Что такое гомофоб?

Читать в полной версии

Фото: Tristan Fewings / Getty Images

Фото: Tristan Fewings / Getty Images

Почему тоталитарные режимы боятся ЛГБТ-людей и как наука помогает в осознании ориентации — публикуем тезисы интервью историка и футуролога Юваля Ноя Харари для проекта Straight talk with gay people

Об эксперте: Юваль Ной Харари — израильский историк, футуролог, профессор Еврейского университета в Иерусалиме. Прославился книгами «Sapiens: Краткая история человечества» и «21 урок для XXI века».

Разговор с Ювалем Ноем Харари
(Видео: Карен Шаинян)

О заблуждениях относительно гомофобии

Объяснения требует не гомосексуальность, а усиление гомофобии в последние годы, потому что гомофобия не повсеместна — и она противоестественна. Это странное явление с эволюционной и биологической точки зрения. Если я гетеросексуальный мужчина и вдруг узнаю, что мой сосед — гей, я должен этому обрадоваться: с точки зрения эволюции это для меня наилучший сценарий, потому что это означает меньшую конкуренцию за существующих женщин.

Далеко не все традиционные общества были гомофобными. Если вы поедете на Филиппины, то увидите там куда больше принятия в отношении определенной части спектра сексуальности и гендера, чем даже в США. Авраамические религии — иудаизм, христианство, ислам — были гомофобными на протяжении последних двух тысяч лет. Но в других религиях это не так — индуизм, буддизм, другие политеистические религии — всегда были более принимающими. Даже в монотеистических авраамических религиях в разное время были разные нормы и привычки. Например, в Средние века во многих мусульманских странах гомосексуальность была намного более нормализованной, чем в этих же странах сегодня.

Европейские колонисты приходили к традиционным народам, обнаруживали толерантное общество и обвиняли его в том, что оно распущено и греховно. Поэтому они убеждали или заставляли местное население принять куда более нетерпимые гомофобные взгляды, называя это моралью. Две сотни лет спустя они приходят и говорят: «Эй вы, гомофобы, так нельзя», — и пытаются склонить их к тому, чтобы быть более терпимыми. Мы видим такое во многих странах — в Японии, в Африке — туда гомофобия была завезена западными империалистами, чьи потомки сейчас жалуются на жесткую гомофобию. Ну, а мы, жители Запада, такие толерантные.

Юваль Ной Харари
Юваль Ной Харари (Фото: World Economic Forum)

Об опасности ЛГБТ-людей для авторитарных режимов

Далеко не все авторитарные общества страдали гомофобией. Если вы посмотрите на первое подобное общество в человеческой истории, на Древнюю Спарту, то она была тоталитарной и воинственной, но в то же время гей-френдли — там не только позволялись, но даже поощрялись сексуальные и романтические связи между мужчинами. Кроме того, некоторые римские императоры были замечены за тем, что состояли в гомосексуальных отношениях. Законом природы не писано, что если вы диктатор или император, то должны быть гомофобом. В Китае сегодня лучше с ЛГБТ-правами, чем, например в России или в мусульманском мире.

Нужно понимать, что это по большей части проблема иудейских, христианских и мусульманских обществ. В этих обществах гей, лесбиянка или трансгендер вынуждены задумываться, сомневаться в справедливости каких-то норм. Но последнее, чего тоталитарным правителям хотелось бы — это чтобы люди думали и подвергали сомнению базовые устои общества.

В моем случае детство в иудейской стране и осознание своей гомосексуальности заставили меня усомниться во многих правилах и традициях. Вы вдруг понимаете, что ваши самые глубинные желания и чувства идут вразрез с основными устоями общества. Нередко вы приходите к выводу, что общество заблуждается. Люди говорят вам, что на небесах есть великий Господь, который учит нас жизни и не хочет видеть любовь двух мужчин. Но вы прислушиваетесь к себе и понимаете, что ничего неправильного в этом нет, а если на небесах и есть великий Господь, то глупо считать, что он стал бы наказывать людей за любовь.

Любое сомнение по поводу традиций и фундаментальных принципов общества — это то, что ставит под угрозу само существование авторитарных режимов. Это чрезвычайно опасно для любого авторитарного режима, который не желает, чтобы подконтрольные люди мыслили об общественном порядке открыто. Поэтому в таких режимах ЛГБТ-люди получают клеймо потенциальных нарушителей общественного порядка, инакомыслящих.

В Израиле ЛГБТ-движение все больше принимается обществом. При этом многие члены этого движения перестают быть деструктивной силой, а концентрируются на том, чтобы вписаться в общество. Они говорят: «Мы хотим жениться, мы хотим детей, мы хотим в армию, мы хотим быть точно такими же, как и все. И мы должны быть еще большими патриотами и милитаристами, чтобы доказать свою нормальность». Самый известный политик в Израиле, бывший министр юстиции, а сейчас министр внутренней безопасности, — это влиятельная должность, под ним вся полиция, — открытый гей. Но одновременно он ведет милитаристскую, националистскую и расистскую риторику, и вот он бы и пальцем не пошевелил, чтобы помочь палестинцам. Говоря иносказательно, сначала вы сражаетесь с чудовищем, потом побеждаете его, а потом сами становитесь им. Несмотря на то, что геев много лет преследовали, нет никакой гарантии, что они будут хоть чем-то лучше предыдущих угнетателей, если вдруг придут к власти.

О генетическом и культурном основаниях гомосексуальности

Я думаю, у гомосексуальности и трансгендерности есть генетическая основа — как и у всего человеческого — но это лишь основа. Это не значит, что существует один ген, который раз и навсегда определяет ваш характер, ориентацию или гендерную идентичность.

Нет смысла обсуждать, генетика это или культура: почти все в человеке — это смешение и того, и другого.

На протяжении истории в разных культурах правила игры в сексуальность, семью и любовь многократно менялись, нет одной модели, которую мы могли бы назвать естественной — даже если отодвинуть в сторону ЛГБТ и говорить о гетеросексуалах.

Что означает быть гетеросексуалом? Значит ли это, что у вас есть один единственный партнер противоположного пола на всю жизнь? Не обязательно. В мировой истории существовало так много разных моделей гетеросексуальной любви и отношений — это и султан с гаремом, и католический брак на всю жизнь, и серийная моногамия. Или, например, вопрос равенства. Во многих обществах прошлого женщина считалась собственностью мужчины: сначала ее считали собственностью отца или брата, затем, после замужества, она переходила в собственность супруга. Все эти нюансы определяет вовсе не генетика, а культура. То же самое и с ЛГБТ. Да, генетика играет роль, однако, если вы гомосексуальный мужчина, то ваша романтическая и сексуальная жизнь определяется не генами, в основном это влияние культуры.

О трансформации морали в современном обществе

Во многих культурах разделение на плохое и хорошее основывалось на каких-то высших законах, которые диктуют вам правила. Следовать этим правилам — это хорошо, нарушать их — плохо. Зависимость от веры в сверхъестественную силу, которая решает все за нас — это, на мой взгляд, поверхностное понимание морали. Я думаю, что многие современные общества куда лучше понимают мораль. Мораль — это не правила, которые спустились к вам с небес, мораль — это страдание. Причинение необоснованных страданий разумному существу — это плохо. Спасение людей и других животных от страданий — это хорошо. Вы не убиваете кого-то не потому, что Господь так сказал, а потому, что убийства наносят вред, от этого страдает не только убитый, но и его семья, друзья, соседи. Вы не крадете не потому, что 2 тыс. лет назад кто-то там сказал «не укради», вы не крадете, потому что это нанесет другому страдания.

То же самое с сексуальной моралью, и сегодня мы лучше чем когда-либо понимаем, почему изнасилование — это плохо. По Библии, мужчина, который насилует женщину, совершает преступление по отношению к собственнику женщины, то есть к ее отцу, брату или мужу. Решить эту проблему «порчи имущества» можно, просто заплатив денег собственнику. Тогда женщина становится вашей, и изнасилования словно и не было. Сегодня мы куда лучше понимаем, почему изнасилование — это не покушение на имущество. Это доставляет женщине страдания. И ту же логику можно применить по отношению к ЛГБТ. Если двое мужчин любят друг друга, занимаются сексом или состоят в отношениях — тут речь не идет о страданиях, это никому не причиняет вреда. А то, что никому не причиняет вреда, грехом не является. Это не плохо, это не зло, это нельзя запрещать.

Есть сложные моральные дилеммы, но о них нужно дискутировать, причем дискутировать, основываясь на чувствах, на степени страдания и счастья, а не на каких-то небесных указаниях.

Допустим, мы снизим выбросы парниковых газов с помощью запрета углеводородного топлива. Это может повысить цену на электроэнергию, бедные не смогут отапливать свои дома и будут страдать. С другой стороны, если мы не сделаем ничего, через 20-30 лет может произойти глобальная экологическая катастрофа, и тогда люди пострадают и от этого тоже.

Это сложный вопрос, и его нужно обсуждать. Но эту дискуссию нужно вести, исходя из возможных человеческих страданий.

Об осознании себя и каминг-ауте

Самым сложным было принять самого себя. Это заняло несколько лет и рассказало мне многое о загадках человеческого разума. В то время во мне словно сожительствовали два разума: часть меня прекрасно понимала, что происходит, эту часть меня привлекали исключительно мужчины — а вторая часть меня ничего об этом не понимала. Когда мне было 15-16 лет, эти две личности каким-то образом сосуществовали. Почему-то я никак не мог осознать самую важную вещь про себя самого, и не очень понимаю, почему. Я просто знаю, что я мог в один момент фантазировать о каком-то парне, но мне даже в голову не приходил вопрос, гетеросексуален ли я. Ответ был очевиден: да.

Юваль Ной Харари
Юваль Ной Харари (Фото: Zuma / ТАСС)

Это было для меня главным испытанием несколько лет. Я вырос в 80-х и начале 90-х, это было достаточно гомофобное общество, услышать что-то про ЛГБТ-людей было невозможно, по телевизору их никогда не показывали. Конечно, была пара проблесков. Еще в детстве я любил читать про историю; помню, что читал тексты про Александра Македонского и его любовника, и это вызывало во мне неподдельный интерес. Или читал, что Афинская демократия была учреждена двумя мужчинами-геями, которые убили последнего тирана, и знал, что по какой-то причине эти истории отзывались во мне, но не мог сообразить, почему. И так было на протяжении нескольких лет — во мне словно шла невидимая внутренняя борьба. Наконец, когда мне было 21, в моей голове словно сломалась какая-то преграда, и внезапно все встало на свои места. Это казалось таким очевидным. Как только я это понял, как только я признался в этом себе самому, то почти сразу сделал каминг-аут перед самыми близкими людьми: друзьями, родителями, сестрами.

В израильской академии, где я учился в 90-е, я сделал каминг-аут в 1997 году, когда учился в магистратуре. Чуть позже я поехал получать PhD в Оксфорд и открыто говорил о своей ориентации, и никаких проблем не было. Я не боялся, что из-за ориентации мне не предложат работу или что-то в этом роде. Я сделал каминг-аут уже после того, как это перестало быть опасным, я воспользоваться результатами храбрости и жертв предыдущего поколения. Люди, которые открылись в 80-х — вот они очень сильно рисковали, а я открылся тогда, когда можно было пожинать плоды их мужества.

О науке и ориентации

Я думаю, что моя ориентация только укрепила мою связь с наукой. Мой жизненный опыт был таким: люди приходят и рассказывают тебе об устройстве мира. Есть Великий Господь, и он ненавидит геев. Сначала ты им веришь, но потом наука приходит тебе на помощь и говорит: «Не верь историям, которые люди тебе рассказывают, делай свои собственные выводы о мире. Если твои прямые наблюдения не совпадают с тем, что говорят люди вокруг, лучше полагайся на свои наблюдения. Лучше доверься своему опыту, это куда важнее, чем истории других людей».

Точно так же, если люди говорят тебе, что это против законов природы: «Дело не в Боге, но когда двое мужчин любят друг друга — это противоестественно». Тогда обратись к ученым, которые действительно понимают в законах природы, и они скажут тебе: «Не слушай их, если что-то существует, оно не может быть против природы, если что-то есть в этом мире, значит, оно уже существует по его законам».

Законы природы — это не то же самое, что законы страны, не то, что кто-то может нарушать и быть наказанным за это. Например, если у вас в стране запрещено водить на скорости более 100 км/ч, а вы едете 120 км/ч, то полицейский остановит и выпишет штраф. Это законы страны. Вы можете их нарушить и поплатиться за это. Но в природе такого нет. Природа говорит вам, что вы не можете двигаться быстрее скорости света. Это значит, что вы не можете разогнаться в два раза сильнее и вдруг получить штраф от межгалактического полицейского. Если кому-то удастся разогнаться до скорости выше скорости света, это просто будет значить, что раньше мы неправильно понимали законы природы. Все, что существует, априори естественно, — так и любовь двух мужчин тоже естественна. Вы все еще можете дискутировать, нравственно это или нет, но весь аргумент о законах природы — наука говорит нам — забудьте про эту глупость. Если это существует, значит, оно уже не против законов природы.

О будущем искусственного интеллекта и ответственности людей

У нас нет глубокого понимания работы мозга, но мы понимаем его куда лучше, чем еще 100 лет назад. В ближайшие десятилетия мы продвинемся еще дальше — не только благодаря накоплению биологических данных, но и благодаря созданию все более мощных компьютеров и искусственного интеллекта. Действительно важный водораздел XXI века случится не тогда, когда появится система, идеально понимающая наш мозг. Это произойдет, когда появится система, которая будет понимать нас лучше нас самих, и когда мы дойдем до этой точки, то мы откроем невиданный ранее уровень управления нашим мозгом.

Представьте, что вы смотрите обычное порно и компьютер следит за вашими глазами. Может быть, вы смотрите гетеросексуальное порно с друзьями — этим обычно занимаются четырнадцатилетние мальчики — но пока друзья сосредотачивают свое внимание на девушке, ваши глаза обращены на парня. Может быть, вы сами себе в этом не признаетесь, может быть, никто из ваших друзей об этом не знает, но компьютер уже будет знать, просто анализируя движение ваших глаз при просмотре. И эти технологии уже существуют.

Теперь подумайте о гомофобных странах типа России или еще хуже — вроде Ирана, где гомосексуальность карается смертной казнью. Представьте, что полиция пользуется такими технологиями, чтобы выявить ЛГБТ-подростков еще до того, как они сами себя осознали.

Я бы сказал, что стоящая перед нами угроза — системы, которые понимают нас лучше, чем мы сами, системы, которые знают о нас больше, чем мы сами.

Мы должны понимать, что технологии — это не что-то неизбежное, и при их использовании не всегда будет одинаковый результат. В XX веке люди использовали одни и те же индустриальные технологии для создания поездов, электросети и радио — как в тоталитарном Советском Союзе, так и в либеральных демократиях вроде США, Франции и Швеции. Дело не в том, что у шведов была потрясающая технология, которая позволила им построить либеральную демократию, а советские люди ничего о ней не знали и им пришлось пойти по пути тоталитарного диктаторского режима. Нет, это была одна и та же технология, дело в людях, которые принимали решения. Все зависит от нас, ведь технологии не указывают нам, как их использовать. Отличный пример — это технологии слежения: они могут использоваться государством для слежки за гражданами, но и наоборот — их могут использовать сами граждане для слежки за властями. Теперь вы можете наблюдать за министром, вы можете наблюдать за правительством, сделать его более прозрачным.

Самое главное — нам нужно избавиться от мысли, что неизбежен плохой исход событий. Есть много вариантов. Необходимо оказывать давление — это может быть политическое давление граждан на правительство, это также может проявляться в способе разработки технологии. Далеко не все работают в этой сфере, но у каждого есть своя небольшая зона влияния.

И, пожалуй, самая важная мысль, о которой нужно помнить: одному человеку сложно продавить серьезные изменения в обществе. Сотрудничество людей — это ключ к силе. 50 человек, которые сотрудничают в рамках организации, куда сильнее, чем 500 разрозненных индивидов, каждый из которых делает что-то свое. Мы видели это в том числе на примере ЛГБТ-движения. Пока геи, лесбиянки и трансгендеры сидели в шкафу, изолированные от общества и друг от друга, они почти ничего не могли сделать. Но как только небольшая группа людей нашла в себе силы и смелость начать кооперироваться, они резко стали набирать силу и катализировать изменения.

Вы, конечно, не можете изменить мир лишь разговорами, но многие вещи начинаются с одного семечка. Семечко — это идея, вы сажаете ее во множество голов. У большинства она не приживается, но в некоторых она прорастает, и потом из этого может получиться что-то хорошее.

Подписывайтесь на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru.

В череде дачно-шашлычных майских праздников есть один малоизвестный, но значимый. 17 мая отмечается Международный день борьбы с гомофобией.

Благодаря многочисленным интернетным публикациям общеизвестно, что существует множество людских фобий.

Например, агорафоба (это кто?) пугают открытые пространства, пентерафоба – теща.

А вот чего боится гомофоб и кто он такой – простыми словами, без стереотипов (это как?) и стыдливых полунамеков ответит не каждый. Зато разнокалиберных мифов и слухов вокруг этого вопроса в избытке.

Наш метод – разобраться в теме, даже если у нее репутация скользкой. Итак, гомофоб: кто это и что с ним не так?

Гомофобия — это …

Гомофобом величают человека, подверженного гомофобии. Значит, вначале придется разобраться с этим понятием. Если расшифровать его греческие корни, отчетливо читаются два слагаемых: ὁμός «одинаковый» + φόβος «страх, боязнь».

Это слово поначалу употребляли для обозначения страха быть рядом с представителями секс-меньшинств – вдруг при контакте с ними произойдет смена собственной сексуальной ориентации?

Именно в такой трактовке термин вошел в научный обиход в 1971 году.

Со временем было доказано, что нетрадиционная сексуальная ориентация – врожденная, а не приобретенная особенность. Она не передается воздушно-капельным путем. Понятие «гомофобия» стали рассматривать в другом, более широком контексте.

В современном понимании гомофобия – это сильная негативная реакция на любые проявления гомосексуальности (мыслей, поведения, чувств, т. д.), и на все, что с ней связано.

Есть мнение, что в отличие от иных фобий, относящихся к категории болезненных состояний и ставших предметом профессиональной деятельности психотерапевтов и психиатров, гомофобия – понятие «из другой оперы».

В клиническом смысле это не фобия, поэтому сам термин не совсем корректен.

Например, арахнофобия основана на неконтролируемом ужасе по отношению к паукам (даже при одной мысли о них). В гомофобии главное – тревога, ненависть, отвращение, испытываемые по отношению к гомосексуальности. Страх тоже присутствует, но он как пятый лебедь в шестом ряду, не прима-балерина.

Гомофобия – в большей степени социальное, нежели медицинское явление. По сути, оно сродни ксенофобии (это что?), поскольку основывается на иррациональной неприязни к людям «не таким, как я».

Впрочем, это явление может принимать острую форму, становясь манией. Так бывает, когда ярый гомофоб объявляет гомосексуалистам войну на уничтожение.

Гомобия – явление относительно молодое. Например, в Древней Греции об этом явлении речь вообще не шла, однополые отношения считались чем-то банальным. Впрочем, мужчина, падкий исключительно на себе подобных, считался странным – но не более того.

Изменения начались с распространением христианства: однополые отношения стали аморальными и преступными. А поскольку женская сексуальность в ту эпоху игнорировалась, гнев гомофобов сфокусировался на мужчинах.

С развитием психиатрии гомосексуальность стала считаться признаком психического заболевания, а это априори (что это значит?) негативные ассоциации, граничащие с отвращением. Просто праздник для гомофобов, однако длился он недолго.

Ученые выяснили, что люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией от природы имеют особенную генетическую комбинацию, не такую, как у гетеросексуалов. С 1992 года гомосексуальность вычеркнута из Международного классификатора заболеваний. Но гомофобов это не останавливает.

Кто такой гомофоб: портрет героя

С большой долей вероятности наш герой – мужчина: чаще всего «страдают» гомофобией представители сильного пола.

Ему свойственны такие черты:

  1. Мачизм – психологическая деформация, основанная на карикатурной брутальности, агрессивности, тщеславии (это что?).
  2. Приверженность традиционным, ограниченным взглядам на то, каким должен быть «настоящий мужик» и «нормальная» женщина.
  3. Религиозность (или величает себя истинно верующим) – отмечается не всегда, но часто.
  4. Большое желание быть принимаемым обществом, потребность в одобрении других.
  5. Вера в единственно правильный ответ, неспособность допустить возможность собственной неправоты.
  6. Более старший возраст и более низкий уровень образованности по сравнению с человеком, не отягощенным гомофобией.

Гомофоб – это тот же ксенофоб, только узкоспециализированный.

Люди, подверженные фобиям, стремятся избегать объекта, вызывающего негатив. Гомофобы, наоборот, порой целенаправленно ищут контакта с людьми нетрадиционной сексуальной ориентацией, пытаясь унизить, запугать, «направить на путь истинный».

Подобное поведение может проявляться и по отношению к «подозрительным» гетеросексуалам (мужчина, работающий дизайнером или парикмахером, женщина-дальнобойщик).

Откуда берутся гомофобы

В отличие от гомосексуалиста, которым нужно родиться, гомофобом человек становится благодаря сочетанию личностных психоэмоциональных особенностей и социального опыта.

Какие элементы должны лечь в основу пазла, именуемого гомофобией?

  1. Родительское «наследство». Речь не о генетике, а об установках, убеждениях, ценностях. Если дед и папа не упускали случая упомянуть о нелюбви к геям, велики шансы пойти по аналогичному пути.
  2. Догматизм мышления. Например, религиозный. Многие религии осуждают гомосексуальные отношения, ратуют за их запрет. Такая тенденция прослеживается в исламе, в православии.

    Замечено: чем сильнее религиозные институты влияют на общественную жизнь, тем более гомофобным является общество.

  3. » Стадное чувство» (подверженность конформизму): люди боятся высказать нестандартное суждение, выделиться, сделать «не так, как все».
  4. Гендерные стереотипы. Мужчина, внешне не похожий на «доминантного самца», ухаживающий за собой, чтобы быть «немного красивее обезьяны», вызывает подозрения – как и женщина в брюках с резкой манерой общения.
  5. Латентная (скрытая) гомосексуальность. Человек, чувствуя в себе «нездоровое» влечение, испытывает стыд, отвращение, а порой и страх.

    Гомофобия возникает как защитный механизм от напасти – это попытка осудить в других то, что невозможно принять в себе.

  6. Стереотипы и разнообразные «теории заговора». Вот примерная смысловая цепочка: враги пытаются искоренить нашу нацию, превращая нас в геев, как результат – демографический кризис, потеря военной мощи и т.д.

По мнению психологов, весомая причина процветания гомофобии в некоторых обществах также кроется в том, что несколько поколений мужского населения прошло через тюрьмы и лагеря, где у «настоящих» мужчин было право доминировать над «ненастоящими».

Чтобы не быть причисленными к касте (это что?) отверженных, требовалось активно демонстрировать свою мужественность. Эти установки перекочевали за тюремные стены и частично стали нормой общественного сознания (это называется «карцерная культура»).

Гомофобия может быть частью государственной идеологии, компонентом национальной идеи. Когда для управления общественным сознанием требуется создать образ врага (чужого, неправильного, вредного), геи становятся идеальным объектом.

Не обошлось и без биологии: есть мнение, что неприязнь ко всему, что связано с гомосексуальностью, является биологической реакцией, рефлекторным отвращением, выработанным в процессе эволюции для беспроблемного продолжения рода.

Чем опасна гомофобия, и как ее побороть

Очевидно, что гомофобия опасна прежде всего для гомосексуалов, поскольку может принимать разные формы, от бытовой неприязни до избиений и убийств.

Нередко на этой почве разрушаются семьи: случается, что родители отвергают своих детей-гомосексуалов, не в силах преодолеть гомофобию.

Но этим круг возможных последствий такой болезненной неприязни не ограничивается.

Главная опасность гомофобии: подливая масло в огонь ненависти ко всем иным, непохожим, она с легкостью становится составной частью ксенофобии, часто идет рядом с расизмом (это как?).

Избавление от этой напасти затрудняется тем, что редкий гомофоб считает свое болезненное отношение к теме гомосексуальности отклонением.

Главный способ избавления от гомофобии – гнать прочь устаревшие стереотипы. Настало время прояснить, что такое гомосексуальность – спокойно, не заливаясь стыдливой краской и отбросив дедовские страшилки.

Гомосексуалы не демоны, хотя порой сами провоцируют агрессию. Они демонстративно заявляют о себе, якобы желая привлечь в свои ряды пополнение (так видится натуралам), а на самом деле – отстаивают право жить наравне со всеми.

Парадоксально (это как?), но именно чрезмерная активность гомофобов часто провоцирует ответную активность гомосексуалов.

Секс-меньшинствам следует сосредоточиться на интеграции в общество, а не на борьбе за свою гей-гордость. Однако получается замкнутый круг: чем больше гомофобят «борцы за нравственность», тем чаще будут проходить гей-парады.

Стоит обращать внимание на позитивную заметность гомосексуалов. Среди людей с нетрадиционной ориентацией было и есть немало успешных личностей. Туве Янсон (автор сказок про мумми-троллей), всемирно известный композитор П.И.Чайковский, Ф.Меркури, Элтон Джон…

Лучшее лекарство от гомофобии – понимание, что большинство геев рождены такими, поэтому измываться над ними не круто. Что крутого в пинании глухонемого ребенка, не реагирующего на голосовые команды? Он таким родился и не виноват в этом. С геями – похожая тема.

У человека, привыкшего к примитивной черно-белой картине мира без полутонов и разнообразных смысловых оттенков, больше шансов стать гомофобом.

Поэтому имеет смысл научиться различать полутона, думать о причинах и следствиях того или иного явления. Ведь главное, что дает гомофобия – это ненависть, неврозы, тревожные расстройства. В гомофобном обществе объектом травли можно стать независимо от ориентации. А оно надо?

АМОРАЛЬ. Гомофоб и гомофил / В рубрике АМОРАЛЬ в рамках проекта ГОСПОДИН ХОРОШИЙ Михаил Ефремов рассказывает притчу о том, как британский комик Фрай повстречал петербургского депутата Милонова

Гомофоб (гомонегативист) — человек, отрицательно относящийся к признанию гомосексуализма нормой (или шире — к гомосексуализму как таковому). Совокупность подобных взглядов часто обозначается «гомофобия». Существуют противники терминов «гомофоб» и «гомофобия» как идеологических клише, могут предлагаться более нейтральные варианты, например — гомонегативист и гомонегативизм.

Описание

Противники гомосексуализма считают, что гомосексуализм не является вариантом нормы, как утверждают гомосексуалисты, а является ее нарушением.

Гомонегативисты утверждают, что, поскольку они выступают за естественную сексуальную ориентацию, их отношение к гомосексуалистам также является нормальным и естественным. Некоторая часть людей с подобными взглядами считает, что само понятие «гомофобия» является идеологическим клише, которое используется для дискредитации противников гомосексуализма и гей-активизма. Другая же часть с гордостью называет себя гомофобами и не видит в этом ничего плохого.

К проявлениям гомофобии ее противники относят агрессивные действия против гомосексуалистов, гей-активистов и их публичных акций: например, гомофобы могут избивать гомосексуалистов, разгонять происходящие гей-парады и другие акции в защиту гомосексуализма, препятствовать проведению гей-парадов.

Гомосексуалисты могут противодействовать деятельности гомофобов посредством организации гей-рейдов.

При критике гомосексуализма противники признания его нормой могут отсылать к традиционной морали и духовным ценностям (в частности, гомосексуализм осуждается согласно традиционным интерпретациям священных книг авраамических религий).

Согласно современным представлениям, гомофобия не является традиционным явлением, появилась в Западной Европе и распространилась по всему миру пару веков назад под влиянием европейских колонистов.

См. также

  • Гомосечество

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Что это за сообщение и почему оно повсюду на «Медузе»?

Фото: Eloy Alonso / Reuters / Scanpix / LETA

17 мая во всем мире отмечают международный день борьбы с гомофобией, трансфобией и бифобией. Движение за равные права ЛГБТ+ началось в конце 1960-х, но гомосексуальные, бисексуальные и трансгедерные люди до сих пор сталкиваются с предубеждениями, дискриминацией и преследованиями (в некоторых случаях преследования заканчиваются физической расправой). «Медуза» рассказывает, что нужно знать об одной из форм сексуальной ориентации — гомосексуальности — и что по этому поводу думают наука и религия.

Можно ли стать геем?

В современной науке (в частности, биологии и медицине) считается, что гомосексуальность, как и любая другая сексуальная ориентация, — это разновидность нормы, а не болезнь. Что именно на нее влияет, ученые пока не могут сказать с точностью, но есть версии, что это могут быть гены или гормональные особенности внутриутробного развития. Например, доказано, что участок ДНК на Х-хромосоме, Xq28, достоверно коррелирует с сексуальной ориентацией, а также что у гетеросексуальных и гомосексуальных мужчин есть разница в строении мозга. Более того, точно такая же разница обнаружилась у баранов. Да, бараны-гомосексуалы тоже существуют, как и шимпанзе, пингвины, дельфины, слоны и голуби. Поэтому не стоит считать гомосексуальность влиянием воспитания и окружения, противоречащим природе.

Правда, следует различать гомосексуальную ориентацию и приобретенное гомосексуальное поведение, которые не всегда совпадают. Скажем, существует «ситуативная гомосексуальность» — когда человек вступает в однополые контакты, если гетеросексуальные ему по какой-то причине недоступны (например, в тюрьме). Это не делает человека гомосексуалом: когда ситуация меняется, его поведение возвращается к прежнему.

В обратную сторону это тоже работает: гомосексуалы могут вести гетеросексуальный образ жизни из-за предубеждений в обществе. Речь не только о прямых запретах — хотя во многих странах статью «за мужеложство» отменили не так давно (в России — в 1993 году, в Великобритании — в 1967-м; в Иране и Саудовской Аравии гомосексуальность все еще вне закона и может караться даже смертной казнью). Помимо этого, на протяжении XX века гомосексуалов пытались «лечить» — с помощью медикаментов, электрошока или психотерапии (что не помогает, а только больше травмирует). Живя в гомофобной среде, многие гомосексуалы скрывали или подавляли свою ориентацию, вступали в брак с человеком другого пола и вели гетеронормативный образ жизни. Но это не делало их гетеросексуальными. Поэтому сейчас люди старшего поколения, долго скрывавшие свою ориентацию, совершают поздние каминг-ауты.

Что бы ни говорили приверженцы закона о «гей-пропаганде» или противники усыновления детей однополыми парами, стать геем невозможно. Собственно, дети, выросшие у родителей одного пола, гомосексуальны ничуть не чаще детей из разнополых пар. Исследования однополых семей за 30 лет подтверждают, что детям такое воспитание никак не вредит, а в чем-то даже идет на пользу: например, они меньше подвержены стереотипам о том, как должны себя вести мужчины и женщины.

Коротко. Гомосексуалом нельзя стать — им можно только родиться. Это не болезнь и не отклонение, а разновидность нормы — точно такая же, как гетеросексуальность или бисексуальность.

Откуда вообще берется гомофобия?

Истоки гомофобии — в идее о четко определенных и единственно верных ролях мужчин и женщин. В патриархальной культуре женщине положены такие черты, как слабость, покорность, пассивность, а мужчине — властность, агрессия, активность. Это гетеронормативная модель отношений, регламентирующая поведение, в том числе сексуальное: отрицание этих правил считается «ненормальным» и постыдным. Достаточно вспомнить реакцию чеченских властей на сообщения о том, что среди чеченцев тоже бывают геи. Это подтверждают и данные современных соцопросов: хуже всего к гомосексуальному соседу отнеслись бы в сугубо патриархальных странах (Иордании, Египте и Саудовской Аравии).

Важная (хотя и не единственная) основа патриархата и гомофобии — это религиозные традиции: церковь поддерживает консервативные ценности. Большинство крупных религий современного мира исторически относились к гомосексуальности неодобрительно, а в авраамических религиях (то есть прежде всего в иудаизме, христианстве и исламе) однополые отношения — под строгим запретом. В христианстве, как и в исламе, этот запрет обосновывается прежде всего ссылками на священные тексты. Для христиан это Новый завет (хотя Иисус в Евангелиях ничего не говорит о гомосексуальности, ее осуждает в своих посланиях апостол Павел), для мусульман — Коран. Обе традиции сыграли важную роль в становлении бытовой гомофобии в этих регионах. История, однако, показывает, что гомосексуальные связи были широко распространены и в христианском, и в исламском мире как в Средние века, так и в Новое время.

Однополые пары на пиршестве. Фрагмент фрески в

Однополые пары на пиршестве. Фрагмент фрески в «Гробнице ныряльщика» в Пестуме. Около 480 г. до н. э.

Почему гомосексуальность попала в опалу у разных религий, сказать не так просто. Скорее всего, это связано с самим развитием общества: как и патриархальная культура в целом, религии, осуждающие гомосексуальность, восходят к сельскохозяйственным революциям древности. У племен охотников и собирателей отношение к сексуальной жизни часто было далеко от современных консервативных представлений — и даже гендер мог быть не бинарен. Но с переходом к сельскому хозяйству мужчины стали более влиятельными, представления об их роли тоже менялись.

Вероятно, иудаизм осуждал гомосексуальные связи в результате запрета более ранних древнееврейских языческих культов; христианство же в значительной степени унаследовало негативное отношение к гомосексуальности из иудаизма. Причина могла быть и в критическом отношении к классической греко-римской цивилизации, где допускалось многое из того, что иудеям и ранним христианам казалось безнравственным.

Коротко. Во всем виноваты патриархальные традиции. Религии не единственная причина гомофобии, но мощнейший поддерживающий ее фактор.

Я верующий. Я должен осуждать гомосексуалов?

Отношение к гомосексуальности начало меняться во второй половине XX века, и среди верующих тоже (ведь большинство из них сейчас не живут по канонам Книги Левит или консервативно понимаемого шариата). Это особенно характерно для протестантских течений, которые довольно радикально переосмысляют священные тексты. Иногда говорится о том, что апостол Павел осуждал не столько гомосексуальность в современном понимании, сколько характерные языческие римские практики. Такие рассуждения могут вызывать большие научные дискуссии, но помогают менять взгляды на гомосексуальность и в религиозной среде.

Сейчас в мире живет немало верующих, нейтрально относящихся к ЛГБТ+. Более того, немало есть и верующих гомосексуалов — и это не только протестанты, но иудеи (популярный в США реформистский иудаизм признает однополые браки), мусульмане, католики. Есть и православные: летом 2016 года один из участников Европейского форума ЛГБТ-христианских групп направил открытое письмо православному собору с просьбой признать и принять гомосексуалов.

Некоторые священнослужители, в том числе православные, готовы смягчить отношение к гомосексуальности. Однако официальная доктрина как РПЦ, так и большинства других непротестантских христианских групп все еще считает гомосексуальность грехом. В лучшем случае, как в католической церкви, предполагается, что гомосексуалы — такие же христиане, как и все прочие, но должны отказаться от однополых сексуальных контактов.

Коротко. Несмотря на то что каноны авраамических религий осуждают гомосексуальность достаточно строго, сами верующие эти каноны постепенно переосмысляют.

Я не гомофоб, но не понимаю, зачем нужны гей-парады. Зачем нужно демонстрировать свою ориентацию?

Гей-парады возникли как часть движения за гражданские права конца 1960-х, и в частности против дискриминационных законов, — гомосексуальные отношения даже между взрослыми людьми и по обоюдному согласию во многих странах считались тогда уголовным преступлением. Первый гей-марш прошел 28 июня 1970 года в Нью-Йорке в годовщину Стоунволлского восстания — бунта против полицейских рейдов на гей-бары, который вылился в массовые беспорядки и стал поворотным моментом в истории ЛГБТ-движения. С тех пор прошло почти полвека, во многих странах гомосексуальность декриминализировали, но ЛГБТ-люди по-прежнему сталкиваются с дискриминацией и не чувствуют себя свободно. Поэтому и главная цель гей-прайдов остается прежней: сплотить и поддержать таких людей, сделать их видимыми для общества, заявить, что они должны иметь такие же права, как и гетеросексуальное большинство.

Задача ЛГБТ-сообщества — не «пропагандировать» гомосексуальность, а бороться за такое же право быть принятыми в обществе, как и гетеросексуалы. Проще говоря, за возможность быть собой, не скрываясь и не стыдясь. Это самые простые вещи, которые доступны гетеросексуалам: держаться на людях за руки, выкладывать совместные фотографии в фейсбук, вступать в брак и усыновлять детей, не скрывать свою личную жизнь и партнера от коллег или родителей как что-то постыдное.

Коротко. Гей-парады — это часть борьбы ЛГБТ за равноправие. Большинство гетеросексуалов демонстрируют свою ориентацию каждый день; гомосексуалов за это могут оскорбить, избить или убить.

Зачем нужны однополые браки?

Право вступать в брак закреплено в европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод: «Мужчины и женщины, достигшие брачного возраста, имеют право вступать в брак и создавать семью в соответствии с национальным законодательством». Но во многих странах, включая Россию, законодательство не допускает такой возможности для однополых пар. Дело не только в том, что зарегистрировать отношения и сыграть свадьбу может хотеть каждый, независимо от сексуальной ориентации. Гораздо важнее правовые аспекты: по сути, российские однополые пары невидимы для Семейного кодекса и лишены прав и возможностей, которые он дает гетеросексуальным людям. Часть прав гомосексуальные пары могут защитить с помощью специальных договоров, но не все.

Гей-пара после заключения брака в Рио-де-Жанейро, на первой массовой церемонии бракосочетания между однополыми парами. 8 декабря 2013 года

Гей-пара после заключения брака в Рио-де-Жанейро, на первой массовой церемонии бракосочетания между однополыми парами. 8 декабря 2013 года
Фото: Yasuyoshi Chiba / AFP / Scanpix / LETA

Проще говоря, однополые партнеры не считаются членами семьи — и, например, не будут иметь права на наследство (если нет завещания), права не свидетельствовать против супруга или получить информацию о здоровье партнера, если он окажется в больнице.

Отдельный вопрос — дети: по российскому законодательству родительские права и обязанности в однополой паре могут быть только у биологического или приемного родителя ребенка. Все это создает массу ситуаций, где у гомосексуальных людей гораздо меньше возможностей, чем у гетеросексуальных.

Коротко. Пока гомосексуальные партнеры не могут заключить брак, они не считаются родственниками — и поэтому не могут иметь многих прав, которые есть у семейных пар. Например, вдвоем считаться родителями ребенка.

Правда ли, что ВИЧ — болезнь геев?

Эпидемия ВИЧ в самом начале 1980-х действительно больше всего коснулась гомосексуалов. Вирус поначалу даже называли GRID — gay-related immunodeficiency (иммунодефицит, связанный с гомосексуальностью). В 1978 году ВИЧ-инфекция была уже у нескольких тысяч гомосексуальных жителей Нью-Йорка и Сан-Франциско; к 1982-му о ней стали активно писать в СМИ, началась паника. К концу 1990-х каждый третий американец испытывал предубеждения в адрес людей, болеющих СПИДом. Не последнюю роль сыграли страх и гомофобия: многие считали, что носители вируса заслужили свою болезнь. В свою очередь, носители вируса боялись обращаться к врачам или сообщать партнерам о своем статусе — и это происходит до сих пор.

Главной группой риска в мире и сейчас остаются ЛГБТ+: по статистике, мужчины, которые вступают в однополые связи, в 24 раза уязвимее для вируса, чем другие мужчины, а трансгендерные мужчины — в 49. Но это не значит, что всех остальных проблема не касается. Как отмечают специалисты, в группе риска сейчас находятся все, независимо от пола, гендерной идентичности или сексуальной ориентации. По некоторым данным, россияне почти в половине случаев заражаются через гетеросексуальные контакты. Эксперты говорят, что в России ситуация с ВИЧ близка к эпидемии, что особенно заметно в регионах. Глава Минздрава, впрочем, на днях сообщила о снижении числа новых случаев инфицирования — но ее слова опроверг руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский.

Во многом причина такой ситуации в нехватке информации и общественном осуждении ВИЧ-положительных людей (за помощью обращается только треть зараженных). К этому добавляется атака на секс-просвет — вроде социальной кампании, утверждающей, что защиту от СПИДа дают любовь и верность партнеру, а не предохранение и распространение информации о болезни (хотя доказано, что продвижение семейных ценностей не помогает в борьбе с ВИЧ).

Коротко. Гомосексуалы, бисексуалы и трансгендерные люди больше всего уязвимы для вируса, но это не значит, что людей с другой сексуальной ориентацией это не касается. Знать о болезни и предохраняться нужно всем.

В каком возрасте люди понимают, что они гомосексуальны? Как понять это про себя?

В современной психологии считается, что сексуальная ориентация начинает проявляться в период с 6 до 14 лет — как раз тогда, когда у детей и подростков просыпается сексуальный интерес к другим людям и они впервые влюбляются. В то же время специалисты отмечают, что формирование сексуальной идентичности у подростков — сложный и неоднозначный процесс и сексуальная ориентация не обязательно совпадает с сексуальным поведением. Например, подросток может экспериментировать с людьми своего пола, но при этом не считать себя (или не быть) гомосексуалом. А может осознавать свою гомосексуальность, не имея никакого сексуального опыта.

В отличие от сексуальной ориентации, на сексуальную самоидентификацию и сексуальное поведение может влиять окружение: грубо говоря, если гомосексуальный ребенок растет в гомофобной среде, он может стараться подавить свои желания, адаптироваться и вести себя как все. Поэтому бывает и так, что человек долго не признается в собственной сексуальной ориентации самому себе.

Коротко. Обычно сексуальная ориентация начинает проявляться в детстве и раннем подростковом возрасте, но многих это пугает — поэтому они стараются измениться или начинают скрывать свои чувства.

И последнее. Как правильно говорить о геях, чтобы никого не обидеть?

Во-первых, правильно говорить именно «гомосексуал» и «гомосексуальность», а не «гомосексуалист» и «гомосексуализм». Второй вариант был принят в СССР, когда этот вид сексуальной ориентации считался болезнью, а само слово обозначало «половое извращение», — так что у этих терминов сохранился сильный негативный подтекст. Гомосексуалом может быть и мужчина, и женщина. Главное, что такой человек испытывает сексуальное влечение только к представителям своего же пола.

Правда, в англоязычном мире к слову «гомосексуал» примерно такие же претензии, что в России к «гомосексуалисту», — оно долго было частью гомофобной риторики и клиническим диагнозом. Поэтому активисты рекомендуют все-таки использовать в адрес гомосексуальных мужчин термин «гей», а в адрес женщин — «лесбиянка» (в английском языке их также могут называть словом «гей»). В России такой вариант тоже предпочтителен. Собственно, это и есть части аббревиатуры ЛГБТ (лесбиянки, геи, бисексуальные и трансгендерные люди). Сейчас стали использовать еще и расширенную аббревиатуру ЛГБТКИА — все то же самое плюс квиры, интерсекс-люди и асексуальные люди. Еще один возможный вариант — ЛГБТ+.

Есть и устаревшие и оскорбительные термины— «педераст», «содомит», «голубой» и так далее. Ну и не стоит использовать эпитет «гейский»: ничего типичного для гомосексуалов на самом деле нет, а люди с гомосексуальной ориентацией зачастую не имеют ничего общего ни во вкусах, ни во внешности, ни в поведении (как бы стереотипы ни убеждали нас в обратном).

Коротко. Правильнее всего называть гомосексуальных мужчин геями, а женщин — лесбиянками. И не нужно шутить про «гейское»!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *