскую женщину, которая сбросила одежду, обнажив хвост не менее 20 сантиметров длиной, по виду которого можно было судить, что он укорочен.»

Сегодня наука полагает, что не существует нигде и никогда не существовало рас хвостатых людей, но изредка рождаются отдельные особи с хвостом. Такая аномалия может передаваться из поколения в поколение в любой расе. Особенность человеческого организма в том, что последние позвонки человеческого плода расширенные. По мере развития плода хвостовая кость постепенно сокращается и при рождении ее не видно вовсе. Чем вызвана аберрация, результатом которой является длинный хвост, неизвестно. Некоторые ученые считают, что это движение назад в эволюционном развитии.

Сегодня редко можно наблюдать такие аномалии, поскольку хирургическая операция ликвидации хвоста после рождения очень проста. Но вот вопрос: почему мы наличие хвоста считаем аномалией человеческого тела?

Ведь все как раз наоборот: ОТСУТСТВИЕ у человека хвоста и есть аномалия в животном мире…

ПРОБЛЕМА ПРИМАТОВ

Советский антрополог М.Ф. Нестурх писал в 1975 году в работе «Происхождение человека» о хвостатых людях следующее:

«Наконец, необходимо сказать и о случаях возврата к предкам, или атавизма (от латинского «атавус» — отдаленный предок), в форме и строении различных органов. Едва ли не самый яркий пример такого возврата к предкам — рождение ребенка с хвостом. Хотя подобные случаи довольно редки, но они заставляют задумываться, почему это происходит. Для ученых совершенно ясно, что более отдаленные предки человека имели хвост, но в процессе эволюции он постепенно редуцировался (редукция — уменьшение размеров, упрощение строения или полное исчезновение органов) и снаружи исчез. Таким образом, учение Дарвина о происхождении человека от антропоидов полностью подтверждается современной наукой».

Увы, советский ученый тут нагло обманывает читателей. Рождение человека с хвостом вовсе не говорит о том, что человек произошел от антропоидов — то есть человекообразных обезьян гориллы (Африка), шимпанзе (Африка), орангутанга (Азия) и гиббона (Азия) — так как сии антропоиды хвоста не имеют. Мало того, а вот в среде самих этих антропоидов аномалий с рождениями хвостатых детенышей не описано НИ ОДНОГО. Поэтому атавизм в виде хвоста показывает, что если этот атавизм активно присутствует у человека, но совершенно отсутствует у антропоидов, то древнейшим существом является именно человек, а антропоиды (гориллы, шимпанзе, орангутанги и гиббоны) произошли от человека, а не наоборот, как пытается показать дарвинизм.

В самом деле: если наш атавизм в виде хвоста отражает родство с древним предком — то каким именно? Это явно не указанные выше антропоиды, хвоста не имеющие, а кто-то другой. А самое главное — этот атавизм показывает, что ИМЕННО ЧЕЛОВЕК утратил в свое время хвост, а не антропоиды.

Найденные впервые в 1872 году, а затем в 1956 году в угольных шахтах Тосканы (Италия) кости прямоходящего ореопитека, а затем многие другие подобные находки склоняли многих палеонтологов к неожиданному выводу, что «человек старше обезьяны», за что сразу ухватились католические пропагандисты, видя в этом опровержение дарвинизма.

Известные американские ученые Майкл Кремо и Ричард Томпсон в книге «Запрещенная археология» описали тысячи «неугодных науке» палеонтологических находок, прямо указывающих на то, что человек старше обезьяны. Это вовсе не подтверждает правильность воззрений теологов, а только опровергает ошибочные гипотезы дарвинистов. У дарвинистов как-то в тени остается сам вопрос происхождения антропоидов: от кого и как они произошли? Удивительный факт заключается в том, что при попытке найти общего предка человека и шимпанзе (или гиббона), оказывается, что этот предок был намного развитее современных человекообразных обезьян. Получается странная вещь: сей предок не только развивался в человека, но одновременно ДЕГРАДИРОВАЛ в обезьян!!! Как такое возможно?

Ни один серьезный ученый в здравом уме никогда не признает, что некий общий предок человека и антропоидов одновременно развивался в человека, но при этом одновременно деградировал в гориллу, шимпанзе, орангутанга и гиббона. Остается только один вариант: что эти антропоиды произошли от человека.

Ситуация кажется крайне странной: наш предок вначале потерял хвост ради человеческого образа жизни, а также обрел прямохождение и научился поедать мясо (и себе подобных), а затем снова все утратил и уже без хвоста опять полез на ветки, дав миру шимпанзе и гиббона.

Но в любом случае, говоря об эволюционной потери человеком своего хвоста, мы никак не можем опираться на антропоидов: они тоже хвоста не имеют, но и человеком не стали (то есть, утрата ими хвоста не может иметь те же причины, по которым хвост утратил человек). Если полагать, что человек и антропоиды якобы произошли от одного общего предка, то неясно, почему они все утратили хвост, но человеком стал только человек, а антропоиды вернулись к жизни приматов на деревьях, хвоста не имея, хотя именно для такого образа жизни на деревьях хвост крайне необходим. Вот и получается, что не человек произошел от антропоидов, а антропоиды от человека…

СПОР ДАРВИНИЗМА И ЦЕРКВИ

И тут я хотел бы немного отвлечься от темы человеческого хвоста, чтобы уточнить некоторые общие вопросы, задающие сам контекст спорам о происхождении человека.

Этот спор сегодня доведен до уровня маразма. Дарвинисты почему-то считают, что Библия отвергает эволюцию — и это же считают теологи. Где они такое в Библии прочитали — непонятно. Дарвинисты утверждают, что открытия в области наследственности и генетики якобы опровергают Библию. Да ничего подобного!

Если бы Бог сотворил виды неизменными, не способными к эволюции, то Он создал бы существ бесполыми, как амеба, которая полностью передает свой наследуемый материал потомству. Но вместо этого Творец создал мужчину и женщину — половые различия, при которых наследуемый родителями материал распределяется потомкам не целиком, а выборочно, по законам генетики, которые Творец, создавая половые различия, конечно, при этом и предусматривал.

Зачем это надо, если виды якобы неизменные? Получается, само создание мужчины и женщины уже говорит о факте заложенной Творцом Эволюции.

Известный австрийский философ-марксист Вальтер Холличер писал в фундаментальной книге «Природа в научной картине мира»: «Дифференцированные в половом отношении виды животных и растений быстрее приспосабливались к окружающему миру, чем недифференцированные. У них были лучше шансы для распространения, и им, таким образом, благоприятствовал естественный отбор».

Однако это не «заслуга естественного отбора», так как в Библии прямо и сказано, что Творец сразу создал половые различия для цели «плодиться и размножаться». Холличер в своей фразе фактически пересказывает книгу Бытие, правда, уточняя, что Творец создал половые различия для естественного отбора.

Вообще говоря, противоречие устраняется тут легко: если вчитаться в Бытие, то становится ясно, что Творец и создал живых существ именно для естественного отбора — «плодитесь и размножайтесь» в половых различиях и по законам генетики. В противном случае Творец не создал бы ни половых различий, ни самой генетики. Да и как, в самом деле, могут твари плодиться и размножаться на Земле, имея, согласно Библии, половые различия (а значит, и гены), но при этом — оставаясь вне Эволюции? Это абсурд. Получается, Эволюция предусмотрена Творцом и на нее указывается в Библии, да вот саму Библию поняли превратно как ученые, так и теологи.

Что на это может возразить дарвинизм? Да ничего. Я не хочу тут защищать религиозные взгляды на Эволюцию, так как их не разделяю, но сей крайне примитивистский подход дарвинистов, увы, дискредитирует вообще идею Эволюции. А у нее, уверен, совсем иные движущие мотивы, чем случайный отбор Дарвина.

Сам Дарвин писал: «Наше незнание в отношении законов изменчивости глубоко. Ни в одном из ста случаев не в состоянии мы указать причину, почему та или другая часть организации изменилась» (Ч.Дарвин, Происхождение видов путем естественного отбора, Соч., т.3, стр. 197). За полтора века дарвинисты не продвинулись тут ни на шаг.

Дарвин ошибался во всем. Случайные изменения не являются видообразующими, а само видообразование — не постоянный процесс, якобы никогда не совершающийся скачкообразно, о нем Дарвин ошибочно писал: «Естественный отбор действует, только пользуясь каждым слабым последовательным отклонением; он никогда не может делать внезапных скачков» (там же, стр.219). Однако через 100 лет большинство биологов отвергало эти представления, например, немецкий биолог Сегал после несчетных попыток проверить умозрительные предположения ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО писал: «Развитие происходит СКАЧКООБРАЗНО от одной формы к другой» (J.Segal, Entwicklung und Vererbung, Berlin, 1956, S.19). И там же:

«Мы должны признать ту точку зрения, что скачки являются не малыми и незаметными, как полагал Дарвин, а большими и бросающимися в глаза, причем промежуточные формы быстро сходят со сцены. Этим также объясняется проблема отсутствующих промежуточных форм в палеонтологии. Стабильные формы многочисленны, остаются постоянными на длительные периоды времени и получают широкое географическое распространение. Они обладают поэтому большей возможностью остаться в виде окаменелостей, чем кратковременно существующие, бедные индивидами и, по-видимому, имеющие ограниченное распространение недостаточно приспособленные переходные формы».

Как мы видим, научные данные опровергают предположения Дарвина, но вместо поиска реальных и естественных механизмов Эволюции дарвинисты вынуждены отвергать скачкообразность появления новых форм — так как она отвергает главное в дарвинизме: предположение о случайном отборе. Дарвинисты боятся, что признание скачкообразности Эволюции даст возможность теологам утверждать, что Творец просто время от времени «подбрасывает» на Землю новые виды. Это нелепый подход — отвергать научные данные только потому, что они не вписываются в текущие представления и вызывают маразматические страхи, а опираться только на то, что соответствует узаконенным догмам-предположениям.

Дарвин также показал полное непонимание того, что такое прогресс в развитии. Все выживающие существа — коль они выживают — являются более или менее достаточно приспособленными к окружающей их жизненной среде. А следовательно, они находятся на одинаковом уровне жизненного совершенства. Так зачем им куда-то эволюционировать? Дарвин не смог показать, ни каковы пути этого развития, ни чем они определяются.

В итоге известнейший биолог Дж.Б.С. Холдейн в книге «Причины Эволюции» разбил в пух и в прах все умозрительные попытки Дарвина найти эти причины Эволюции и ответил на глупейшую сентенцию Дарвина о том, что «обезьяна была заинтересована стать человеком», так: «Переход от обезьяны к человеку мог бы показаться обезьяне переходом к худшему».

И в самом деле: современные обезьяны не выказывают никакого желания эволюционировать в человека. Так с чего бы им такое желание приписывать в древности?

В общем, тут так много неясного в самых фундаментальных вещах, что на их фоне теряется вроде бы мелкий вопрос: почему человек утратил свой хвост? Он кажется ученым настолько маловажным, что никто его и не обсуждает. Мол, утратил — и утратил.

ДЕМАГОГ ЭНГЕЛЬС

Жил в XIX веке уже забытый сегодня философ демагогического толка по имени Фридрих Энгельс. Этот схоласт написал хорошо известную в свое время книжку «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека». В этом названии меня более всего впечатляет слово «превращение» — слово из детских сказок, эдакая магия по превращению одних существ в другие и обратно. В книжке автор утверждал, что обезьяну в человека превратил труд. Надо полагать, что если человек трудиться не будет, то он обратно в обезьяну превратится. Имеют ли такие детские рассуждения что-то общее с наукой? Сомневаюсь.

Уже упоминавшийся философ-марксист Вальтер Холличер писал в фундаментальной книге «Природа в научной картине мира» (М., Прогресс, 1966, стр. 480): «Сознание буржуазного класса, чуждого физическому труду и даже принижавшего этот труд, было не в состоянии последовательно оценить роль труда в процессе формирования человека. Лишь идеологи рабочего класса смогли полностью раскрыть истинные движущие силы процесса становления человека».

Однако Вальтер Холличер тут мудрит: человека сделал человеком не физический труд, а умственный — ведь человек отличается не ростом ладоней трудовых пролетарских рук, а именно ростом объема мозга. Так какое к этому отношение имеет рабочий класс? Никакого. Интеллигенция — да. Но в марксистской картине мира вшивая интеллигенция не в почете, им эволюцию обезьяны в пролетария подавай! Физическим трудом занимаются многие существа: от муравьев до строящих плотины бобров. А вот кто умственным трудом занимается? Но ни Энгельс, ни потом прочие схоласты-марксисты про умственный труд ничего не говорят. У них человек занимался физическим трудом, а росли почему-то мозги…

Ну ладно, пусть физический труд сделал обезьяну человеком, поверим идеологам рабочего класса. Но как сделал? Пусть расскажут. И вот на следующей после громогласного политического заявления странице (стр. 481) философ-марксист Вальтер Холличер это рассказывает:

«Об условиях, которые дали толчок для развития уже прямоходящего обезьяноподобного существа в человека, даже и в настоящее время можно лишь догадываться».

Вот так раз! Как говорят, начал за здравие, а кончил за упокой. Вначале пролетарский пафос о том, что обезьяна превращалась не в буржуя, а в пролетария. А когда дошло до вопроса, на каком же основании такие смелые и жесткие политические утверждения, то — «а я и не знаю», и «Энгельс только предполагал…»

Чудовищный абсурд очевиден, если состыковать вместе эти две фразы-цитаты из Холличера, разделенные всего ТРЕМЯ (!) абзацами. У нас получится: «Лишь идеологи рабочего класса смогли полностью раскрыть истинные движущие силы процесса становления человека, о которых даже и в настоящее время можно лишь догадываться».

Ну не чудесно ли?!! Лично я испытываю восторг. И фраза-то вышла какая точная, прямо в десятку… Наповал.

ЗАГАДКА ЯГОДИЦ

О том, почему у человека при этом исчез обезьяний хвост, великий философ Энгельс почему-то забыл сказать: мол, это такая сущая мелочь, что и внимания не достойна.

Но хвост — это далеко не мелочь. Если поверить Энгельсу, что человека из обезьяны создал труд, то получается, что хвост не трудился — потому и отмер. Но можно ли в это поверить? У обезьяны-то (кроме антропоидов, которые, видимо, сами из человека произошли) хвост как раз является САМЫМ АКТИВНЫМ трудовым органом тела. Обезьяна хвостом достает разные предметы, или висит на хвосте, совершая те или иные действия. То есть, хвост обезьяне крайне необходим. С какой же стати он станет отмирать в ходе эволюции? Да еще если эта эволюция обезьяны в человека обусловлена трудом?

Мешал ли хвост прямохождению? Нет! Наоборот, хвост как орган балансировки позволял перейти к прямохождению быстрее. Точно так хвост являлся важнейшим органом прямохождения у динозавров, ходивших на двух ногах. Отсюда у некоторых ученых возникли предположения о возможном существовании в прошлом диночеловека: прямоходящий динозавр освобождал лапы для создания орудий труда и вполне мог быть некоей «репетицией» эволюции человека, эдаким человеком из лона рептилий. У этого диночеловека хвост как раз был.

Получается, хвост и в труде помогал, и в прямохождении был необходим. Чего же он исчез?

Вообще говоря, хвост — это очень ценный орган. Не удивительно, что Природа им наделила почти всех млекопитающих. Хвост выполняет роль баланса при беге — что позволяет более уверенно сохранять равновесие тела. Является «трудовым» органом — в том числе даже у крыс. Является сигнализатором настроения животных, сигнальным органом, а бобры им делают свои знаменитые громкие шлепки. У динозавров хвост являлся даже орудием боя — взмах тяжелого хвоста (да еще с расположенными на нем роговыми наростами) был смертельным для врага. У парнокопытных хвост является единственным спасением от вредных насекомых — мух, оводов, слепней. И даже у огромного слона есть хвост — пусть маленький, тонкий, как шнурок, — но свой настоящий хвост.

Но почему у одного человека (и антропоидов) хвоста нет?

Замечу при этом, что главное отличие человека от других млекопитающих заключается в наличии мощных ягодиц, предназначенных для долгого сидения на стуле. Именно наличие таких ягодиц сделало вообще возможной всякую трудовую деятельность. Как такие ягодицы могли в ходе эволюции появиться — Энгельс не объяснял. Хотя появиться такие ягодицы в результате случайного отбора никак не могли.

Вот интересный факт. У некоторых птиц и зверей, например у страусов и африканских бородавочников, на разных частях тела (грудине, передних и задних конечностях) обнаруживаются большие выпуклые мозолистые утолщения, по-видимому, являющиеся результатом их некоторых привычек. Разыскивая пищу, дикий кабан-бородавочник становится передними ногами на колени, а страусы, отдыхая, ложатся на ноги, при этом их грудина упирается в землю.

Мозолистые утолщения у этих животных можно обнаружить на всех тех частях тела, где кожа соприкасается с землей. Появление мозолей можно считать «приобретенной» соматической адаптацией. Но что особенно интересно, так это то, что все заметные естественные мозоли, обнаруживаемые у взрослых страусов и бородавочников, уже хорошо сформированы у эмбрионов при отсутствии трения. То есть, эти особенности тела этих животных «задуманы» в материнской утробе. Это означает, что мозоли, локализованные в стратегически важных местах, закодированы в зародышевой линии!

Как кажется, и хвост имеет прямое отношение к этой теме. То есть, исчезновение хвоста у человека если чем-то и может объясняться, то только появлением мощных ягодиц, позволяющих человеку вести сидячий образ жизни, крайне необходимый для трудовой и интеллектуальной деятельности.

В самом деле: наличие хвоста мешает нормально сидеть продолжительное время. Кроме ягодиц зажатым весом тела оказывается еще и хвост. Но ягодицы-то приспособлены для этого: они являются мягкими подушками, предназначенными для выдерживания очень долгого ДАВЛЕНИЯ, и имеют для этого специальную мышечную и жировую ткань, нервная чувствительность которой самая низкая в организме (почему мы и бьем провинившихся детей по попе, а не по спине или животу). А вот хвост ничего этого не имеет, и его наличие, фактически, упраздняет все те бонусы, которые дают ягодицы.

Получается, чтобы ягодицы у человека нормально работали во славу трудовой и интеллектуальной деятельности, надо обязательно избавить человека от хвоста.

Мотивация понятна: хвост потому не нужен, что мешает человеку сидеть. А большую часть своей жизни человек проводит, вовсе не стоя и не лежа, а именно сидя. И хвост человеку просто мешал бы быть человеком — то есть, существом разумным, а не животным.

Неясно главное: КАК это избавление от хвоста произошло? В результате каких процессов?

РЕБУСЫ ЭВОЛЮЦИИ

Согласно дарвинизму, виды приобретают новые органы (видообразующие) или теряют какие-то органы в ходе случайного отбора, где выживает сильнейший.

Так давайте же проведем эксперимент: отрежем самцу и самке белки хвосты, дадим им спариться. Родятся бельчата — и им хвосты отрежем. И потом их потомству, и еще ста поколениям. Перестанут ли рождаться белки с хвостами? Нет. Это и опровергает весь дарвинизм.

Мне могут возразить — мол, я вульгарно понимаю задумку Дарвина о случайном отборе. Но помилуйте, лишение белок хвостов — это и есть фактор естественной среды, определяющий случайный отбор. В нашем эксперименте бесхвостые белки вполне отлично выживают, потому что мы их кормим и им нет необходимости прыгать в поисках пищи с ветки на ветку. Чем не фактор естественной среды? Еще какой фактор! Выходит, хвост при этом эксперименте должен сам собой у белок отмирать из поколения в поколение, пока вообще не исчезнет.

Представим себе, например, ситуацию, что жизнь на Земле так сложилась (в результате катаклизма или эпидемий), что все хвостатые белки погибают, а выжить могут только бесхвостые. Вот мы хвосты и отрезаем белкам, имитируя катаклизм. Появится ли у них бесхвостое потомство? Не появится. Так где же тогда действие этого пресловутого случайного отбора Дарвина?

Можно услышать возражение, что, дескать, такие изменения происходят за миллионы лет. Это возражение наука отвергает. Во-первых, наша окружающая среда не является такой фригидной, чтобы изменения климата и пищевых цепочек эдак плавно длились миллионы лет. Все наоборот крайне подвижно и изменчиво, и разговор о каком-то плане организма по созданию видового органа или избавлению от органа на миллион лет вперед просто абсурден. Во-вторых, наука так и не обнаружила НИ ОДНОЙ переходной формы, которая бы показывала, как в течение миллионов лет формировался некий видообразующий орган. Наука утверждает обратное: виды появляются мгновенно и полностью сформированными, никаких переходных форм в Природе не существует.

Да собственно, мы и сегодня в живой Природе не видим ни одного существа, про которое могли бы сказать: это существо формирует в течение миллиона лет некий орган, да пока не сформировало. Мол, формирует уже 700 тысяч лет — и еще тысяч эдак 300 ему осталось. Ни одного такого существа вокруг нас нет.

Сие обстоятельство, тем не менее, не мешает дарвинистам молоть чепуху про такое «формирование видовых органов в течение миллиона лет» в отношении древних времен. Мол, никто не проверит, что там давно в самом деле было. Однако маразм дарвинизма заключается в том, что раз мы сегодня не наблюдаем в Природе существ в состоянии переходной формы, а видим только законченные полностью сформированные виды, то выходит, что Эволюция окончилась.

Вряд ли здравомыслящий человек может поверить Дарвину, что Эволюция окончилась. Скорее тут дарвинизм навевает совсем другие мысли — а была ли вообще Эволюция? Во всяком случае, Эволюция а-ля Дарвин.

Как в рамках теории Дарвина объяснить исчезновение хвоста у человека? Чем полуобезьяна без хвоста может быть лучше полуобезьяны с хвостом? Отсутствие хвоста нужно только человеку для интеллектуальной и трудовой деятельности — на том уровне, где есть речь, ремесла, даже письменность. Всего этого у полуобезьяны нет, но есть иное, свое, где потеря хвоста как раз нерациональна, а значит — невозможна с точки зрения Дарвина.

Получается, потеря обезьяной хвоста противоречит теории Дарвина о происхождении человека из обезьяны. Кроме того, хвост — это не жизненно важный орган, способный быть значимым в видовом отборе. Точнее говоря, он не жизненно важный для ПОТЕРИ хвоста как некоего качества бонуса, ибо потерявшие хвост особи не обладают бонусом для большей выживаемости. Наоборот, потерявшие хвост обезьяны или полуобезьяны лишаются важного органа, столь нужного для выживаемости. То есть, тут правила Дарвина доказывают, что хвост и не мог быть потерян, так как был жизненно важен в видовом отборе.

У Энгельса воззрения несколько иные, он Дарвина «творчески развил», выдав перл, что «обезьяну в человека превратил труд». Мол, тут уже не случайный отбор работает, а трудовая деятельность будущего рабочего класса в лице пока обезьян. Энгельс упустил то обстоятельство, что хвост мешал бы писать книжки только самому интеллигенту Энгельсу, ибо сидеть неудобно, а вот пролетарию, как и первобытному человеку, хвост в трудовой деятельности не только не мешал бы, а только помогал. Стульев тогда не было, первобытные люди сидели на корточках, а не на ягодицах. Чем им хвост мог мешать? Не энгельсы ведь, не сидят по 14 часов в сутки за письменным столом, упирая вес тела в попу. А вот подхватить что с земли, не наклоняясь, что-то поддержать в труде, вообще опереться для устойчивого положения — хвост очень помогал бы.

Следуя учению Энгельса, хвост должен был бы не исчезнуть, а как раз развиться в мощный трудовой орган. В самом деле: у человека только две руки для работы, а тут еще третья конечность в лице хвоста появляется. Зачем же ее лишаться? Ведь в полтора раза больше можно добиться трудовых успехов. Представьте себе, например, фрезеровщика у станка: одной рукой он деталь подводит под фрезу, другой фрезой управляет. А хвостом еще бы какую-то точную настройку проводил. Хвост — верный друг рабочего класса, пролетариата.

Энгельс описывает, как взяв в руку палку, обезьяна сразу прибавила себе мозгов грамм эдак на 500. О том, что хвост у нее отпал при этом, Энгельс не вспоминает.

А в 2006 году американский биолог Мэтью Харрис из Университета штата Висконсин заметил на конце клюва эмбриона курицы выросты, напоминающие зубы. Эмбрион был подвержен смертельной генетической мутации talpid 2 и не имел шансов дожить до вылупления из яйца. Однако за время этой короткой жизни в клюве несостоявшегося цыпленка выработались два типа тканей, из которых формируются зубы. Строительный материал для подобных тканей гены современных птиц не кодируют — эта способность была утрачена предками пернатых десятки миллионов лет назад. Зародыши зубов у эмбриона курицы не были похожи на тупоконечные моляры млекопитающих — они имели заостренную коническую форму, совсем как у крокодилов, которые, как динозавры и птицы, включаются в группу архозавров. Кстати, выращивать моляры у куриц пробовали и успешно, когда методом генной инженерии внедряли в куриный геном гены, отвечающие за развитие зубов у мышей. Но зубы эмбриона, которого исследовал Харрис, появились без всякого постороннего вмешательства.

«Зубные» ткани возникали благодаря чисто куриным генам. Значит, эти гены, не проявлявшиеся в фенотипе, дремали где-то в глубине генома, и лишь фатальная мутация их пробудила. Для подтверждения своего предположения Харрис провел эксперимент с уже вылупившимися цыплятами. Он заразил их вирусом, искусственно созданным методом генной инженерии, — вирус имитировал молекулярные сигналы, возникающие при мутации talpid 2. Эксперимент принес результат: на клюве цыплят на короткое время появлялись зубы, которые затем бесследно растворялись в ткани клюва. Работу Харриса можно считать доказательством того факта, что атавистические признаки есть следствие нарушений в развитии зародыша, которые пробуждают давно замолкшие гены, и главное — гены давно утраченных признаков могут продолжать находиться в геноме почти 100 млн лет спустя после того, как эволюция эти признаки уничтожила. Почему такое происходит, точно неизвестно. Согласно одной из гипотез, «молчащие» гены могут оказаться не совсем молчащими. У генов есть свойство плейотропичности — это возможность одновременного влияния не на одну, а на несколько фенотипических черт. В этом случае одна из функций может быть блокирована другим геном, при том что другие остаются вполне «рабочими».

Удавы и питоны имеют так называемые анальные шпоры — одиночные когти, являющиеся рудиментом задних ног. Известны случаи появления у змей атавистических конечностей.

Странная живучесть

Узнать о зубастых цыплятах и совершить открытие удалось почти случайно — все из-за того, что, как уже говорилось, мутация убивала эмбрион еще до появления на свет. Но очевидно, что мутации или другие изменения, вызывающие к жизни древние гены, могут оказаться и не столь фатальными. Иначе как объяснить гораздо более известные случаи атавизмов, обнаруженных у вполне жизнеспособных существ? Вполне совместимы с жизнью такие наблюдаемые у человека атавизмы, как многопальцевость (полидактилия) на руках и ногах, многососковость, случающаяся и у высших приматов. Полидактилия свойственна лошадям, которые при нормальном развитии ходят на одном пальце, ноготь которого превратился в копыто. Но для древних предков лошади многопальцевость была нормой.

Существуют отдельные случаи, когда атавизм привел к серьезному эволюционному повороту в жизни организмов. Клещи семейства Crotonidae атавистическим путем вернулись к половому размножению, в то время как их предки размножались партеногенезом. Нечто сходное произошло у ястребинки волосистой (Hieracium pilosella) — травянистого растения семейства астровых. Далеко не все, кого в зоологии называют четвероногими (tetrapoda), четвероноги на самом деле. Например, змеи и китообразные происходят от сухопутных предков и также включаются в надкласс tetrapoda. Змеи утратили конечности вчистую, у китообразных передние конечности стали плавниками, а задние практически исчезли. Но появление атавистических конечностей отмечено как у змей, так и у китообразных. Известны случаи, когда у дельфинов обнаруживалась пара задних плавников, и четвероногость как бы восстанавливалась.

Рудиментарные кости таза некоторых китообразных давно утратили свою первоначальную функцию, однако их бесполезность поставлена под сомнение. Этот рудимент не только напоминает о том, что киты произошли от четвероногих, но и играет актуальную роль в процессе размножения.

Больше кость — больше потомства

Впрочем, о четвероногости у китов напоминает кое-что еще, и здесь мы переходим к области рудиментов. Дело в том, что у некоторых видов китообразных сохранились рудименты тазовых костей. Эти кости уже давно не связаны с позвоночником, а значит, и со скелетом в целом. Но что же заставило природу сохранить информацию о них в генном коде и передавать ее по наследству? В этом главная загадка всего явления под названием рудиментация. Согласно современным научным представлениям, о рудиментах не всегда можно говорить как о лишних или бесполезных органах и структурах. Вероятнее всего, одна из причин их сохранения именно в том, что эволюция нашла рудиментам новое, не свойственное ранее применение. В 2014 году американские исследователи из Университета Южной Каролины опубликовали в журнале Evolution интересную работу. Ученые исследовали размеры тазовых костей китов и пришли к выводу, что эти размеры коррелируются с размером пенисов, а мышцы пениса крепятся как раз к рудиментарным тазовым костям. Таким образом, от величины кости зависела величина китового полового органа, а большой пенис предопределял успех в размножении.

Автор Павел Урушев 10.03.2009 00:20 Наука » Экология » Человек

Крылья нелетающей птицы и глаза глубоководной рыбы – это все проявления эволюционной причуды под названием «рудимент». Существование подобных излишеств в организме ничем не обосновано, но устойчиво передается из поколения в поколение. Мы расскажем о самых известных рудиментах человека, и о том, как они возникли.

Семь лишних органов человека

Копчик

Самым известным рудиментом, доставшимся человеку от давних предков, является копчик (coccyx) – треугольная кость, образованная срастанием 4-5 позвонков. Когда-то он образовывал хвост – орган поддержания равновесия, который также служит для передачи социальных сигналов. По мере того, как человек становится прямоходящим созданием, все эти функции перешли на передние конечности, и потребность в хвосте отпала.

Тем не менее, на ранних стадиях развития человеческий эмбрион обладает хвостовым отростком, который, нередко, сохраняется. Примерно один из пятидесяти тысяч младенцев рождает с хвостиком, который может быть легко удален без последствий для организма.

Аппендикс

Червеобразный отросток слепой кишки (appendix vermiformis) давно перестал играть хоть какую-нибудь роль в человеческом организме. Предположительно, он служил для длительного переваривания твердой пищи – например, круп. Вторая теория гласит, что аппендикс играл роль резервуара для пищеварительных бактерий, где они размножались.

Аппендикс взрослого человека имеет длину от 2 до 20 сантиметров, однако в большинстве случаев его длина примерно равна десяти сантиметрам. Воспаление червеобразного отростка (аппендицит) является очень распространенным заболеванием – на него приходится 89 процентов всех хирургических операций брюшной полости.

Зуб мудрости

Третьи моляры (коренные зубы) получили свое название по той причине, что прорезаются гораздо позднее всех остальных зубов, в том возрасте, когда человек становится «мудрее» — 16-30 лет. Основная функция зубов мудрости – жевательная, они служат для перетирания пищи.

Однако у каждого третьего человека на Земле они растут неправильно – им не хватает места на челюстной дуге, в результате чего они или начинают прорастать в стороны, или травмируют своих соседей. В подобных случаях, зубы мудрости приходится удалять.

Синтез витамина С

Нехватка витамина С (аскорбиновой кислоты) в организме может привести к заболеванию цингой с последующим летальным исходом. Однако, человек не может самостоятельно синтезировать этот витамин в своем организме, в отличие от большинства приматов и других млекопитающих.

Ученые давно предполагали, что у человека существовал орган, отвечающий за выработку аскорбиновой кислоты, однако подтверждение этому было обнаружено лишь в 1994 году. Тогда был найден псевдоген, отвечающий за выработку витамина С, аналогичный тому, что есть у гвинейский свиней. Но у современного человека эта функция отключена на генетическом уровне.

Вомероназальный орган (ВНО)

Утерю функциональности ВНО можно считать одной из больших эволюционных потерь человека. Этот отдел обонятельной системы (известный так же как орган Якобсона или вомер) отвечает за распознание феромонов.

В социальном поведении животных феромоны играют доминирующую роль. С их помощью самки привлекают самцов, а сами кавалеры помечают подконтрольную им территорию. Большинство эмоций сопровождается выбросом феромонов – страх, злость, умиротворение, страсть. Человек же больше полагается на вербальную и визуальную составляющие социального общения, поэтому роль распознания феромонов сведена к минимуму.

Гусиная кожа

Мурашки (cutis anserina) возникают при срабатывании пиломоторного рефлекса. Основными побудительными мотива этого рефлекса являются холод и опасность. При этом спинной мозг производит возбуждение периферических нервных окончаний, которые приподнимают волосяной покров.

Так в случае холода, приподнятые волосы позволяют сохранить больше теплового воздуха внутри покрова. Если же возникает опасность, увеличение волосяного покрова придает животному более массивный вид. У человека пиломоторный рефлекс остается рудиментом, поскольку густой волосяной покров был утерян в процессе эволюции

Мужские соски

Одна из ранних научных теорий предполагала, что соски являются признаком способности мужчины к грудному вскармливанию, которая была утеряна в процессе эволюции. Однако позднее исследования показали, что никто из мужских особей наших предков не обладал такой функцией организма.

В настоящее время принято считать, что соскиформируются еще на той стадии развития эмбриона, когда его пол не определен. И лишь позднее, когда зародыш начинает самостоятельно вырабатывать гормоны, можно определить кто родится – мальчик или девочка.

Чернолобая коата использует хвост в качестве хватательной конечности

Хвост (в сравнительной анатомии) — отдел сегментированного тела, располагающийся позади анального отверстия и не содержащий кишечника. Наличие хвоста в смысле принятого определения характерно только для хордовых.

Хвост у рыб

У большинства рыб хвост не резко обособлен от туловища и снабжён плавником — основным органом передвижения.

Хвост у амфибий

У хвостатых земноводных хвост служит вспомогательным органом движения (в воде — основным). У взрослых бесхвостых земноводных хвостовой отдел позвоночника редуцирован до одной кости — уростиля, но у их личинок (головастиков) есть полноценные хвосты, служащие для передвижения.

Хвост у птиц

У современных и большинства ископаемых птиц (за исключением археоптериксов) «хвост» образован так называемыми «рулевыми» перьями, крепящимися к остатку подлинного хвоста — пигостилю. «Хвост» птиц может выполнять различные функции. В полете это руль, во время токования — украшение (следует отметить, что «хвост» павлина образован не рулевыми перьями, а удлинёнными перьями надхвостья), дятлам он помогает держаться на дереве во время поиска насекомых.

Хвост у млекопитающих

Хвосты млекопитающих образованы 3—49 позвонками. Хвост может выполнять хватательную функцию помогая при лазании опоссумам, некоторым муравьедам и широконосым обезьянам, может служить органом опоры и рулём скачущим млекопитающим — кенгуру и тушканчикам, или исполнять роль парашюта у белок, сонь. У китов и сирен хвост короткий и с плавником. У ряда млекопитающих этот отдел тела редуцирован. На конце хвоста у львов, бледных тушканчиков и дегу имеется «кисточка» — пушистый пучок из удлинённых волос.

Хвост у человека

Человеческие эмбрионы на ранних этапах развития имеют заметный хвост, однако еще в ходе эмбриогенеза окружающие его части зародыша обгоняют его в росте, и он перестает выступать над поверхностью тела (хотя в качестве редкого отклонения в развитии у человека может развиваться короткий хвостик (см. Атавизм). Позвонки хвостового отдела позвоночника человека, как и у других бесхвостых приматов, образуют копчик.

«Хвосты» у беспозвоночных

Иногда в переносном смысле слово хвост используется для обозначения обособленных задних отделов тела в некоторых группах беспозвоночных, не относящихся к хордовым. Так, например, иногда говорят о хвосте скорпионов (называя так опистосому). Следует отметить, что в этих случаях «хвост» содержит кишку. В ещё более общем смысле хвостами называют любые хвостоподобные выросты на каких угодно частях тела (например, хвостики на крыльях бабочек — парусников или голубянок).

Хвосты различных животных

  • «Хвост» скорпиона (на самом деле является брюшком)

  • Обыкновенного рогатого кузовка (Lactoria cornuta)

  • Хвост комодского варана

  • Хвост крокодила

  • Хвост самца павлина

  • Хвост кита

  • Хвост лемура

Примечания

Ссылки

В Викисловаре есть статья «хвост»

Хвост на Викискладе

  • Константин Болотов — Изучено управление хвостом у ящериц, роботов и динозавров

Это заготовка статьи по анатомии. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *