Что значит читать между строк?

Содержание

Лиана Хазиахметова
Лиана Хазиахметова

У чтения есть разные уровни. Например, в начальной школе мы учимся читать, чтобы понимать задания в учебниках. А в старшей школе уже можем уловить скрытые смыслы, вычленить главное. Американский философ, преподаватель, редактор и популяризатор гуманитарного образования Мортимер Адлер в руководстве «Как читать книги» рассказывает об уровнях чтения и дает советы, как овладеть наукой активного, вдумчивого, многоэтапного чтения.

Качество чтения можно обозначить критериями. Лучше читает тот, кто способен воспринимать более сложный материал. И тот, кто читает более активно, то есть может овладеть тем смыслом, который хотел передать писатель.

Как читать книги
Рассмотрим два основных вида чтения — ради информации и ради понимания.

Вы можете легко заметить их корреляцию с умением читать в целом. Более слабый читатель обычно способен только на первый способ чтения: ради информации. Более сильный, несомненно, способен на большее. Он в состоянии понять новую информацию, а не только усвоить ее. Переход от непонимания к пониманию с помощью собственного умственного усилия при чтении напоминает процесс вытягивания себя за косичку из болота. Это титанический труд.

Не нужно отказываться от информации, но читать книги исключительно ради фактов — это все равно что копать червей авторучкой.

Почему так? Во-первых, есть изначальное неравенство в глубине понимания текста. Автор превосходит читателя, и его книга должна в доступном для чтения виде передавать то понимание, которого он уже достиг, а его потенциальные читатели — еще нет. Во-вторых, читатель должен уметь преодолевать это неравенство, частично или даже полностью приближаясь к уровню автора. Одним словом, учиться можно только у тех, кто нас превосходит. Главное — знать, кто твои учителя и как у них учиться.

У каждого слова есть множество значений. Контекст помогает понять, в каком значении употребляется в тексте то или иное слово. Прежде чем мы приступим к правилам чтения, рассмотрим основные понятия, на которые опирается автор.

Искусство мышления

Мышление всегда сопровождает обучение и открытие. Думать необходимо как в процессе чтения и слушания, так и в процессе исследования.

Многие читатели допускают две ошибки. Искусство мышления не существует само по себе, оно не может существовать отдельно от искусства чтения и слушания с одной стороны и от искусства открытий — с другой. По аналогии с утверждением, что чтение — это учеба, правильно будет сказать, что чтение — это мышление.

Вторую ошибку совершают те, кто пишет об искусстве мышления так, словно оно тождественно искусству открытия. Не менее важно понимать, как мы мыслим, когда читаем книгу или слушаем лекцию. Быть может, для учителей это даже важнее, поскольку искусство читать мы можем связать с искусством учиться, как искусство писать напрямую связано с искусством читать.

Кто плохо читает, не может хорошо писать. И очень сомнительно, что неумеющий учиться способен учить.


Любой всесторонне образованный человек, даже профессиональный исследователь с научной степенью, должен уметь учиться по книгам. Источник

Человечество — поколение за поколением — не должно осваивать всю мудрость мира и учить все с нуля. По сути, это невозможно и бессмысленно. И данный процесс напрямую коррелирует с навыками чтения. Если не развивать мастерство чтения, читать будут все реже. Можно приобретать новые знания, общаясь с природой — она всегда будет отвечать на вопросы человека, — но нет смысла разговаривать с предками, не научившись слушать.

Ограниченное и расширенное чтение

Ограниченное — это чтение самой книги, без какой-либо связи с другими источниками. Расширенное чтение — это изучение книги в контексте других книг, связанных с ней общим смыслом.

Самые необходимые средства расширенного чтения: опыт — общий или специальный, другие книги и живое обсуждение. Другие книги могут быть самыми разными. Справочники, учебники, комментарии, великие книги, посвященные тому же или близкому предмету.

Польза расширенного чтения состоит в особой ценности контекста. Мы знаем, что книга является контекстом для любой ее части, а книги, связанные одной темой, создают еще более широкий контекст, помогающий интерпретировать ее.

Дискуссия, хоть и не является необходимым вспомогательным средством, безусловно, очень полезна. Читатель, который учится обсуждать книги в группе своих единомышленников, одновременно с этим постигает искусство продуктивного общения с автором наедине — в своем кабинете. Быть может, там он даже лучше поймет беседу, которую авторы ведут между собой.

Активное и пассивное чтение

Самый явный признак того, что вы читаете правильно и эффективно, — это усталость. Настоящее чтение требует интенсивной работы ума. Обычно настоящее чтение — это тяжелая и медленная работа. Сама по себе скорость неважна. Главный фактор — это активность. Пассивное чтение не приносит плодов. Оно использует мозг как промокательную бумагу.

Помимо усталости должен существовать видимый результат интеллектуальной деятельности. Обычно людям свойственно основные процессы мышления выражать словами. Мы привыкли вербализовать собственные мысли, вопросы и суждения, которые возникают в процессе чтения. Читая, вы непременно думаете, а потому у вас всегда есть то, что можно выразить словами.

Эффективнее не загружать память во время чтения и делать заметки на полях книги или в блокноте. Процесс работы памяти можно запустить позже, и, конечно, это необходимо. Но правильнее будет не смешивать ее с работой по пониманию замысла автора как главной цели чтения. Вы сможете определить, что читали активно, по объему своих записей.

При попытке осознать всю структуру книги можно сделать несколько пробных набросков по основным ее частям, пока не появится целостная картина.

Всевозможные схемы и диаграммы полезны для выделения основных мыслей.

Делая заметки в книге, помните — всегда полезно подчеркивать ключевые слова и предложения по мере их появления в тексте. Более того, следует отмечать смежные значения, перечисляя отрывки, в которых ключевые слова используются в разных смыслах. Если автор противоречит сам себе, стоит отметить эти моменты, а также контекст, указывающий на очевидность противоречий.

Только не делайте свои заметки похожими на студенческие конспекты (об этом поговорим ниже). На стадии обучения чтению вам придется читать книгу несколько раз. Минимум трижды, если книга заслуживает внимания.

Однако хороший читатель может одновременно прочесть книгу три раза. Это не обязательно означает «три раза подряд». Строго говоря, это три способа чтения книги, которые следует применять каждый раз при желании прочесть книгу по-настоящему.

Первый способ чтения — структурный, или аналитический

Читатель движется от целого к частному.

Чтобы прочесть тот или иной текст первым способом, вы должны: 1) знать, какого рода книгу читаете, то есть понять ее основной предмет и классифицировать книгу по типу и предмету. Далее необходимо осознать: 2) в чем основной смысл книги (как можно более лаконично это изложить); 3) на какие смысловые или структурные части она подразделяется (для этого необходимо определить основные части книги, их порядок и взаимосвязь), и 4) какие основные проблемы автор стремится решить.

Поясним некоторые пункты.

Если отвлечься от терминологии, то станет ясно, что разница в типах книг заключается в намерении автора. Поэт или писатель занимается изящными искусствами, стремится доставить удовольствие или вызвать восторг с помощью прекрасных произведений так же, как музыкант или скульптор. Ученый или любой специалист в области гуманитарных наук стремится учить других, излагая истину. Данные правила относятся к чтению ради обучения, а не к эмоциональному наслаждению произведениями искусства.

Итак, необходимо точно знать, что вы читаете. Той части, которую принято называть титульными листами, обычно вполне хватает для классификации. Она включает в себя заголовок, подзаголовок, оглавление и предисловие. С их помощью автор сообщает, о чем пойдет речь.


Титульные страницы книг напоминают тиканье часов — обычно его замечаешь только тогда, когда оно пропадает. Источник

У каждой книги есть свой «скелет в шкафу», а точнее — между страницами. Ваша задача — его найти. Книга попадает к вам, если можно так сказать, с плотью на костях и в одежде. Она полностью готова к выходу в свет. Вам не придется раздевать ее или обнажать кости, чтобы увидеть скрытый жесткий каркас. Но в процессе чтения вы должны «просвечивать» книгу «рентгеновским» взглядом, поскольку важнейшая часть первого восприятия книги — это определение ее структуры.

В хорошей книге, как и в хорошем доме, все части упорядочены. Основные части в некотором смысле даже независимы. Как мы увидим, они могут иметь собственную внутреннюю структуру. Но при этом обязательно связаны с другими составляющими функционально, иначе просто не смогут вносить свой вклад в качество книги.

Второй способ чтения — интерпретационный, или синтетический

Здесь читатель движется от частного к целому.

Три правила второго способа чтения: 1) выделить ключевые слова и найти общий язык с автором; 2) отметить наиболее важные предложения в книге и определить утверждения, которые они содержат; 3) найти или сформулировать основные аргументы книги; 4) узнать, какие задачи автор решил в этой книге, а с какими не справился.

Правила интерпретирующего чтения направлены на преодоление препятствия, связанного с коммуникацией. Можно надеяться, что хороший писатель сделает все возможное, чтобы достучаться до нас через все языковые барьеры и препоны, но нельзя рассчитывать, что он реализует это полностью. По сути, у нас есть шанс встретиться на полпути. Задача читателя — усердно пробивать тоннель со своей стороны. Шанс на встречу посредством языка зависит от желания читателя и писателя двигаться друг к другу.

Правило «выделите ключевые слова и с их помощью найдите общий язык с автором» состоит из двух частей. Первый шаг — найти слова, которые играют важную роль. Второй — определить их точное значение в этом тексте.

Если бы язык был чистым и идеальным средством передачи мысли, эти два этапа совпадали бы друг с другом. Если бы каждое слово имело лишь одно значение, а неоднозначность была запрещена, то есть каждое слово представляло собой идеальный термин, язык был бы ясным и прозрачным. Читатель видел бы мысли автора через его слова. В таком случае необходимость во втором типе чтения не появилась бы вообще. Интерпретация была бы не нужна.

Для вас как для читателя наиболее важные слова — те, в отношении которых вы испытываете затруднения. Возможно, именно они являются ключевыми и для самого автора. А может, и нет.

Если важные для автора слова не вызывают у вас трудностей, скорее всего, вы их поняли совершенно правильно. В этом случае вы уже нашли общий язык с автором. Дальнейшие усилия следует прилагать, только если у вас это не получилось.

Несколько признаков ключевых слов. Первый и наиболее очевидный — это явный акцент автора на определенных словах, что достигается различными способами. Автор может использовать типографские средства — кавычки или курсив, чтобы выделить нужное слово. Может прямо в тексте рассматривать его значения и смысл. Может, наконец, подчеркнуть это слово, дав ему свое конкретное определение. Признаком ключевого слова является то, что автор из-за его смысла и толкования вступает в настоящую полемику с другими философами. Если автор горячо объясняет вам, как то или иное слово используют другие и почему он решил использовать его иначе, можете не сомневаться — для него это слово имеет крайне важное значение.


Главная ошибка пассивного читателя — невнимание к словам, из-за чего он не находит общий язык с автором. На фото — книга «Музей без границ. Древний мир»

Предложения и утверждения. Автор может честно декларировать свою позицию относительно конкретных фактов или знаний. Обычно мы ему в этом доверяем. Но честности недостаточно. Если нас интересует не только личность самого автора, нам мало знать, какова его точка зрения, нам требуется мотивированное обоснование.

Аргумент — это всегда набор утверждений. Некоторые из них содержат основания или причины для выводов. Если аргумент верен, то вывод следует из предпосылок. При этом он не обязательно правдив, поскольку некоторые или все предпосылки могут быть ложными.

Основные части книги и даже их подразделы содержат множество утверждений и, как правило, несколько аргументов. Но если вы продолжите делить книгу на составляющие, в конце концов придется сказать: «В этой части автор высказывает следующие мысли». Каждая из этих мыслей наверняка будет утверждением, а некоторые вместе взятые могут представлять собой аргументацию.

Деля книгу на части, вы доходите до уровня утверждений и аргументации. Переходя к аргументам, вы выясняете, каким образом они состоят из утверждений и терминов. Завершив процесс двух видов чтения, вы можете сказать, что знаете содержание книги.

Теперь, когда вы уже нашли с ним общий язык, обнаружили все его утверждения и аргументы, пришло время проверить собственные выводы с помощью следующих вопросов. Вы знаете, какие проблемы автор пытался решить в своей книге? В чем он преуспел, а в чем потерпел поражение? Столкнулся ли он с новыми проблемами в процессе решения поставленных задач? Догадывается ли о нерешенных проблемах, и если да, то о каких? Хороший писатель, как и хороший читатель, должен знать, была ли решена проблема.

Ответив на эти вопросы, вы сами почувствуете, что поняли книгу. Если вы начинали читать именно ту книгу, уровень которой превосходил ваш собственный опыт, значит, вы имели возможность чему-то научиться, пройдя долгий и интересный путь ее изучения.

Первые два способа чтения могут сочетаться, поскольку направлены на понимание книги. Третий же выделяется тем, что предполагает критику после того, как понимание произошло.

Третий способ чтения — критический, или оценочный

После двух видов прочтения ваши глаза открыты, разум бодрствует, но рот оставается на замке. До этого момента вы шли за автором. Теперь же у вас появился шанс поспорить с автором и выразить свое мнение.

Пришло время оценить автора и решить, согласны ли вы с его точкой зрения. Процесс чтения должен завершаться формированием собственного критического мнения.

Чтение книги напоминает разговор: последнее слово всегда остается за читателем.

Рассмотрим три общих правила критического чтения. Часть из них можно назвать общими принципами интеллектуального этикета.

Первое № 1. Вы должны с полной уверенностью сказать: «Я понимаю», перед тем как произнести: «Согласен», «Не согласен» или «Я составлю мнение позже».

Слова «я не понимаю» — это тоже критическое суждение, но их стоит произносить лишь после того, как вы сделали все возможное. Здесь следует искать причину в книге. Говоря «не понимаю», обратите внимание на свою интонацию. Проверьте, точно ли ваше непонимание — проблема автора.

Второе № 2. Нет смысла побеждать в споре, если вы знаете или подозреваете, что неправы.

Когда читатель наедине ведет свой разговор с книгой, ничто не мешает ему победить в споре. Он беспрепятственно может одержать верх, поскольку автор не в состоянии защитить себя. Если читатель хочет только пустого удовлетворения от превосходства над автором, в такой ситуации он его получит. Едва ли ради этого стоит вдумчиво читать книгу. Достаточно пролистать несколько первых страниц.

Третье № 3. Необходимо рассматривать несовпадение мнений как решаемую проблему.

Тогда как второй принцип призывает читателя не возражать ради возражения, третий предостерегает его от безнадежного несогласия. Человек, который даже не надеется на плодотворную дискуссию, часто вообще отказывается понимать, что разумные люди могут достичь согласия.

Несогласие — это пустая трата времени, если нет надежды на решение проблемы.

Кроме того, всегда нужно аргументировать свое несогласие, то есть не просто заявлять о нем, но и сформулировать его суть.

Из руководства «Как читать книги»

Обложка поста: unsplash.com

Читать между строк — это пошло еще из советской практики. Тогдашние газеты были, между прочим, на редкость информативны на сей счет, и при умелом прочтении можно было наковырять изрядное количество информации, удобной к перемалыванию. Самыми емкими подчас были короткие информационные сообщения на несколько строк, упрятанные где-то на последней странице.

Собственно, все богатство советской политической жизни укладывалось аккурат между строк — это междустрочье те, кому это было интересно, вытаскивали на свои кухни, где оно уже обрастало информационным мясом и жиром, кипятилось, перемешивалось со слухами, подчас самыми дикими, и выливалось обратно на улицу, в анекдоты, в толстые книги неплохо тогда зарабатывавших советологов-кремлинологов.

Наверное, всякое тоталитарное общество предельно чутко ко всевозможным деталям: уж не в этом ли жесте содержится некий кому-то посыл, уж не та ли формулировка содержит намек на некие перемены или, наоборот, ужесточение стабилизации.

Советский режим, мне кажется, был особенно трепетен к деталям, фразам, формулировкам и цитатам «из вождей». Наверное, это отчасти (но только отчасти) объясняется революционной сменой элит в годы гражданской войны и революции: к власти и управлению на разных уровнях пришли совершенно новые, обладающие ничтожным культурным опытом люди, для руководства которыми (и, опосредованно, массами) годилось только начетничество, новая догматическая религия (коммунистическая) плюс жестокая система инквизиции во главе с бывшим семинаристом Джугашвили.

Но и после смерти последнего привычка улавливать и трактовать эманации власти никуда не делась. Сотни тысяч людей трактовали постановления пленумов и съездов. Десятки ученых советников на закрытых «цековских» дачах ломали головы над формулировками этих постановлений, речей вождей, стремясь заложить туда некий особой сакральный смысл, соответствующий, как им казалось, текущему моменту. Им казалось, что они этими нюансами вносят штрихи в историю. Теперь это кажется особенно смешным.

Для обывателей были посылы и попроще. С одной стороны, скажем, Московский фестиваль молодежи и студентов, впервые открывший Советский Союз для краткосрочного «братания» молодежи с иностранцами (часть хрущевской оттепели). С другой — борьба со «стилягами» и любыми проявлениями «западной культуры» — музыкой, жвачкой, джинсами и пр. Появление (раз в год примерно) гэдээровского «Фридрихштадтпаласа» (восточноевропейский вариант «Мулен-ружа») на телеэкране являло собой для некоторых чуть ли не сигнал о послаблениях. Как и появление тех или иных московских спектаклей — от «Так победим» Шатрова до всех без исключения постановок Любимовской Таганки (ее — сердечно с 45-летием!). Помню в Театре сатиры премьеру «Самоубийцы» Эрдмана — аккурат накануне смерти Брежнева, — на которой некоторые допущенные многозначительно переглядывались во время особенно острых моментов. Но похоронную комиссию ЦК КПСС возглавил Андропов, и спектакль тотчас сняли: сигнал, значит, пошел на «ужесточение». Потом вся страна питалась слухами о состоянии его почек — многим казалось, что от этого зависела судьба и будущее социализма. Степень глушения «вражьих голосов» тоже кем-то трактовалась как некие то ли «посылы», то ли очередная уступка Западу (когда глушилки якобы чуть унимались). Как и разрешение еврейской эмиграции после 74-го года (ее потом волнами то разрешали, то опять прикрывали).

И что же в итоге?

А то, что в один прекрасный момент как-то вдруг стало ясно, что «междустрочье» бессмысленно и бесплодно. СССР и весь окружавший его соцлагерь рухнули вдруг так стремительно и безвольно, что через какое-то время, оглядевшись и опомнившись, многие осознали, сколь они были все наивными глупцами, сколь верили или придавали явно повышенное — незаслуженно — внимание всяческим идеологическим или стилистическим химерам. То было тотальное, словно затмение, очарование Догмой. Сколько сил, времени, бумаги и слов было убито на эти бессмысленные ковыряния в «оттенках серого», поиски там некой перспективной жемчужины мысли. Не было ее там и даже близко не лежало! И именно оттого все общество, даже самые лучшие его умы были застигнуты ментально врасплох стремительным распадом «совка». Вместо прорыва вперед в умах воцарился драматический вакуум. Пустота.

Они, собственно, умы эти, до сих пор не могут прийти в себя. И от растерянности, потерянности во времени, пространстве и истории иные начинают вновь браться за уже, казалось, позабытое — пытаться читать между строк, пытаться улавливать некие нюансы в эманации власти: что означает этот жест, что кто хотел дать кому знать вот именно этой встречей, а что имел в виду тот, когда сказал вот это, где у кого есть (и есть ли вообще) стилистические разночтения и что это может означать в исторической перспективе.

Оно, конечно, жонглирование словами и чудесные превращения мышей в голубей, вылетающих из рукава фокусника, — дело не совсем бесполезное: все же, как-никак, гимнастика для ума за неимением лучшей, хоть какой-то тренинг аналитической заснувшей и опустившейся от безделья мысли.

Но, может быть, не стоит увлекаться всем этим слишком сильно? Потому как а вдруг между строк ничего не написано, ничего нет?

Читая между строк

Читая между строкО тому, как и что человек читает, можно узнать о нем очень многое. Некоторые подходят к чтению избирательно и предпочитают книги строго определенного жанра или тематики. Другие читают все подряд, глотая книгу за книгой без разбора и какой-либо

Сила поэтических строк

Сила поэтических строкНо нынче век другой: и стар и млад,Богач и нищий — все стихи строчат.Александр ПоупОднажды Уинстону Черчиллю дали прочитать только что надиктованную им речь. Он взглянул и проворчал: «Кто заканчивает мои строки всякими «после» и «и так

Женщина умеет читать между строк

Женщина умеет читать между строкЖенщины обладают высокой чувствительностью при распознавании изменений в тональности и громкости голоса, что дает им возможность немедленно замечать смену эмоций у детей и взрослых. Вследствие этого на каждого мужчину, умеющего,

Глава 5. Рекомендации мужчинам (Женщинам читать эту главу совершенно незачем!)

Глава 5. Рекомендации мужчинам (Женщинам читать эту главу совершенно незачем!)· «Волшебные слова».Надо чётко представлять, что фраза «я тебя люблю» оказывает на женщин воздействие, сродни гипнотическому. Эта фраза есть подобие заклинания. Все знают, что это всего лишь

ОТСТУПЛЕНИЕ ОТ ОСНОВНОЙ ТЕМЫ, или ГЛАВА, КОТОРУЮ МОЖНО НЕ ЧИТАТЬ

ОТСТУПЛЕНИЕ ОТ ОСНОВНОЙ ТЕМЫ, или ГЛАВА, КОТОРУЮ МОЖНО НЕ ЧИТАТЬВ обсуждении сложнейших вопросов духовного процесса, связанных, в частности, с психологическими корнями психоделической революции, нередко забывают, что в истории Европы XX века было событие, в ходе которого

Учитесь читать быстрее, чтобы читать больше

Учитесь читать быстрее, чтобы читать большеЕсли вы читаете медленнее, чем хотелось бы, можно пойти на курсы скорочтения, где вас научат быстрее не только читать, но и усваивать информацию. Лучший ресурс, который нашел я, – курс фоточтения, разработанный Паулем Шееле. Он

Глава 4. Граница между «Я» и «Ты»

Глава 4. Граница между «Я» и «Ты»Любая здоровая конфронтация подразумевает, что в нее вовлечены два человека. Вроде бы, очевидно. Однако люди помнят об этом далеко не всегда. А ведь участие в конфронтации двух отдельных личностей — существенное условие правильного

Глава 14. Годы между экспедициями

Глава 14. Годы между экспедициямиЭкзотический зять всегда забавлял моего отца, хотя по временам он чувствовал себя с ним несколько неловко. Рео, который вышагивал длинными шагами, без шляпы, обернув шею пестрым широким шарфом, вместо пальто надев свитер под пиджак и неся

29 Дело не в шампуне Читайте между строк

29Дело не в шампунеЧитайте между строкВ свою защиту скажу, что тогда я крайне сосредоточенно писал статью у себя в кабинете. Жена позвала меня в тот момент, когда мне действительно не стоило отвлекаться.Мы собирались уехать на уик-энд, и Элеонор хотела, чтобы я помог

Глава 8 Как научиться читать мысли других… И как не научиться этому

Глава 8Как научиться читать мысли других… И как не научиться этомуЯ настолько же глуха, насколько слепа. Проблемы, связанные с глухотой, если и не более важны, чем проблемы, вызванные слепотой, то более глубоки и более сложны. Глухота – намного худшее несчастье. Ибо

Читайте между строк

Читайте между строкКритически размышляя о каких-то экстраординарных вещах, всегда следует держать в голове общую картину происходящего. Не позволяйте нелепым суевериям пробраться в ваше сознание под прикрытием лживой оболочки, которая внешне придает им больше

Чтобы читать мысли других, нам приходится читать свои собственные так же, как другие читают наши

Чтобы читать мысли других, нам приходится читать свои собственные так же, как другие читают нашиПредвидение поведения других людей и влияние на него требуют от нас создания модели их сознания. Но для этого нам надо хорошо понимать, что другие думают о том,

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *