Фильм вуди аллена

«Сенсация» (Scoop, 2006)

Худшая из европейских гастролей Аллена: комик играет иллюзиониста с псевдонимом Великий Чудини, но эту поверхностную комедию не спасают ни чудачества, ни даже Скарлетт Йоханссон.

«Будь что будет» (Whatever Works, 2009)

Мизантропическая комедия, написанная Алленом специально под другого комика — Ларри Дэвида, не то чтобы ужасна. Но и особого обаяния она не источает — сюжет топчется на месте, а шутки не смешат.

«Мечта Кассандры» (Cassandra’s Dream, 2007)

2000-е были тяжелым временем для режиссера, который никак не мог найти финансирование в Америке. Среди его лондонских проектов была и эта проходная драма, в которой Колин Фаррелл и Юэн Макгрегор сыграли братьев перед моральной дилеммой — о том, что получилось, предпочел бы забыть и он, да и мы тоже.

«Кое-что еще» (Anything Else, 2003)

Этот поверхностный ромком был провален еще на уровне кастинга — Кристина Риччи в роли манипуляторши Аманды не смешна вообще, а Джейсон Биггз превращает классический алленовский типаж невротика-интеллектуала в картонную копию. Как сиквел «Американского пирога», но без выпечки.

«Голливудский финал» (Hollywood Ending, 2002)

Кажется, в начале 2000-х Аллен, с юности опасающийся скорой смерти, собирался на покой — ничем иным, кроме желания напоследок уколоть обидчиков, объяснить эту чахлую, несмешную сатиру на кинобизнес нельзя.

«Матч пойнт» (Match Point, 2005)

Отчаянно тырящий у Достоевского триллер позиционировали как «возвращение Аллена в форму» — но получился не дотягивающий не то что до русского классика, но и до Патриции Хайсмит фильм с неровной актерской игрой и блеклыми диалогами.

«Мелинда и Мелинда» (Melinda & Melinda, 2004)

Этот слишком схематичный, лишенный внятного направления фильм доказал, что занятая в заглавной роли Рада Митчелл — актриса не алленовского масштаба. Есть, правда, подозрение, что и Вайнона Райдер, под которую фильм сочинялся, ситуации бы не исправила.

«Ты встретишь таинственного незнакомца» (You Will Meet a Tall Dark Stranger, 2010)

Лучшее, что можно сказать об этой комедии семейных положений, на деле горькой как мышьяк, — что это наименее ужасный фильм лондонского периода Аллена.

«Проклятие нефритового скорпиона» (The Curse of the Jade Scorpion, 2001)

Эта комедия, не только разворачивающаяся в 1940-х, но и вдохновленная юмором эпохи, стала последним американским фильмом Аллена перед десятилетними европейскими каникулами — и, в общем, объясняет, почему на родине классику вдруг перестали давать деньги.

«Римские приключения» (To Rome with Love, 2012)

Крайне неровная коллекция виньеток Вуди о современном Риме может всерьез похвастать разве что анекдотом об оперном певце, который может петь только в душевой кабине — поэтому берет ее на сцену.

«Сексуальная комедия в летнюю ночь» (A Midsummer Night’s Sex Comedy, 1982)

Редкий полноценный ремейк в карьере Аллена — что неудивительно, Бергмана. «Улыбки летней ночи» были одним из самых жизнерадостных фильмов шведского титана, и Вуди следует тем же путем в обаятельной, но почти до невесомости легкомысленной комедии.

«Сентябрь» (September, 1987)

Один из самых противоречивых фильмов Аллена, вышедший при этом в пиковые для него 1980-е, — и провалившийся в прокате. Эту «бергмановскую» семейную драму спасает только игра актрисы Элейн Стритч.

«Тени и туман» (Shadows and Fog, 1991)

Один из наименее успешных жанровых экспериментов Аллена, в котором он попытался оживить волшебный дух немецкого экспрессионизма. Получился фильм, постоянно радующий глаз визуальным рядом, но то и дело смущающий неуместным кастингом (Мадонна, серьезно?) и не всегда метким сценарием.

«Все говорят, что я тебя люблю» (Everyone Says I Love You, 1996)

Опыт Вуди в жанре мюзикла одни считают одной из главных его удач, другие же, напротив, проклинают. Мы остановимся где-то посередине — фильм кажется скорее техническим упражнением, чем искренней мелодрамой. Зато — поющий Эдвард Нортон!

«Иррациональный человек» (Irrational Man, 2015)

Самый свежий философский экзерсис Вуди Аллена балансирует между мрачностью «Мечты Кассандры» и джазовой фривольностью всех последующих фильмов мастера — и делает это с достаточной, удовлетворительной легкостью.

«Мелкие мошенники» (Small Time Crooks, 2000)

Примерно половина этой абсурдистской криминальной комедии купается в банальности — особенно заезженный сюжет с ограблением. Но другая половина — в первую очередь, великие выходы актрис Трэйси Ульман и Элейн Мэй — выводит образцовый идиотизм на уровень высокого искусства.

«Магия лунного света» (Magic in the Moonlight, 2014)

Между желчными «Жасмин» и «Иррациональным человеком» Вуди снял один из самых очаровательных — хотя и необязательных — своих фильмов. Колина Ферта и Эмму Стоун разделяют несколько десятилетий, но они органично сосуществуют в кадре, а сценарий в лучших моментах приближается к обаянию золотого века Голливуда.

«Полночь в Париже» (Midnight in Paris, 2011)

Попросту лучшая из легкомысленных европейских комедий режиссера — фэнтези-элемент с перемещением героя в ревущие 1920-е и вовсе своей наглостью напоминает раннего, более прямолинейного Вуди.

«Светская жизнь» (Café Society, 2016)

В умеренно искрометном фильме Аллен через историю любви двух молодых растерянных (Джесси Айзенберг и Кристен Стюарт) героев противопоставляет два основополагающих феномена Америки 1930-х — голливудскую гонку за деньгами и нью-йоркский джазовый расслабон. Кажется, будто классик при этом скачет по верхам — но это не поверхностность, а проявление высшей мудрости: ведь именно по верхам обречены проскакать в этой жизни и все его зрители.

«Знаменитость» (Celebrity, 1998)

Голливудские звезды всегда выстраивались в очередь, чтобы сыграть у Вуди Аллена, — и «Знаменитость», в которой даже на третьем плане артисты первого эшелона, стоит смотреть как минимум ради блестящих камео. Лучшее — у еще молодого ДиКаприо в роли типичного бэд-боя.

«Бананы» (Bananas, 1971)

Поместить нью-йоркского невротика в сердце революции в банановой республике — одна из самых восхитительных алленовских идей. Со временем мотивы этой комедии стали несколько анахроничны, но ее лучшие шутки — вроде камео Дж. Эдгара Гувера — бьют все тем же электричеством.

«Загадочное убийство в Манхэттене» (Manhattan Murder Mystery, 1993)

Осознанная попытка Аллена после нескольких слишком серьезных фильмов вернуться к более легкомысленному стилю своих прежних работ получилась довольно успешной — прежде всего благодаря выдающемуся составу алленовских завсегдатаев (Анжелика Хьюстон, Алан Алда, Дайен Китон) в главных ролях.

«Элис» (Alice, 1990)

Вольный ремейк «Джульетты и духов» Феллини получился бенефисом Мии Фэрроу в роли богемной нью-йоркской домохозяйки, чья жизнь идет кувырком после чересчур удачного сеанса гипноза.

«Что случилось, тигровая лилия?» (What’s up, Tiger Lily?, 1966)

Для своего режиссерского дебюта Аллен взял японский шпионский триллер («Ключ от всех ключей») и переозвучил его так, что получилась комедия о поисках рецепта лучшего в мире яичного салата. Только он мог до такого додуматься.

«Хватай деньги и беги» (Take the Money and Run, 1969)

Комедию о преступно некомпетентном грабителе над общей массой подобных фильмов вознесли многочисленные моменты чисто алленовского комедийного безумия. Например, убийственная сцена спора между вором и кассиром банка — причем по поводу орфографии.

«Дни радио» (Radio Days, 1987)

Один из самых душевных фильмов Аллена, в любви которого к миру радиозвезд 1940-х чувствуется ностальгия режиссера по собственному детству, проведенному в обнимку с приемником.

«Все, что вы хотели знать о сексе, но боялись спросить» (Everything You Always Wanted to Know About Sex, But Were Afraid to Ask, 1972)

Аллен в этой комедии истерически смешно выворачивает наизнанку приемы, которыми в середине прошлого века пользовались авторы обучающих документалок на сексуальные темы. Среди лучших моментов — секс с овцой и сам Аллен в роли крайне беспокойного сперматозоида.

«Великая Афродита» (Mighty Aphrodite, 1995)

История мужчины, одержимого идеей найти биологическую мать своего приемного ребенка, получилась остроумной вариацией на тему «Пигмалиона» — девушка оказывается проституткой, которую герой пытается наставить на путь истинный. При уморительном участии классического хора из древнегреческого театра.

«Вики Кристина Барселона» (Vicky Cristina Barcelona, 2008)

Лучший алленовский фильм 2000-х — несколько стариковская на бумаге история двух американских красоток, соблазненных жовиальным испанцем и его безумной женой, на деле искрилась вспышками классического юмора Вуди.

«Спящий» (Sleeper, 1973)

Жанр антиутопии никогда не был так смехотворен, как в этой комедии о лавочнике, попавшем в криогенную камеру — и проснувшемся спустя 200 лет в полицейском государстве будущего.

«Звездные воспоминания» (Stardust Memories, 1980)

Вышедшая сразу после неотразимого «Манхэттена» автобиографическая комедия об экзистенциальном кризисе в свое время скорее распугала фанатов Вуди. Сейчас, впрочем, она выглядит безусловной удачей — не в последнюю очередь благодаря умнейшей пародии на «8 ½» Феллини.

«Интерьеры» (Interiors, 1978)

Самая удачная из алленовских валентинок Ингмару Бергману, эта уместившаяся в его фильмографии между культовыми «Энни Холл» и «Манхэттеном» драма добивалась своего без единого гэга — и в отсутствие в кадре самого Аллена. Для его работ 1970-х — факт неслыханный.

«Разбирая Гарри» (Deconstructing Harry, 1997)

Аллен десятилетиями играл хороших, хоть и не уверенных в себе парней — поэтому представьте шок, который вызвал этот неожиданный портрет артиста как горького, полного ненависти к себе извращенца с пристрастием к матерку и проституткам. Брутальное, блестящее кино.

«Другая женщина» (Another Woman, 1988)

Еще одно доказательство, что некоторые из лучших фильмов Аллена — те, что отданы на откуп не нервным мужчинам, а проблемным, страдающим дамам (см. также «Интерьеры», «Жасмин»). Выдающийся, среди прочего, актерский перформанс Джины Роулендс.

«Пули над Бродвеем» (Bullets over Broadway, 1994)

© Miramax

«Я — настоящий артист!» — восклицает в первых кадрах этой театральной ретро-комедии Джон Кьюсак, и Аллен, всегда умевший высмеять артистические амбиции, весь фильм жестко и безапелляционно опровергает слова своего главного героя.

«Любовь и смерть» (Love and Death, 1975)

Классическая русская литература всегда была для Аллена источником вдохновения — в «Любви и смерти» он, впрочем, не постеснялся врезать ей по яйцам. История кино знает мало монологов, столь же смешных, как речь Аллена о пшенице, — и мало фильмов, столь плотно насыщенных ударным юмором.

«Жасмин» (Blue Jasmine, 2013)

Была бы «Жасмин» хотя бы наполовину так же хороша, если бы Аллен задействовал в роли обедневшей после ареста мужа обитательницы высшего света другую актрису? Наверное, нет — но позвав Кейт Бланшетт, Вуди сорвал банк: актриса выдала лучшую роль в карьере и получила за нее заслуженный «Оскар».

«Зелиг» (Zelig, 1983)

В этой мастерски поставленной пародии на исторические документалки Аллен сам играет заглавного героя, невыразительного Леонарда Зелига, который вдруг обнаруживает у себя способности хамелеона — и оказывается, как прото-Форрест Гамп, свидетелем всех ключевых событий 1920-х и 30-х.

«Сладкий и гадкий» (Sweet and Lowdown, 1999)

Причудливым, нестандартным актерским талантам всегда находилось место в фильмах Аллена — нигде это не впечатляет так, как в этой тончайшей, проникновенной истории любви джазового музыканта из 1930-х и его немой подружки. Эти таланты — Шон Пенн и, в сущности, открытая здесь Алленом миру Саманта Мортон.

«Пурпурная роза Каира» (Purple Rose of Cairo, 1985)

Самый оптимистичный фильм Аллена — при этом разворачивающийся во времена Великой депрессии. «Роза», в которой Джефф Дэниелс вдруг сходит с киноэкрана в реальную жизнь, — одновременно ода кинематографу и детальное, чувственное исследование той магии, которой мы поддаемся в кинозале.

«Бродвей Дэнни Роуз» (Broadway Danny Rose, 1984)

Лучший в карьере Аллена образец применения рамочной конструкции — фильм в фильме, историю бродвейского менеджера Дэнни Роуза, здесь придумывают за обедом несколько нью-йоркских сатириков-болтунов, тоскующих по старой школе комедии. Аллен дух этой старой школы в своей картине эффектно оживляет.

«Мужья и жены» (Husbands and Wives, 1992)

Эта едкая комедия вращается вокруг проблем двух семейных пар (одну играют Аллен и Фэрроу, другую — Сидни Поллак и Джуди Дэвис) — и становится только убойнее, если вспомнить, что снималась она в разгар реального разлада Вуди и долго служившей ему музой Фэрроу.

«Манхэттен» (Manhattan, 1979)

«Манхэттен» (Manhattan, 1979) © Metro-Goldwyn-Mayer

Контрастное черно-белое изображение, прекрасная музыка Гершвина и как никогда острое самоуничижение Аллена соединяются в «Манхэттене» в неотразимый гимн не только городу, но и порожденному им образу жизни. Любовь и сомнения в себе, горе от ума и экзистенциальное отчаяние — вечные алленовские эмоции здесь составляют гремучий, упоительный коктейль.

«Ханна и ее сестры» (Hannah and her Sisters, 1986)

Именно здесь обнаруживаются самые выверенные актерские выходы в фильмографии Аллена — полные нюансов, но сбалансированные, нервные, но обаятельные. В актерском составе фильма нет ни одного слабого звена – и даже выделять кого-то одного несколько странно, но упомянем Дайэн Уист в роли Холли, того типа манхэттенских чудачек, на портретах которых некоторые режиссеры (привет, Ной Баумбах!) построят целые карьеры.

2. «Преступления и проступки» (Crimes and Misdemeanors, 1989)

Вот фильм, в котором комедийная и драматическая стороны творчества Аллена соединяются максимально органично. И это несмотря на то, что сюжетные линии двух запутавшихся в личной жизни страдальцев, окулиста (Мартин Ландау) и режиссера (сам Аллен), почти не пересекаются. Увлекательное, вдумчивое, всерьез исследующее пределы морали — и, конечно, куда без этого, очень смешное — кино.

«Энни Холл» (Annie Hall, 1977)

Аллен, как известно, всерьез думал о том, чтобы назвать картину «Ангедония» по имени клинической неспособности испытывать счастье — что особенно забавно, учитывая, как много удовольствия приносит просмотр. Лучший и самый популярный фильм Аллена представляет анатомию любовной неудачи, разрыва отношений комика Алви Сингера (Аллен) и девушки Энни (каноническая роль Дайан Китон). Это фильм, под завязку упакованный шутками, но в своем сердце хранящий болезненную, печальную идею: знакомство со своей половиной хэппи-энда влюбленным вовсе не гарантирует.

Примеры употребления слова аллен в литературе.

На адмирале Аллене, шедшем впереди него по сходням по направлению к доку, тоже был роскошный голубой мундир, а полковник Бернштейн остался в своей повседневной желтовато-коричневой форме израильской армии, хотя сегодня он выглядел с иголочки.

Затем, после полубессонной ночи, длившейся почти до десяти утра, облаченный в форму номер два Брент стоял перед столом адмирала Фудзиты, где сидели подполковник Мацухара, полковник Ирвинг Бернштейн и адмирал Марк Аллен.

Поскольку из Триполи, Бенгази, Каира, Тель-Авива, Рима, Лондона и Вашингтона обрушился шквал сообщений, полковник Бернштейн и адмирал Марк Аллен помчались в помещение шифровальной службы помочь лихорадочно работающим специалистам, пообещав прийти в храм, как только тайна лавины сигналов будет разрешена.

Брент Росс, Марк Аллен, Ирвинг Бернштейн, капитан второго ранга Кавамото, лейтенант Хиронака, капитан третьего ранга Ацуми и докмастер капитан второго ранга Камакура со своих мест молча смотрели, как злость адмирала, словно волны цунами, накатывает на них.

Фудзита телефонисту, в то время как Брент Росс, Марк Аллен, Ирвинг Бернштейн и Масао Кавамото бежали на флагманский мостик, на ходу надевая надувные спасательные жилеты и застегивая ремешки шлемов под подбородком.

Источник: библиотека Максима Мошкова

На свете есть мало режиссеров, работающих так четко и неутомимо, как 83-летний Вуди Аллен. С начала столетия (на самом деле с 1970-х, но ограничимся для простоты XXI в.) он выпускает ровно по одной картине в год. Все сравнительно малобюджетные, но каждая с целой толпой известных артистов в больших и маленьких ролях (до недавних пор все почитали за честь сняться у Вуди). Пауз и простоев он не терпит. Если ему приходит в голову драматический или криминальный сюжет той или иной степени оригинальности, появляются «Матч-пойнт», «Мечта Кассандры», «Жасмин» или «Колесо чудес». Если нет, он снимает прелестную и совершенно необязательную комедию вроде «Сенсации», «Вики, Кристины, Барселоны», «Полночи в Париже», «Римских приключений». Их сценарии он, кажется, уже давно может создавать методом автоматического письма. Но это какое надо автоматическое письмо: в большинстве случаев оно симпатичнее, чем сценарии, которые вымучивают молодые алленовские коллеги-комедиографы.

Старомодная комедия

«Дождливый день в Нью-Йорке» – один из самых необязательных и самых приятных его фильмов. Как полагается, в центре – молодой двойник самого Вуди Аллена. В «Полночи в Париже» таким двойником – нескладным, милым, слегка занудным, замороченным, вечно что-то бубнящим в диалоге с самим собой – был Оуэн Уилсон, в «Светской жизни» – Джесси Айзенберг, в «Дождливом дне» стал Тимоти Шаламе. Его героя зовут Гэтсби (да, вот так, запросто – Гэтсби). Он родился в Нью-Йорке, и ему судьба провести там всю жизнь, но сейчас он учится в колледже в паре часов езды от города. У него есть подружка Эшли (Эль Фаннинг) родом из Аризоны (что, с точки зрения обитателя столицы мира, одна большая деревня Гадюкино). Эта подружка упражняется в журналистике, и ей выпадает шанс взять интервью у знаменитого режиссера. Встреча состоится в Нью-Йорке, где Эшли раньше была только в детстве и проездом. Естественно, Гэтсби решает поехать с ней, чтобы показать город. Естественно, он тщательно, чуть ли не по минутам, планирует уикенд. И, естественно, весь план летит к чертям. Режиссер (Лив Шрайбер) оказывается нытиком, истеричкой и пьяницей, объявляет свой последний, еще не законченный фильм катастрофой и вместо того, чтобы давать интервью, уходит в эпический загул. Вместе с его сценаристом (преображенный гримом Джуд Лоу) Эшли мечется по Нью-Йорку, но вместо режиссера наталкивается на красавчика артиста Франсиско Вегу (Диего Луну), который манит ее в постель. Она мечется: с одной стороны, где-то рядом шляется живой бойфренд, но с другой – «будет что рассказать внукам!» А Гэтсби тем временем бродит по музею Метрополитен, переживая, что подружка занята не им, а своими сомнительными делами. Между делом встречает младшую сестру своей бывшей подружки (Селена Гомес). Слово за слово – и мысли об Эшли отступают.

Вуди Аллен занялся духовными происками

Ну, в общем, там много чего происходит, и пересказывать сюжет – довольно нелепое занятие. Как ни странно, «Дождливый день» чем-то напоминает «Я шагаю по Москве» Шпаликова и Данелии – только герой не метростроевец и не монтажник, а начитанный и насмотренный нью-йоркский неврастеник. Но, в принципе, неважно: главное, что он шагает по городу, и его знакомые шагают по городу, и с ними происходит всякое. Это фильм настроения. Несмотря на название, дождь льет вовсе не весь день, а когда льет, оказывается «слепым» – вперемешку с солнечными лучами. У героев нет серьезных проблем, их даже настоящая любовь пока не настигла. И деньги не вопрос – они сами сыплются Гэтсби в руки, и он относится к ним очень легко. Это фильм о молодости, которую хоть на экране пытается вернуть себе Аллен; раньше в его фильмах это, кажется, не звучало так отчетливо. С помощью очередного двойника он пытается представить себя двадцатилетним. И, насколько можно при устройстве его головного мозга, беспечным.

В сюжете задействованы мобильные телефоны, но их без большого усилия можно было бы вычеркнуть и преспокойно перенести действие в 1960-, 70-, 80- или 90-е. Центральный парк, туристические кареты, музей Метрополитен все те же, не говоря уж о мелодиях вроде Everything Happens to Me, которые Гэтсби наигрывает в минуты задумчивости. Надо думать, что и высшее нью-йоркское общество, к которому принадлежит юный герой, не сильно изменилось – там все так же пьют коктейли пряные и обмениваются ничего не значащими любезностями. Все это выглядит достаточно старомодным, и Аллену ставят это в вину – говорят о том, что он «истощился», что он повторяется, что не может предложить ничего свежего. На самом деле он просто позволяет себе прогулку, оглядывается – и думает, что все по-прежнему хорошо. А поди плохо.

Фотогалерея / 7 фото

Фотогалерея

Получи, отец, гранату

Похоже, ругань немногих американских рецензентов в адрес фильма связана не с его художественными достоинствами (с ними на самом деле все в порядке), а со скандалом, который разразился больше четверти века назад и снова всплыл сейчас, в эпоху MeToo. В 1992 г. Аллен очень тяжело расставался со своей многолетней подругой, актрисой Мией Фэрроу (ушел от нее к ее взрослой приемной дочери, кореянке Сун-Йи Превин). Они делили других детей, родного Сатчела и приемных Дилан и Мозеса. Еще за год до расставания Фэрроу отзывалась об Аллене как о «любящем, заботливом, внимательном» отце маленькой Дилан. Через несколько месяцев после разрыва он – как утверждала Фэрроу – якобы попытался девочку изнасиловать. Было проведено тщательное расследование, и никаких доказательств, что Аллен приставал к девочке, не обнаружилось.

Однако Дилан взрослела и в интервью рассказывала о том, как Аллен к ней приставал, оснащая повествование все новыми смачными подробностями. Сын Аллена и Фэрроу, Сатчел, вырос, сменил имя (теперь его зовут Ронан Фэрроу), стал журналистом. Его публикации о Харви Вайнштейне в общем-то и спровоцировали движение MeToo. Папу он очень сильно не любит (мама, судя по всему, приложила к этому серьезные усилия). Всем обвинениям, которые выдвигает сводная сестра, верит. С его подачи начинают верить и другие.

Эллен Пейдж, в 2012 г. снявшаяся у Аллена в «Римских приключениях», в 2017-м в фейсбуке написала: «Ни о чем в своей карьере я так сильно не сожалею, мне стыдно, что я это сделала, это была ужасная ошибка». Грета Гервиг, сыгравшая в том же фильме, выступила не менее страстно: «Если бы я знала то, что знаю сейчас, ни за что бы в том фильме не снялась. Я умножила боль другой женщины, и, когда это поняла, мое сердце было разбито». Мира Сорвино, в 1995 г. получившая за роль в алленовской «Великой Афродите» «Оскара», официально извинилась перед Дилан: «Признаю, что, когда я работала с Вуди Алленом, я была наивной молодой актрисой, я проглотила то, как медиа изображали ваши обвинения в адрес отца – как результат битвы за детей между ним и Мией Фэрроу, – и не изучала ситуацию глубже, о чем сейчас ужасно жалею». Ребекка Холл и Тимоти Шаламе, снявшиеся в «Дождливом дне в Нью-Йорке», совершили очистительное жертвоприношение – передали свои гонорары за фильм благотворительным организациям.

Ранее по теме: Не трогал и козявку

Все это, конечно, типично для нашего времени – когда голословные (но хорошо сформулированные) утверждения и эмоциональный накал ценятся куда выше, чем полицейские расследования. И посты в фейсбуке и твиттере – не единственное последствие скандала. В начале 2018 г. Кейт Уинслет не была номинирована на «Оскара» за одну из лучших ролей в карьере, в алленовском «Колесе чудес», – потому что академики вообще не захотели связываться с фильмом, снятым режиссером с запятнанной репутацией. Компания Amazon Studios отказалась прокатывать «Дождливый день» в США (впрочем, они преспокойно потихоньку распространяют старые фильмы Аллена); пока нет никаких намеков на то, что картину там увидят. Режиссер подал на Amazon в суд. По счастью, в Европе фильм выходит, хоть и с годичным опозданием (американцы отреагировали на парижскую премьеру «Дождливого дня» в духе «Ох уж эти французы с их культом авторов, амбивалентностью насчет MeToo и убеждением, что искусство выше, чем художник!»).

В результате всего этого случилось неслыханное: Аллен пропустил целый год, в 2018-м у него не вышло ни одного фильма. По счастью, ему все еще удается находить финансирование и актеров, не обращающих внимание на эмоциональные высказывания коллег. Он только что закончил снимать в Испании очередной фильм, «Фестиваль Рифкина», с Кристофом Вальцем, Джиной Гершон и Луи Гаррелем. Увидят ли его американцы – трудно сказать. Но французы и русские, скорее всего, увидят – и это здорово.

Автор – специальный корреспондент «Комсомольской правды»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *